Об африканской политике Турции при президенте Р.Т.Эрдогане

Четырехдневная поездка президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Африку на этой  неделе с остановками в Нигерии, Анголе и Того была очень  незначительно освещена в турецких СМИ. В основном тональность  турецких государственных СМИ подчеркивала гуманитарные усилия страны и свободный от колониализма подход к континенту, что в принципе повторило собственные комментарии Эрдогана в столице Анголы Луанде 26 октября. «Как Турция, мы отвергаем ориентированные на Запад ориенталистские подходы к африканскому континенту. Мы принимаем народы африканского континента без какой-либо дискриминации»,- сказал он президенту Анголы Жоао Лоренсу. Активность Турции в Африке не нова. За последние два десятилетия Турция неуклонно расширяла свои дипломатические миссии, увеличивала объем торговли и активизировала гуманитарные усилия в африканских странах. Теперь, когда поток продаж беспилотных летательных аппаратов распространился по всей Африке, а турецкие БПЛА недавно появились в двух африканских странах, некоторые аналитики говорят, что Турция, возможно, выходит за рамки своего подхода к мягкой силе, чтобы стать игроком, меняющим правила игры в африканской политике. «Ее роль в Сомали, Западной Африке и, совсем недавно, ее военное участие в Ливии ясно показывают, что Турция хочет расширить свое влияние на континенте»,- полагает Ибрагим Башир Абдулай, исследователь отношений Турции и Африки в Университете Байройта в Германии. В последние годы турецкие БПЛА завоевали популярность на международном рынке, привлекая даже европейские страны, такие как Украина, Польша и, как сообщается, даже Великобритания. Они также получили распространения в Африке. В конце сентября первая партия турецких вооруженных БПЛА, несмотря на напряженность в двусторонних отношениях после того, как президент Туниса Кайс Саид захватил контроль над страной в июле и отстранил от власти местных «Братьев-мусульман». По сообщениям, Тунис подписал контракт с турецкой аэрокосмической промышленностью на покупку 3 БПЛА Anka-S стоимостью 80 млн долларов. Сделка также включает в себя 3 наземных пункта управления и подготовку 52 пилотов ВВС Туниса и обслуживающего персонала в Турции. Следующим было Марокко, расширяющее свои военные арсеналы с помощью турецких БПЛА.  Эта закупка произошла на фоне обострения напряженности между Алжиром и Марокко – и, несмотря на, казалось бы, хорошие отношения Турции с Алжиром. В апреле стало известно, что Марокко подписало контракт с Турцией на приобретение 13 БПЛА Bayraktar TB2 (UCAV) за 626 млн марокканских дирхамов (69,6 млн долларов). Как сообщается, соглашение предусматривает, что Турция построит 4 наземные станции дистанционного управления и предоставит настраиваемую систему моделирования, а также цифровую систему отслеживания и хранения информации. Ранее в этом месяце появились данные о том, что руандийская армия присматривается к турецким беспилотникам для своих военных операций в Мозамбике. Несмотря на отсутствие официальных комментариев с обеих сторон по поводу продаж БПЛА, Турция уже присутствует в Руанде, построив крупнейший крытый стадион в ее столице Кигали. Еще одна страна, рассматривающая возможность покупки турецких беспилотников, — Эфиопия. В то время как детали переговоров на эту тему держались в секрете в результате разногласий между Аддис-Абебой и Каиром по поводу проекта плотины «Возрождения», на прошлой неделе стало известно, что Эфиопия и Турция наконец-то достигли соглашения о продаже. Благодаря этой сделке Турция добавит еще одну инвестицию в свой портфель в Эфиопии, который уже включает текстильные фабрики (туда собственно переместились основные турецкие мощности из Сирии), железную дорогу и несколько инфраструктурных компаний, что сделает Турцию вторым по величине иностранным инвестором в стране после Китая. Наконец, Нигерия выразила интерес к турецким беспилотникам, и Белло Мухаммад Матавалле, губернатор штата Замфара, заявил, что они помогут нигерийской армии в борьбе с организованной преступностью. В июле прошлого года министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу посетил Нигерию и подписал соглашения о военном сотрудничестве и другие соглашения. Это  подготовило почву для нынешнего визита Эрдогана. Анкара хотела подписать с Нигером соглашение о создании турецкой военной базе в этой стране, но не получилось.  И в данном случае постарались французы, которые жестко надавили на нигерцев. В Париже справедливо полагают, что военное сотрудничество и возможная военная база в Нигере укрепляют присутствие Турции в Ливии и выступают в качестве буфера против потенциальной египетской угрозы Турции в Ливии. Интерес Турции к Нигеру имеет и еще одно измерение. В стране есть религиозные сети, которые склоняются в сторону Турции. Эта социальная поддержка, наряду с политическим сотрудничеством, делает Нигер потенциально надежным союзником в условиях, когда многие страны, такие как Египет, активно работают против Турции.

На этом фоне как раз накануне африканского турне парламент Турции, как и ожидалось, одобрил президентское предложение о продлении развертывания турецких войск в Мали и Центральноафриканской Республике в рамках миротворческих миссий Организации Объединенных Наций.  Количество военнослужащих, которые будут дислоцированы в этих миссиях; сроки их размещения и время ротаций теперь будет определять лично турецкий президент.  В предложении, направленном в парламент, Эрдоган подчеркнул, что в дополнение к поддержке ООН военное присутствие Турции в Африке является требованием ее внешней политики. «Военный вклад нашей страны в урегулирование гуманитарных и политических кризисов, которые представляют угрозу региональной стабильности и миру в Африке, был бы естественным продолжением нашей активной внешней политики в регионе и на африканском континенте в целом», — заявил Эрдоган. На сегодня  Турция по-прежнему имеет войска в Сомали, Ливии, Мали и Центральноафриканской Республике.  Турция настойчиво ищет новые рынки сбыта в Африке для своей оборонной промышленности, в которую она в последние годы вложила значительные средства. До сих пор Турция подписала двусторонние соглашения с Танзанией, Суданом, Угандой, Бенином и Кот-д’Ивуаром о сотрудничестве в области промышленного производства, закупок и технического обслуживания военной и оборонной техники, а также материально-технической поддержки, обмена информацией и исследований в этой области, открывая новые рынки для оборонных компаний, которые возглавляют люди из «ближнего круга» Эрдогана. Оппозиционные законодатели в турецком парламенте заявили, что последнее по времени предложение, позволяющее только президенту определять количество войск, которые будут направлены в эти страны, и это противоречит конституции. Айтунч Чырай, депутат от националистической Хорошей партии, назвал это предложение отражением нынешнего «союза держав» в Турции, раскритиковав его формулировку. Другой депутат, Хишьяр Озсой из прокурдской Партии демократии народов, обвинил правительство Эрдогана в неискренности, заявив, что министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу встретился с лидером путчистов полковником Ассими Гойтой в столице Мали Бамако в прошлом году. Многомерная комплексная миссия Организации Объединенных Наций по стабилизации в Мали (МИНУСМА) была учреждена резолюцией 2100 Совета Безопасности ООН 25 апреля 2013 года для поддержки политических процессов в этой стране и выполнения ряда задач, связанных с безопасностью. МИНУСКА, миротворческая миссия Организации Объединенных Наций в Центральноафриканской Республике, была санкционирована Советом Безопасности 10 апреля 2014 года для защиты гражданских лиц. На сегодня неизвестно, сколько военнослужащих из Турции служит в этих двух миссиях ООН.

Напомним, что начало активности Турции по расширению своего присутствия в Африке относятся к 2005 году, который правительство Турции объявило «Годом Африки». Вместе с этим начались дипломатические миссии, деловые сделки и полеты. За последние 19 лет Эрдоган посетил почти 30 африканских стран, посетив больше, чем любой другой неафриканский лидер. Турция увеличила свои дипломатические представительства на континенте с 12 в 2002 году до 43 в 2021 году, в то время как Turkish Airlines выполняет рейсы по 60 направлениям в 39 различных африканских странах, что делает Стамбул транзитным узлом между Африкой и миром. Более того, объем торговли между Турцией с африканским странами в прошлом году увеличился до 25 млрд долларов, в то время как на 2003 год, когда Эрдоган пришел к власти, эта сумма составляла около 4,3 млрд. Турция также использует некоторые из своих государственных учреждений для оказания гуманитарной и образовательной помощи. Например, турецкое правительственное агентство, которое отвечает за оказание помощи туркам, проживающим за рубежом, за последнее десятилетие предоставило почти 6000 африканским студентам полные стипендии в турецких университетах. Эксперты в этой связи говорят, что внимание Турции к Африке было сосредоточено в основном на достижении экономического успеха. «Турцию привлекают огромные прродные богатства и экономический потенциал Африки с рынком более миллиарда человек», — сказал Абдулай, добавив, что там существуют значительные возможности, в частности, для средних и крупных турецких компаний. Однако Эмре Калискан, сотрудник Центра внешней политики в Анкаре, сказал, что Турция в основном инвестировала в компании среднего размера, а не в крупные компании с более высокими объемами торговли. «Бум объема турецко-африканской торговли — это иллюзия», — сказал он. Но при этом он подчеркнул, что именно  продажи продукции оборонной промышленности станут настоящим бумом для инвестиций Турции в Африку, потому что такого рода торговля требует «обмена ноу-хау, передачи технологий и более глубокого сотрудничества». С учетом продолжающихся инвестиций в Африку и, в частности, продаж БПЛА, которые изменили баланс сил в пользу покупателей, наблюдатели задаются вопросом, конкурирует ли Турция сейчас за влияние с международными державами, такими как Франция, США, Россия и Китай. Этот вопрос вышел на первый план с тех пор, как турецкие беспилотники позволили международно признанному правительству Ливии остановить продвижение  сил командующего ЛНА Халифы Хафтара к столице Триполи в прошлом году. Аналогичным образом, как отметили несколько аналитиков, турецкие беспилотники помогли изменить ход недавней войны в НКР. Успех Турции в Ливии, по словам Абдулая, показал способность страны «противостоять своим соперникам и установить экономическое и политическое влияние на некоторые африканские страны». Калискан согласился с этим утверждением, назвав Ливию поворотным моментом, после которого Турция начала превращаться в военную державу, а не просто предлагать гуманитарную помощь в Африке. «У Турции теперь есть видение. Анкара хочет развивать свои отношения с соседними странами Ливии и создать военные базы, чтобы стать военной державой на севере континента», — сказал он. И как мы видим, не только на севере, но и в Западной Африке и регионе   Африканского Рога. Но он считает, что Турция не заинтересована в сохранении военной мощи за пределами ливийской сферы из-за недостатка финансовых ресурсов. «Например, Китай продает оружие африканским странам, но также предоставляет кредиты. Турция не может этого сделать из-за ухудшающейся экономики», — сказал он. Волкан Ипек, доцент Университета Едитепе в Стамбуле, заявил, что, по его мнению, Африка является «полем реабилитации» для турецкой внешней политики, которая зашла в тупик из-за событий в соседних странах, в первую очередь в Сирии. Турция, по словам Ипека, имеет преимущество перед европейскими державами на континенте, потому что у нее нет колониального наследия. «У Турции никогда не было такой политики «делай, что я хочу» или «делай, как я говорю» в отношении Африки», — сказал он. Но, несмотря на это преимущество, он не верит, что у Турции есть более масштабная стратегия в Африке, помимо двусторонних торговых соглашений. В любом случае, несмотря на все эти полярные точки зрения турецких аналитиков, Эрдоган стремится углубить отношения Турции с африканскими странами. Его последней остановкой в среду была богатая нефтью Нигерия, где он подписал семь соглашений со своим коллегой Мухаммаду Бухари об увеличении двусторонней торговли и инвестиций на сумму более 2 млрд долларов.

62.5MB | MySQL:101 | 0,469sec