О «плюсах» и «минусах» американского военного присутствия в Сирии

Обвальный вывод американских войск из Афганистана породил у большинства экспертов предположения о том, что вслед за этим США уйдут из Ирака и Сирии якобы в рамках «переформатирования» своих военных и политических усилий на Восточную и Юго-Восточную Азию с целью сдерживания там России и Китая. Вот из этих «анализов» прежде всего надо оставить именно тезис о приоритетности сдерживания Москвы и Пекина в опорных точках их присутствия или экспансии, в том числе и в Сирии. Прежде чем рассмотреть «плюсы» и «минусы» возможного (в чем мы очень сомневаемся) вывода американских войск из Сирии напомним официальную позицию Белого дома по этому вопросу.   США не планируют сворачивать военное присутствие на сирийской территории и намерены продолжать поддерживать и консультировать курдские Силы демократической Сирии (СДС). Об этом сообщила в конце июля с.г. издание «Политико» со ссылкой на представителя американской администрации высокого ранга.
По его словам, около 900 военнослужащих, включая «зеленые береты» (спецподразделение сухопутных сил), останутся в Сирии для поддержки и консультирования СДС, борющихся с террористической организацией «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ). «Я не ожидаю сейчас каких-либо изменений, связанных с миссией или присутствием в Сирии», — сказал чиновник.
По его утверждению, американская помощь СДС в борьбе с ИГ привела к успеху и будет продолжена.
Большая часть сирийских провинций Хасеке, Дейр-эз-Зор и Ракка, расположенных на востоке и северо-востоке страны, в настоящее время контролируется СДС, которым оказывают поддержку США. С 2015 года американское командование создало девять военных баз в этом районе. Четыре из них находятся рядом с нефтяными месторождениями в Дейр-эз-Зоре, а еще пять — в соседней провинции Хасеке, которая считается житницей Сирии. В конце 2019 года занимавший в то время пост президента США Дональд Трамп одобрил план, согласно которому в Сирии останутся несколько сотен американских военнослужащих, а одной из их главных задач будет обеспечение контроля над нефтяными месторождениями на северо-востоке и востоке страны. И эта тактика остается действенной и сейчас, в связи с чем необходимо четко понимать разницу между присутствием американских сил в Афганистане и вСирии. В Афганистане американцы по существу не решали никаких стратегических задач в силу отсутствия серьезных интересов в этом регионе. Разговоры о неуклонном стремлении США через  Афганистан развернуть экспансию в регионе Центральной Азии с целью создать давление на Россию с этого направления оставим на совести ряда российских экспертов. В этих оценках нет ни  фактуры, ни анализа. В Афганистан США вошли в силу безысходности прежде всего: любое другое реагирование на масштабные теракты 11 сентября 2001 года после отказа талибов выдать Усаму бен Ладена, который взял ответственность за них, не поняли бы в мире, ни, что самое главное, внутри США. После ликвидации бен Ладена по большому счету  американцев в Афганистане, кроме финансовых интересов серьезных военных и логистических кампаний США, больше ничего не удерживало. Двадцать лет они по большому счету за свой счет прикрывали центральноазиатский регион от серьезных неприятностей  с афганского направления, оттягивая весь спектр усилий талибов и иных исламистов на себя, и пытаясь заставить людей из 18 века жить по законам 21 века. Теперь они это делать перестали, стали экономить много сил и средств, и одновременно решили вопрос «сдерживания» России на этом направлении путем необходимости для Москвы наращивать свои силовые возможности на границе с Афганистаном. В Сирии ситуация в корне иная. Присутствие там менее затратное, но при это решает самую главную задачу сдерживания экспансии Ирана и России в этом регионе с одновременным лимитированием экономического потенциала режима в Дамаске в рамках дипломатического прессинга на него. Решается эта задача силами двух-трех батальонов от силы плюс курдскими в основном силами СДС, поддержку которым американцы недавно снова публично подтвердили. Но надо понимать, что в Вашингтоне есть разные точки зрения о механизмах такого сдерживания, о чем мы поговорим ниже. Теперь о «плюсах» и «минусах» возможного вывода американских войск из Сирии.

Рассмотрим «плюсы»:

— Главным «плюсом» является появление реальной возможности  для  экспансии режима Асада на север и восток с установлением контроля над основными нефтяными месторождениями, что позволяет: а) укрепить международную легитимность режима; б) облегчить потребности страны в углеводородах в рамках частичного снижения социального напряжения в обществе.

— Такой сценарий практически однозначно стимулирует курдов к переговорам с режимом с наиболее вероятной перспективой перехода их «под зонтик» Дамаска.  Вывод войск США с территории Сирии мог бы поспособствовать установлению диалога между Дамаском и курдами. Об этом в интервью ТАСС в июле заявил спецпредставитель президента РФ по Сирии Александр Лаврентьев.
«Что касается американцев, мы считаем, что их, конечно, присутствие на северо-востоке хоть и продиктовано исключительно необходимостью борьбы с остатками так называемого ИГИЛ (прежнее название запрещенной в РФ террористической организации «Исламское государство» — прим. ТАСС), но все-таки излишне, — сказал Лаврентьев. — Как раз их уход мог бы простимулировать развитие диалога между Силами демократической Сирии и непосредственно центральными властями Дамаска для нахождения каких-то компромиссных развязок и возвращения курдов и арабов, которые проживают на северо-востоке, в лоно единого сирийского государства».   Спецпредставитель президента отметил, что сирийская армия сама способна обеспечить безопасность страны. Кроме того, он обратил внимание на то, что значительный вклад в борьбу с терроризмом в Сирии вносит Иран.
«Я думаю, что перспектива [вывода всех иностранных войск из Сирии] есть. По крайней мере, нас в этом убеждают и наши турецкие друзья, которые постоянно подчеркивают, что нахождение турецких войск — это временные меры и, как только ситуация стабилизируется, они будут выведены. Ну, будем верить им пока на слово», — резюмировал Лаврентьев. Насчет последнего тезиса и «мирного возвращения в лоно» можно поспорить. Но об  этом ниже.

— Пропагандистский эффект. Такой уход американских сил даст повод пару недель «пошуметь» об очередном фиаско американской гегемонии. При этом можно будет «забыть» о том, что основные силы США в регионе (около 40 тыс.) сейчас дислоцируются  на границе Иордании с КСА.

На этом «плюсы» заканчиваются и начинаются «минусы».

— Первый и главный.   Уход американцев решает при минимизации издержек (за исключением репутационных, о чем Вашингтон никогда особо не думал) стратегическую задачу сдерживании Ирана и России практически в полной мере и новом качестве. Даже приобретая территорию и несколько десятков нефтяных месторождений в лучшем случае, Москва, Тегеран и Дамаск начинают открыто конкурировать на этой площадке с турками и их прокси: турецкие войска никуда из этого региона не уйдут. То есть американцы решают эту принципиальную задачу сдерживания чужими «турецкими» руками. Причем за счет своего отсутствия, а не присутствия. Эта принципиальная разница в подходах в самом Белом доме, и ее сторонником является и сам президент Байден, и госсекретарь Блинкен. И никакие глобальные совместные экономические проекты между Москвой и Анкарой на эту ситуацию решающего влияния не окажут.

— Уход американцев решает главную задачу по минимизации успеха России в Сирии: он стравливает Москву и Анкару с одновременным созданием условий (отказ США от поддержки курдов) для создания единого подхода к сирийскому досье с Турцией. А именно всяческое препятствование созданию такого единого подхода является на сегодня главной задачей  Москвы.   Если для ее решения нужно присутствие американцев в Сирии, то пусть они там присутствуют.

— Альянс с курдами (а они побегут за защитой к Дамаску, но при этом будут постоянно апеллировать к Вашингтону и Парижу) такое противостояние с турками только  простимулирует. При этом надо будет решать: стоит ли воевать с турками и их прокси за, в принципе, продажных курдов? Одновременно рискнем предположить, что условия Дамаска для такого мирного существования с курдами будут предельно жесткими. В этой связи просим всегда помнить, что на Востоке «двух хозяек на кухне не бывает» (последние  по времени события в Дераа тому подтверждение), и что общим убеждением значительного количества арабского населения вне зависимости от убеждений  является то, что «следующая война будет с курдами». Практически однозначное вытеснение сил СДС с севера турками в случае ухода американцев  стимулирует серьезное напряжение между арабскими племенами и курдами в Заефратье, что разруливать будет Москва, поскольку Дамаск такую напряженность будет только стимулировать.

— Такой сценарий однозначно окончательно оформит альянс между джихадистами в Идлибе и Анкарой, что чревато усилением негативной динамики с точки зрения боевой активности с этого плацдарма.

62.42MB | MySQL:101 | 0,572sec