Результаты опроса: большинство религиозных в Израиле не поддерживает премьер-министра Нафтали Беннета

Вступивший в должность премьер-министра Израиля в июле лидер умеренной в религиозном отношении партии «Ямина» Нафтали Беннет стал первым религиозным главой правительства в новейшей истории еврейского государства. При этом более радикальная партия «Религиозный сионизм», возглавляемая депутатом Кнессета Бецалелем Смотричем, осталась в оппозиции вместе с ультраортодоксальным религиозными партиями – возглавляемой депутатом Кнессета Арье Дери сефардской ШАС и возглавляемого депутатом Кнессета Яаковом Лицманом ашкеназского блока «Еврейство Торы». На этом фоне исследователи  из Академического колледжа города Цфат провели опрос общественного мнения, темой которого стали политические предпочтения сторонников религиозного сионизма.

Опрос был проведен в сентябре. Им была охвачены представительная выборка из 2703 человек. 40% из них заявили, что проголосовали на последних по времени выборах в Кнессет, состоявшихся в марте текущего года, за партию «Ямина»; 40% — за партию «Религиозный сионизм», 7% — за возглавляемый Биньямином Нетаньяху Ликуд, а оставшиеся 13% — за прочие партии, как светские, так и ультроортодоксальные религиозные.

Участников опроса попросили самих определить степень своей религиозности. 73% из них назвали себя просто религиозными. 10% сказали, что они «датиим лайт» (так на израильском сленге называют слабо религиозных). 9% отнесли себя ультраортодоксальным религиозным сионистам, 4% — к бывшим религиозным (социологические обследования показывают, что эта категория населения, именуемая на израильском сленге аббревиатурой ДАТЛАШ, как правило, продолжает поддерживать в политическом отношении религиозных сионистов), а еще 4% к «соблюдающим традиции».

На вопрос, кто, по их мнению, должен быть политическим лидером религиозных евреев, 40% участников опроса назвали имя депутата Кнессета Бецалеля Смотрича. Лишь 25% назвали в ответ на этот вопрос имя премьер-министра Нафтали Беннета. 6% предпочли лидера входящей в парламентский блок с «Религиозным сионизмом» радикально-правой партии «Оцма йегудит» депутата Кнессета Итамара Бен-Гвира. Столько же поддерживают кандидатуру министра внутренних дел Аелет Шакед («Ямина»). Здесь нельзя не упомянуть о том, что, несмотря на то, что Аелет Шакед разделяет идеологию религиозного сионизма, сама она не ведет религиозного образа жизни. 4% опрошенных назвали имя Мирьям Перец, пользовавшейся практически всенародной поддержкой религиозной женщины, которая была недавно кандидатом в президенты Израиля. Есть все основания полагать, что если бы президентов в Израиле выбирали рядовые граждане, а не депутаты Кнессета, то простая учительница Мирьям Перец стала бы первой женщиной-президентом в истории еврейского государства, а ныне занимающий этот пост профессиональный политик Ицхак Герцог (сын Хаима Герцога, занимавшего этот пост 1983-1993 гг.) проиграл бы. Мирьям Перец стала известна всему Израилю как мать двух офицеров ЦАХАЛа – лейтенанта Уриэля Переца и капитана Элираза Переца, павших в бою смертью храбрых в 1998 и в 2010 году соответственно. Наконец 2% опрошенных назвали имя бывшего депутата Кнессета (от Ликуда) Моше Фейглина, лидера не имеющей представительства в Кнессете партии «Зеут».

На вопрос «Каким образом новое правительство, возглавляемое Нафтали Беннетом, влияет на религиозный сектор населения?» 49% опрошенных ответили, что оно ослабляет религиозный сектор; 23% — напротив, что оно усиливает религиозный сектор, а 28% — что оно ничего не меняет в положении религиозного сектора населения. Правда, среди тех, кто проголосовал на последних по времени выборах за возглавляемую Нафтали Беннетом партию «Ямина», лишь 28% считают, что возглавляемое им правительство ослабляет позиции религиозного сектора населения, а 37% придерживаются противоположного мнения. Зато среди тех, кто проголосовал за возглавляемую Бецалелем Смотричем партию «Религиозный сионизм», 75% заявили, что нынешнее правительство ослабляет религиозный сектор населения, и лишь 5% считают, что оно усиливает его.

На это фоне вполне закономерным выглядит тот факт, что почти треть из проголосовавших на последних по времени выборах за партию «Ямина» заявили, что сейчас они не стали бы за нее голосовать. Можно с большой степенью уверенности утверждать, что такое разочарование в партии «Ямина» вызвано двумя основными факторами:

  1. Тем фактом, что Нафтали Беннет пошел на создание правительства с левыми партиями – возглавляемой министром транспорта Мейрав Михаэли партией Авода и возглавляемой министром здравоохранения Ницаном Горовицем радикальной левой МЕРЕЦ. Более того, он согласился на включение в возглавляемую им правящую коалицию исламистской партии РААМ, возглавляемой вице-спикером Кнессета депутатом Мансуром Аббасом. Необходимо напомнить, что это первый в истории Государства Израиль прецедент включения антисионистской арабской партии в правящую коалицию. Попытку создать коалицию с участием РААМ предпринял Биньямин Нетаньяху, однако эта попытка провалилась из-за категорического отказа Бецалеля Смотрича войти в коалицию с арабской партией. Из состава самой фракции «Ямина» вышел депутат Кнессета Амихай Шикли, отказавшийся поддержать коалицию с арабами и левыми радикалами.
  2. Представляется, что некоторую часть избирателей партии «Ямина» оттолкнул ее союз с возглавляемой министром финансов Авигдором Либерманом партией «Наш дом –Израиль» (НДИ), базовым электоратом которой являются русскоязычные израильтяне. НДИ категорически отказывается от коалиции с ультраортодоксальными религиозными партиями и, соответственно, изображается их пропагандой и пропагандой поддерживающего их Ликуда, как враждебная по отношению к иудаизму партия.

Подводя итог, можно сделать следующий закономерный вывод: Нафтали Беннет стал премьер-министром ценой потери значительной части своего базового электората. Можно предположить, что если бы новые выборы в Кнессет состоялись сейчас, то возглавляемой им партии реально угрожала бы возможность не преодолеть электорального барьера, составляющего сейчас в Израиле 3,25 % от всех поданных на выборах голосов. Для того, чтобы продолжить свою карьеру (премьер-министру только 49 лет) ему необходимо либо совершить нечто такое, что вернет к нему традиционных избирателей, либо искать новый электорат.

52.45MB | MySQL:104 | 0,324sec