Алжир проваливает программу развитияя «альтернативной» энергетики

Руководство АНДР проваливает первый этап перехода на возобновляемые источники энергии, который, как рассчитывало руководство АНДР, сэкономит ему серьезные объемы нефти и газа с целью их экспорта за рубеж.

Напомним, что еще в 2011 году Алжир запустил сотрудничество с германским консорциумом Desert Energy («Пустынная энергия»), специализирующимся на разработке возобновляемых источников энергии, в первую очередь солнечной, а также ветряной, в странах Ближнего Востока и Северной Африки.

Почти одновременно руководство алжирской энергокомпанией Sonelgaz подписало в Брюсселе 9 декабря 2011 года соглашение о сотрудничестве с германскими коллегами из Desertec Industry Initiative.

Оно предполагало «усиление обмена техническими знаниями, изучение способов и средств доступа к внешним рынкам, содействие развитию возобновляемых источников энергии в Алжире и на международном уровне, гармоничное и комплексное развитие альтернативной энергетики, осуществление совместных исследований в области производства, установки, эксплуатации и сохранения энергии, полученной из возобновляемых источников «на основе энергоэффективности».

Далее в 2012 году руководство АНДР приняло программу развития альтернативных источников энергии и энергоэффективности (PENREE), на основе которой был разработан проект Desertec («Пустынный»). Согласно ему Алжир должен производить за счет возобновляемых источников энергии к 2021 году 4650 МВт энергии, 5600 мегаватт (МВт) к 2027 году, а к 2030 году – 22 тысячи МВт или 27% от всей вырабатываемой в стране энергии.

А в феврале 2015 года план развития альтернативной энергетики АНДР конкретизировала правительственная программа. Согласно ей к 2030 году более половины объема, а именно 13 575 МВт – предполагалось получить на основе использования «фотоэлектрической» энергии, 4000 МВт – ветровую, 2000 МВт – солнечную; 1540 МВт термальной и геотермальной энергии; 1000 МВт энергии биомассы (утилизация отходов).

Однако на практике заявленных показателей не удается достичь даже близко.

Так, на 2019 г. по данным властей АНДР им удалось достичь мощности от использования альтернативных источников лишь 350 МВт. Однако по данным международных экспертов, реально речь идет лишь о 300 МВт, причем в 2019 – 2021 гг. из-за политических и ковидных потрясений данные проекты в Алжире практически не развивались.

В результате по данным профильных отраслевых экспертов, в АНДР реально действуют 24 фотоэлектрические электростанции общей мощностью 344 МВт. Среди них выделяется смешанная электростанция в районе Хасси Р Мель, запущенная еще в 2011 году компанией New Energy Algeria (NEA)в Тилгемте в вилайе Лагуат на юге страны мощностью 150 мегаватт, из которых, однако, лишь 30 МВт приходится на термодинамическую солнечную энергию, остальные 120 МВт – на газовую.

Таким образом, эти планы уже фактически провалились – так, суммарная доля альтернативных энергетических проектов составляет менее одного процента от общего объема вырабатываемой в стране энергии (реально чуть более 0.81 процента – 0.8 процента – солнечной и 0.01 – ветряной).

Таким образом, в результате соответствующий план реализован лишь на 13.08 процента от запланированного.

Разумеется, на достижение столь невысоких результатов повлияли колебания стоимости основных энергоресурсов – нефти и природного газа, но, на наш взгляд, они не являются определяющими, поскольку в других странах соответствующие проекты развиваются гораздо активнее, причем они имеют на порядок более худшие условия для этого, чем в Алжире.

Также по мнению отраслевых экспертов, «одна из причин неспособности реализовать подобные планы – высокая стоимость гелиотермодинамического оборудования» на фоне сохранения в 2014 – 20 гг. низких цен на углеводороды.

Заметим, что для развития данного сектора алжирские власти разработали целый пакет льгот. Так, участвовать в реализации данной программы разрешается как государственным, так и частным компаниям, национальным и зарубежным. Более того – фотоэлектрическому и ветряному секторам альтернативной энергетики Алжирское государство гарантирует покупку вырабатываемой ими энергии в течение 20 лет. Другим секторам обещано инвестирование в размере от 50 до 90 процентов их затрат на реализацию проекта в зависимости от используемых технологий и отрасли.

В свою очередь, их внедрению напрямую содействует Национальный фонд возобновляемых источников энергии и когенерации (FNERC), выделяющий на это один процент от доходов страны.

Свою серьезную лепту в инвестирование средства в область возобновляемых источников энергии гарантирует государственная группа Sonelgaz, занимающаяся выработкой энергии и ее доставкой потребителям.

Ее аналитики разработали соответствующую программу развития, предполагающую создание 67 подобных проектов, включая 27 фотоэлектрических электростанций, 27 – гибридных или смешанных (с частичным использованием природного газа), 6 – солнечных и 7 ветряных.

Самыми мощными из них должны были стать солнечные электростанции мощностью 400 МВт каждая. Для оптимальной эффективности их планировалось разместить в южных областях Адрар, Эль Уед и Бешар, где наблюдается максимальное количество ясных дней в году.

При этом долгосрочная стратегия развития альтернативной энергетики страны делается именно на солнечную энергию. Ее использование, по данным алжирских властей, со временем будет дешеветь ввиду технологических особенностей ее оборудования, в том числе по причине его заявленной ускоренной окупаемости.

Но, несмотря на это заявленное преимущество и подходящие для развития данного сектора природные условия, внедрение солнечной энергетики в АНДР также происходит крайне медленно.

Среди особенно популярных в Алжире проектов – «фотоэлектрические станции», использующие в работе модернизированные солнечные панели. Причем значительная часть подобного оборудования производится на его территории. Так, уже в марте 2012 года правительство АНДР еще запустило первый частный завод по производству лицензионных фотоэлектрических солнечных панелей, причем алжирская доля в нем составила 90%.

Еще один значимый, но почти нереализованный на практике сектор возобновляемых источников энергии в Алжире – энергия ветра. Для ее использования у него по данным отраслевых экспертов также имеются все необходимые условия, особенно в ее южных районах, где ветры, необходимые для ее выработки, дуют практически постоянно и стабильно.

Заметим, что реализация первого проекта по строительству ветряной фермы на юго-западе страны, в Адраре, была поручена алжиро-французскому консорциуму Cegelec, выигравшему международный конкурс, проведенный Compagnie d’Engineering de L’Electricite et du Gaz (CEEG), дочерней компанией Sonelgaz Group. Ветряные турбины для него должен был поставить французский же производитель Vergnet.

Эту первую ветряную электростанцию страны предполагалось запустить с мощностью 10 МВт в 2012 году. Однако ее введение в строй затормозилось на долгие годы. На сегодняшний день общая мощность вырабатываемой в стране энергии за счет энергии ветра составляет лишь восемь МВт, тогда как в некоторых странах Европы по данным отраслевых экспертов, она в многократно выше.

Причина подобного положения дел, главным образом, обусловлена тем, что в условиях сохранения в 2014 – 2020 гг. низких цен на углеводороды использование дорогостоящих альтернативных источников энергии представляло для них незначительный интерес.

Так, например, при снижении стоимости нефти ниже 50 долларов за баррель привлекательность альтернативной энергетики практически исчезает без соответствующего политического воздействия.

В свою очередь, вкладываться в то, что будет окупаться долго, да еще с учетом действия в Алжире ущербного по отношению к инвесторам национального законодательства, оказалось малоинтересным. Отсутствию привлекательности способствует и почти тотальное всевластие крайне неэффективной, часто препятствующей работе иностранных компаний алжирской бюрократии.

Еще одна проблема, по данным отраслевых экспертов, которую до сих пор в Алжире полноценно не смогли полноценно решить – накопление полученной в результате использования возобновляемых источников энергии и передача ее без серьезных потерь на большие расстояния. В результате пока наиболее эффективной она остается в случае применения на месте, без переброски даже на средние расстояния.

Однако сейчас с повышением стоимости углеводородов пропорционально увеличивается и привлекательность их использования. В условиях, когда бюджет профильного ведомства, отвечающего за развитие сектора альтернативной энергетики, на 2022 год оказался сокращен, единственная надежда алжирских властей на получение серьезного импульса в данной отрасли может быть лишь на инвесторов. Однако при отсутствии реформ инвестиционного законодательства страны вложения в данный сектор по-прежнему оцениваются на международном уровне невысоко.

В любом случае, выполнение амбициозного алжирского плана, нацеленного на достижение доли энергии, вырабатываемой за счет использования возобновляемых источников энергии в 27% к 2030 году представляется как минимум чересчур оптимистичным.

По крайней мере, наверстать упущенное по плану 2012 – 2020 гг. Алжиру будет крайне сложно.

Соответственно, амбициозные планы руководства АНДР сэкономить за счет этого для расширения экспорта углеводородов с высокой долей вероятности также будут заметно скорректированы.

52.5MB | MySQL:103 | 0,468sec