Законодательные инициативы правительства Израиля. Часть 4

«Коалиционные деньги»

27 октября финансовая комиссия утвердила размер госбюджета на 2021–2022  годы. В рамках бюджета утверждены прибавки к средствам на обеспечение коалиционных соглашений: на 2021 год – 326 млн шекелей, на 2022 год – 400 млн шекелей.

Ранее  24 октября, правительство приняло решение о выделении дополнительных 600 млн шекелей на обеспечение коалиционных соглашений, что доводит стоимость «коалиционных денег» до 2 млрд шекелей на два года (2021 и 2022 годы). Стоит отметить, что в 2019–2020  году «коалиционные деньги», по данным Минфина, составили 2,24 млрд шекелей.

«Коалиционные деньги» или, как их официально именует Министерство финансов, «средства на обеспечение политических соглашений», давно являются объектом критики, однако в условиях царящей в израильской политической системе раздробленности воспринимаются многими как неизбежное зло.

В отличие от остального бюджета, распределяемого в соответствии с решениями правительства и приоритетами министерств, эти средства выделяются на конкретные проекты или конкретным организациям по требованию отдельной партии или даже одного депутата, чтобы обеспечить «нужное» голосование в Кнессете. В принципе «коалиционные деньги» позволяют партиям показать своим избирателям или части из них, как они бьются за интересы. Ведь эти средства можно вложить практически сразу в любой «нужный» или электорально привлекательный для партии проект, а исполнителем станет  как правило НПО подконтрольная партии.

Система «партийного финансирования» позволяет партиям претворять в жизнь проекты, которые соответствуют их идеологической платформе и которые они считают важными – вне зависимости от общей повестки дня правительства. А также — укрепить дополнительными деньгами бюджеты вверенных им министерств. Но что партии на деле ждут взамен от НПО, официально неизвестно. Равно как неясна и оценка эффективности проектов или критерии выбора получателей. Именно это заставляет считать всю подобную систему основанием для коррупции.

В 2015 году, после «Дела 242» ( известное как «Дело НДИ»), был принят закон, делающий механизм распределения «коалиционных денег» более прозрачным. Правительство публикует весь список пунктов «финансирования политических соглашений», и этот список утверждается юридическим советником правительства.

Что касается масштабов явления, то с 2016 года, когда правила игры изменились, «коалиционные деньги» приблизительно одинаковы что в коалициях под руководством Биньямина Нетаньяху, что в новой коалиции. Исключение составили 2020–2021  годы, когда из-за отсутствия госбюджета члены коалиций были вынуждены умерить свои аппетиты, и вместо 1,3–1,5  млрд шекелей ограничиться 800–900  млн.

Впрочем, стоит отметить, что изначально планировалось выделить на «коалиционные деньги» 1,4 млрд шекелей на два года. Однако по мере приближения срока утверждения госбюджета эту сумму пришлось повысить до 2 млрд, а затем до 2,5 млрд шекелей. Также стоит отметить, что партия «Еш атид» запросила на выбранные ею цели меньше всех, лишь около 40 млн шекелей.

Будучи в оппозиции, некоторые нынешние правители называли такой метод раздачи средств основой для коррупции: зачастую деньги переводятся «близким» и «нужным» НПО, а за «откаты» с выделенных партийных средств были осуждены в прошлом члены НДИ Фаина Киршенбаум и Дауд Годовский. Но став теперь членами правительства, вчерашние оппозиционеры не торопятся отказываться от удобной для них практики. В итоге новое «правительство перемен» никаких перемен в нее решило не вносить. Спектр распределения «коалиционных денег» в этот раз исключительно широк и отвечает требованиям как правого, так и левого флангов коалиции.

Крупнейшими получателями коалиционных денег станут религиозные молодежные движения, учебные заведения и проекты неформального образования. Партии «Ямина» необходимо доказывать статус защитника интересов религиозного населения, на который она претендует. Однако в целом дорогие сердцу депутатов и партий цели были чрезвычайно разнообразны. Среди пунктов, на которые пойдут «коалиционные деньги» – дополнительное финансирование Управления древностей, стерилизация кошек, установка систем безопасности в смешанных городах, финансирование центра Залмана Шазара, абсорбция репатриантов из Франции и борьба с суицидом среди репатриантов в целом, помощь жертвам насилия и многое другое.

В частности, 3 млн шекелей будет выделено в рамках поддержки культурных учреждений на периферии. Эта сумма будет выделена по требованию бывшего мэра Эйлата депутата из «Новой ндежды» Ицхака Галеви. Не менее 5 млн шекелей было решено выделить для финансирования работы консультантов по гендерным вопросам при местных органах власти на периферии. Депутат Нира Шефек («Еш атид»)  добилась выделения 3,5 млн шекелей в 2021 году и 3 млн в 2022 году на размещение  сети центров социально-психологической поддержки для жителей окрестностей сектора Газа, которые находятся в постоянном стрессе из-за угрозы ракетных атак и терактов.

Нир Орбах («Ямина») добился выделения 50 млн шекелей  на различные проекты, связанные с еврейской культурой, центрами углубления еврейского образования, а также на поддержку еврейских общин в городах со смешанным населением. Это в дополнение к 16,5 млн шекелей на «укрепление еврейской идентичности и культуры», выделенные Министерству просвещения с подачи председателя коалиции Идит Сильман.

Представители партий  МЕРЕЦ и Авода получили бюджет в размере 6 млн шекелей для «консультационных центров» и «приютов на случай чрезвычайных ситуаций» для молодежи, желающей оставить соблюдение религиозных обрядов. Еще 9,5 млн шекелей выделяется на центры помощи для тех, кто пострадал от сексуального насилия, чего требовали партии МЕРЕЦ, Авода и «Новая надежда». Депутат Наама Лазими (Авода), лишь недавно вошедшая в Кнессет, получила возможность распределить 5,5 млн шекелей, Меир Ицхак Халеви («Новая надежда») – 10 млн. Пусть не смущает наличие в списке малоизвестных имен: как правило, они лишь «резиновые печати», а на самом деле решают, кому и сколько дать, главы партий и влиятельные министры.

Еще 8 млн шекелей выделяется больницам для обеспечения «палат неотложной помощи» по требованию депутата Орны Барбивей («Еш атид»). Партия «Еш атид» также запросила и получила дополнительный бюджет в размере 6 млн шекелей для Министерства сельского хозяйства, предназначенный для борьбы с уличными кошками.

Владимир Белиак («Еш атид») даст 5 млн на спецоборудование для машин муниципальной полиции. Еще 2.5 млн – на «экстренные выезды» сотрудников социальных служб. Еще 1 млн шекелей Министерству социального равенства на перевод на русский язык раздела веб-сайта «Все права» («Коль зхут»), содержащий материалы о правах пожилых людей. Полмиллиона шекелей от него получит организация (амута) психологической помощи родственников павших бойцов ЦАХАЛа, полтора миллиона — мемориальному центру «Яд Вашем».

Всего партии раздадут более 730 млн на самые разные проекты. Но насколько все они эффективны? Неизвестно. Среди раздающих также – председатель коалиции, глава экономической комиссии и другие обличенные властью депутаты. Иногда имя конкретного депутата не определено, и распределением займется фракция. Так, партия МЕРЕЦ распределит более 15 млн за 2021–22  годы, но плюс к этому депутат от МЕРЕЦа Джида Ринауи Зуаби раздаст в 2022 году 5 млн шекелей арабским студентам в виде стипендий.

Целый ряд проектов будут профинансированы через членов финансовой комиссии Кнессета. Это значит, что переводы должны утвердить депутаты от коалиции в данной комиссии. В числе таких проектов – планирование больницы в Кирьят-Ате (5 млн шекелей), уход за уличными котами (6 млн шекелей), изучение традиций в школах (2 млн шекелей) и т.д. Сравнение цифр показывает, что котам повезло больше всех: например, на «социальные проекты на периферии» выделят всего миллион. На самом деле разница в цифрах отражает не важность задач, а то, каким именно НПО партии предпочтут помочь деньгами.

52.78MB | MySQL:103 | 0,484sec