Военно-политическое и военно-техническое сотрудничество Турецкой Республики и Исламской Республики Пакистан

По данным зарубежных источников, установление военно-политических контактов между Турецкой Республикой и Исламской Республикой Пакистан стало возможным благодаря формированию в 1955 г. Организации Центрального договора, которая функционировала до второй половины 70-х гг. прошлого столетия. Установление двустороннего военно-политического сотрудничества между Анкарой и Исламабадом связано с формированием в 1988 г. консультативной группы по вопросам военного сотрудничества (англ. Military Consultative Group), основной целью которой был определен обмен опытом подготовки личного состава для различных подразделений.

На протяжении следующих 15 лет данная консультативная группа обеспечивала обмен мнениями по различным военно-политическим вопросам повестки дня между Анкарой и Исламабадом. В 2003 г. согласно двустороннего соглашения ТР и ИРП повысили уровень военно-политических и военно-технических контактов путем формирования совещательного органа под условным обозначением «Военный диалог высокого уровня» (англ. High-Level Military Dialogue). Поводом для создания подобного механизма двустороннего взаимодействия на уровне Министров обороны-Начальников Штабов стала операция ВС стран-членов НАТО в Исламской Республике Афганистан по борьбе с террористической угрозой в лице движения Талибан.

Именно с этого момента Служба межведомственной разведки Исламской Республики Пакистан установила тесный контакт с турецкой MIT. Сотрудничество специальных служб двух стран было в основном направлено на наблюдение за деятельностью движения «Талибан» в Афганистане и его связями с другими исламистскими/террористическими организациями на Ближнем Востоке.

Благодаря активной работе «Военного диалога высокого уровня» Командование ВС ТР и ВС ИРП подписали соглашения по обменным программам подготовки личного состава для различных подразделений.  Наибольше внимание уделено подготовке личного состава подразделений оперативно-тактической авиации ВВС ТР в профильных учебных заведениях ВВС Пакистана. На второе место поставлены совместные учебный и контрольные мероприятия подразделений специального назначения.  На третьем месте находится взаимодействие ВМС двух стран, которые систематически организуют и проводят двусторонние и многосторонние учения.

Достоверно известно, что только за период с 2010 по 2020 гг. в военных учебных заведениях ТР проведена подготовка 1500 пакистанских военнослужащих, тогда как ВС ИРП обеспечили подготовку и повышение квалификации 130 турецких военных.

В 2011 г. военно-политическое руководство ТР и ИРП в очередной раз повысили уровень взаимодействия по военно-политическим и военно-техническим вопросам путем преобразования «Военного диалога высокого уровня» в «Совет высокого уровня по стратегическому сотрудничеству» (англ. High-level Strategic Cooperation Council), на заседаниях которого подписано более 60 соглашений о сотрудничестве в военно-технической сфере.

Необходимо обратить внимание, что именно с момента образования «Совета высокого уровня по стратегическому сотрудничеству» официальная Анкара приняла пропакистанскую позицию в вопросе принадлежности штата Кашмир и активно поддерживает действия пакистанских властей в борьбе с исламистами, тогда как официальный Исламабад занял однозначную позицию по вопросу борьбы властей Турции с Рабочей Партией Курдистана.

В данном аспекте отметим, что между Анкарой и Исламабадом достигнута договоренность о направлении отрядов протурецких боевиков в Кашмир в случае агрессивных действий со стороны Индии. Турецкие частные военные кампании используют для перевозки подобных формирований, как пассажирские самолеты национальных авиакомпаний, так и привлекают грузовые самолеты военно-транспортной авиации ВВС Эмирата Катар.

Следует отметить, что после избрания Реджепа Тайипа Эрдогана на пост президента ТР в состав данного совещательного органа введены представители крупнейших предприятий оборонно-промышленного комплекса страны (TAI, Baykar Defense, Aselsan, Roketsan, Havelsan, Otokar, BMC), что позволяет им оперативно согласовывать вопросы с пакистанскими военными.

Также обсуждение ВТС двух стран проходит в Пакистане в рамках профильной выставки под обозначением International Defence Exhibition and Seminar (англ. аббревиатура IDEAS). По данным зарубежных источников, значимость договоренностей, достигнутых в рамках закрытых семинаров и совещаний, значительно выше, чем контрактов, подписанных за время работы выставочного мероприятия.

Согласно имеющейся информации заседания «Совета высокого уровня по стратегическому сотрудничеству» продолжительностью 2-3 дня проходят один раз в год поочередно в Анкаре (22-23.12.2020) и Равалпинди (17-19.04.2019). Выбор в пользу Равалпинди обусловлен более высоким уровнем безопасности. В заседаниях участвуют высшие офицеры ВС двух стран – заместители командующих видами и родами войск, начальники штабов.

К основным вопросам повестки дня отнесены:

– военно-политическая обстановка в Южной и Юго-восточной Азии, а также на Ближнем Востоке;

– активность исламистских и террористических группировок и борьба с ними;

– подготовка личного состава ВС в рамках обменных образовательных программ;

– выполнение предприятиями ОПК совместных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ;

– подготовка предприятий ОПК двух стран к совместному выпуску ВВТ.

Достоверно известно, что выполнение всех поставленных задач осуществляется в соответствии с утвержденными планами-графиками. Приоритет отдан военно-политическим вопросам, обсуждение которых также ведется по линии военных атташе. В данном аспекте следует отметить, что турецкая сторона размещает самый большой аппарат военного атташе (атташе СВ, ВМС и ВВС) в Пакистане, аналогичного подхода придерживается и официальный Исламабад. Необходимо отметить, что МИД ТР получил разрешение на строительство консульства в г.Карачи, которое по своим размерам является крупнейшим строением в системе заграничных учреждений внешнеполитического ведомства Турции.

Для сравнения необходимо указать, что ВС Пакистана разместили военные представительства в Королевстве Саудовская Аравия, Объединенных Арабских Эмиратах и Эмирате Катар, что позволяет высшему командованию ВС ИРП вести секретную переписку с аравийскими партнерами без привлечения официальных военно-дипломатических каналов, подверженных утечкам.

Именно в рамках работы данного совещательного механизма были согласованы следующие контракты между ВС и ОПК двух стран:

– строительство универсального транспорта снабжения «Моавин»;

– строительство серии корветов проекта ADA;

– ремонт и модернизация ДЭПЛ проекта «Аугуста-90В»;

– поставка учебно-тренировочных самолетов Т-37;

– ремонт и модернизация истребителей F-16 ВВС Пакистана;

– поставка реактивных систем залпового огня серии TRG

– поставка оптико-электронных систем разведки и наведения для истребителей JF-17 ВВС Пакистана;

– поставка колесных бронемашин «Кирпи», «Кобра 2» и «Дракон» для подразделений ССО ВС Пакистана;

– поставка разведывательно-ударных БПЛА «Байрактар-ТВ2» и «Анка-С».

По согласованию через «Совет высокого уровня по стратегическому сотрудничеству» предприятия ОПК ТР получают от властей Пакистана разрешение на проведение испытаний новых образцов ВВТ на территории страны. Кроме того, турецкие оружейники наладили контакты с такими учебно-научными организациями, как Инженерный колледж при премьер-министре Пакистана, Национальный научно-технологический университет Пакистана и Национальный парк науки и техники Пакистана по вопросам разработки кибероружия, беспилотных летательных аппаратов и радиолокационных станций.

Известно, что предприятия ОПК Пакистана изготавливают в интересах ВС Турции стрелковое вооружение и некоторые виды боеприпасов (осколочно-фугасные авиационные бомбы, артиллерийские снаряды) в строгом соответствии с требованиями конструкторской документации НАТО. Также, осуществляются поставки сменно-запасных частей, используемых в некоторых моделях БПЛА турецкого производства.

По мере выполнения действующих контрактов с ОПК Турции военно-политическое руководство Пакистана планирует подписать соглашения на покупку партии основных боевых танков «Алтай», фрегатов ПВО проекта «Стамбул» (второй обозначение TF-2000), перспективных малозаметных истребителей TF-X и разведывательно-ударных вертолетов Т-929 «Атак-2». Реализация турецкими конструкторами данных проектов в значительной мере зависит от взаимодействия с ОПК Украины и стабильного финансирования со стороны Эмирата Катар и Азербайджанской Республики.

Достоверно известно, что турецкая сторона предложила пакистанским партнерам расширять сотрудничество в дальнейшем, однако в качестве основного условия определен доступ  турецких оружейников к образцам ВВТ китайского производства, стоящего на вооружении ВС Пакистана.

Особое внимание в рамках ВТС Турции и Пакистана уделяется сторонами вопросу подготовки и совершенствования личного состава национальных ВВС. Так, 17 июня 2015 г. представители Командования ВВС ТР и ИРП подписали соглашение по улучшению двусторонних отношений, которое предусматривает подготовку молодых летчиков оперативно-тактической авиации ВВС ТР в Академии ВВС Пакистана (г.Рисалпур, пров. Хайбер-Пахтунхва) на протяжении 18 месяцев. В свою очередь, ВВС Пакистана направляют ежегодно по 2 инструктора в Турцию в целях повышения летной квалификации строевых летчиков.

Специалисты ВВС двух стран также взаимодействуют в формате регулярных многосторонних учений «Анатолийский орел» (АвБ Конья, Турция) и ACES Meet (АвБ Мушаф, Пакистан). Анализ показывает, что из проведенных мероприятий около 45% мероприятий, проходят в двустороннем формат. Кроме того, двусторонние семинары и конференции проходят в Multinational Military Flight Crew Training Centre (г.Измир, Турция) и Airpower Center of Excellence (г.Саргода, Пакистан).

Подобное тесное сотрудничество двух стран можно объяснить тем фактом, что ВВС Пакистана обладают богатейшим опытом боевого применения оперативно-тактической авиации в рамках операций против ВВС Индии. Кроме того, пакистанские боевые летчики принимали участие во всех арабо-израильских конфликтах в прошлом веке на стороне мусульманских государств. Следует отметить, что до сих пор пилоты ВВС Пакистана принимают участие в вооруженных конфликтах за штурвалами истребителей ВВС аравийских монархий. В дополнение отметим, что пакистанские летчики накопили опыт учебных воздушных боев даже с малозаметными истребителями пятого поколения F-22 ВВС США в рамках ежегодных учений «Красный флаг».

В данном аспекте отметим, что если молодые пакистанские летчики получают возможность на момент выпуска из университета иметь значительное количество одиночных полетов, то в ВВС ТР налет молодого лейтенанта в одиночных полетах составляет всего 10 часов.  В целом подготовка будущих пилотов в ВВС Пакистана серьезно отличается от аналогичного процесса в ВВС Турции.

Необходимо учитывать активную позицию Р.Т.Эрдогана, который в рамках своего первого срока смог установить доверительные отношения как с бывшим премьер-министром ИРП Навазом Шарифом, так и с действующим руководителем ИРП  Имраном Ханом. Согласно поступающей информации, президент ТР рассчитывает за счет военно-политического и военно-технического сотрудничества с Пакистаном достичь таких возможностей, которые позволят официальной Анкаре играть роль посредника в большинстве региональных вопросов.

В августе-сентябре 2021 г. разведывательная служба Турции MIT повысила интенсивность консультаций с руководством Межведомственной разведки Пакистана с целью установления доброжелательных отношений с руководством движения «Талибан», чтобы вернуть контингент ВС ТР в аэропорт Кабула. Кроме того, специальные службы двух стран ведут переговоры с руководством «Сети Хаккани», поскольку рассчитывают при содействии их информаторов своевременно предотвращать террористические акты, организуемые отрядами группировки «Исламское государство — Хорастан» (филиал ИГ в Афганистане, запрещено в России)).  При  необходимости турецкие специалисты будут предоставлять пакистанским партнерам возможности системы космической разведки, которая прошла  «обкатку» в вооруженном конфликте между Азербайджаном и Арменией.

Кроме того, президент Турции рассчитывает на содействие Имрана Хана в деле усиления роли Анкары в Южной Азии. По словам Р.Т.Эрдогана, «военно-техническое сотрудничество двух стран имеет большой потенциал, основой которого являются братские отношения между народами».

По данным китайских источников, большинство стран ЕС игнорируют процесс сближения военно-политических взглядов Анкары и Исламабада, что позволяет турецкому руководству расширять сотрудничество с пакистанскими партнерами. Так, благодаря доверительным отношениям на высшем уровне предприятия ядерной промышленности Пакистана приобретают необходимое оборудование через турецкие компании, в обмен за эти услуги турецкая сторона получает готовое оборудование – газовые центрифуги для перспективного завода по обогащению урана до оружейного уровня.

Иностранные специалисты отмечают поступательное развитие ядерной промышленности Пакистана и постепенное наращивание производственных и научно-исследовательских возможностей в области компактных специальных боеприпасов.

Подводя итог вышесказанному, представляется возможным утверждать, что президент Турецкой Республики Р.Т.Эрдоган всеми силами содействует военно-политическим и военно-техническим контактам национальных ВС и ОПК с пакистанскими партнерами с тем, чтобы включить Исламабад в проект «Великого Турана», хотя осознает, что данный процесс сопряжен с определенными рисками для Пакистана, поскольку основными гарантами финансово-экономической стабильности Исламабада являются конкуренты Турции на Ближнем Востоке, а именно Королевство Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты.

52.22MB | MySQL:103 | 0,615sec