О послевыборной ситуации и начале переговоров по формированию нового правительства Ирака

Шиитский блок садристов влиятельного имама Муктады ас-Садра ведет переговоры с другими партиями о создании коалиции в парламенте Ирака, чтобы получить возможность сформировать правительство страны. 18 октября ас-Садр прибыл в Багдад для ведения политических переговоров. «Наше движение формирует сильную и дееспособную политическую коалицию, которая получит право создать правительство, — заявил один из лидеров движения, бывший парламентарий Рияд аль-Масуди. — Садристский блок не будет использовать прежние механизмы для формирования правительства, имея на руках четкие стратегические и методологические планы на предстоящий период». По итогам досрочных парламентских выборов 10 октября садристы получили наибольшее количество мандатов — 73 из 329 — и смогут упрочить свои позиции в парламенте по сравнению с прошлым созывом. Остальные партии и блоки не смогли набрать и половину от числа голосов, полученных садристами. Для получения права формировать правительство коалиция должна обеспечить себе большинство в 166 мандатов в законодательном органе Ирака.
Следом за садристами идет суннитский альянс «Такаддум» бывшего спикера парламента Мухаммеда аль-Халбуси с 37 местами. Тройку лидеров замыкают 35 независимых депутатов, с которыми с-Садр и будет стараться договориться в первую очередь. Коалиция «Государство закона» экс-премьера Нури аль-Малики и Демократическая партия Курдистана Масуда Барзани получили по 32 места. Патриотический союз Курдистана, традиционно доминирующий в граничащих с Ираном регионах курдской автономии, обеспечил себе 16 мандатов, проиранская коалиция «Фатх» — 15. Остальные партии остались в меньшинстве.
Выборы в парламент Ирака должны были состояться в 2022 году, но были созваны досрочно после массовых антиправительственных выступлений в конце 2019 года против коррупции, произвола чиновников и бедности. 18 октября  по Ираку прокатились протестные выступления против фальсификации парламентских выборов. Протестующие перекрывали автотрассы и жгли шины. К вечеру на улицах городов были размещены иракские силы безопасности, в ряде мест произошли потасовки. О пострадавших не сообщается. При этом  Высшая независимая избирательная комиссия Ирака отклонила все апелляции, поданные на результаты прошедших 10 октября выборов в Совет представителей (парламент) страны. Об этом во вторник сообщил телеканал «Аль-Хадас».
По его информации, иракский избирком отклонил «все апелляции, в которых заявители опротестовывали результаты прошедших парламентских выборов». Ранее представитель Высшей независимой избирательной комиссии известил, что в общей сложности комиссия получила более 1 250 апелляций на результаты выборов в иракский парламент.
Как полагают местные эксперты, октябрьские выборы в Ираке резко изменили карту влияния шиитских сил и обострили соперничество между Муктадой ас-Садром, явным победителем выборов, и Нури аль-Малики, бывшим премьер-министром. М.ас-Садр, шиитский священнослужитель с миллионами последователей и большой вооруженной группировкой, вышел из выборов на голову выше своих соперников.  Противники священнослужителя в вооруженных группировках, поддерживаемых Ираном, собрали в общей сложности всего около 20 мест. И они не очень хорошо это восприняли, о чем свидетельствуют протесты две недели назад.  С тех пор как стали ясны результаты, сторонники группировок, поддерживаемых Ираном, устроили сидячие забастовки за пределами укрепленной «Зеленой зоны» Багдада, оспорили результаты и потребовали пересчета голосов вручную. В избирательную комиссию были поданы сотни жалоб. Но ручных пересчетов не будет, за исключением нескольких избирательных участков, и результаты, как ожидается, существенно не изменятся, сообщили иракские официальные лица и политики. «Сайирун» М.ас-Садра в настоящее время является крупнейшим блоком в парламенте. Оно имеет исключительное право назначать следующего премьер-министра и формировать правительство. Естественно, ас-Садр на фоне такого провала проиранского «Фатха» начал переговоры о формировании правительства без учета мнения этих групп, что породило у них опасения, что он стремится к полному доминированию и их маргинализации. Этой ситуацией пытается сейчас воспользоваться Нури аль-Малики. Бывший премьер-министр активно спекулирует  на этих опасениях проиранских групп и использует их в качестве рычага в рамках наращивания своего потенциала. «Все знают, что пересчет голосов вручную бесполезен, и результаты не изменятся», — сказал на условиях анонимности высокопоставленный шиитский политический лидер, близкий к Ирану. Он охарактеризовал поддерживаемые Ираном группировки как находящиеся в «незавидном положении». Когда-то они контролировали страну и обладали внегосударственными полномочиями, «но теперь они потеряли и то, и другое. Все они, включая аль-Малики, боятся, что Муктада поглотит их и поглотит государство, поэтому они ищут способ так или иначе восстановить прежний статус». По оценке этого политического лидера, потерпевшие поражение проиранские  вооруженные группировки собираются вокруг аль-Малики в надежде, что он сможет выступить в качестве противовеса ас-Садру, «но ситуация слишком сложна, чтобы все было так просто. Очень большие различия между партиями [на шиитской арене], возникшие в результате недавних выборов, очень затрудняют принятие традиционных решений, которые преобладали в последние годы». С 2006 года Ирак управляется с использованием системы разделения властей, которая пропорционально делит позиции между самыми крупными победителями на выборах. Хотя на каждых из предыдущих четырех выборов был очевидный победитель, различные партии были объединены участием в различных коалиционных   правительствах. Это система, «которая создала консенсусные правительства, от которых выиграли бы все, но никто не несет ответственности за их провал. Ас-Садр хочет, чтобы это закончилось, даже если это будет стоить ему жизни»,- как описал ее Рияд аль-Масуди. В воскресенье 24 октября ас-Садр официально изложил свою позицию. «Я считаю, что первое, что должно быть сделано в будущем для родины, — это [формирование] правительства национального большинства, чтобы в парламенте у нас было две партии: лоялисты … и оппозиция», — говорится в его заявлении. Это подтвердил и Рияд аль-Масуди: «Наш проект вращается вокруг формирования правительства, которое мы полностью принимаем и будем нести полную ответственность в случае успеха или неудачи. Мы те, кто выберет премьер-министра, сформирует это правительство, и мы будем контролировать его работу. На этот раз ас-Садр ни при каких обстоятельствах не допустит возвращения к игре в серой зоне. Правительство будет нашим правительством, и сам ас-Садр будет ежедневно следить за всеми деталями». Садристы, утверждал он, не будут обвинять других в каких-либо неудачах следующего правительства или премьер-министра. «Кто хочет присоединиться к нам на этой основе, добро пожаловать» — говорят они.  Требование полного контроля над новым правительством было расценено соперниками ас-Садра, такими как аль-Малики, Аммар аль-Хаким, лидер движения «Аль-Хикма» и бывший премьер-министр Хайдер аль-Абади, как «вопиющее нарушение» политической нормы, которая сохранила превосходство различных политических и вооруженных сил с 2003 года. Независимо от их успеха на выборах, многие политические тяжеловесы в Ираке смогли сохранить влияние лишь благодаря неофициальной системе разделения власти. Но теперь ас-Садр разрывает это неписанный свод правил, и соперники и бывшие партнеры теперь осуждают его планы как «переворот» против них. «Они [противники ас-Садра] считают, что принятие результатов выборов означает неизбежную потерю в среднесрочной перспективе, и поэтому они должны противостоять этому сейчас, пытаясь обеспечить их преемственность и защиту. Они не могут противостоять Муктаде напрямую, ни политически из-за небольшого числа их мест, ни в военном отношении, потому что это означает вспышку межшиитских столкновений, поэтому они обратились к аль-Малики. С другой стороны, он [аль-Малики] также нуждается в них, чтобы противостоять Муктаде и позиционировать себя как спасителя вооруженных группировок и шиитов»,- оценил эту ситуацию старший командир одной из поддерживаемой Ираном вооруженной группировки. Аль-Малики, который занял пост премьер-министра в качестве компромиссного кандидата в 2006 году, набрал силу за восемь лет своего пребывания на этом посту, пока коррупция, кумовство и сектантство, процветавшие под его руководством, не проложили путь к росту «Исламского государства» (ИГ, запрещено ы в России) и краху вооруженных сил Ирака в 2014 году. Это стало концом премьерства аль-Малики. Но в оппозиции он использовал свои ноу-хау, контакты и престиж, чтобы собрать вокруг себя противников ас-Садра в попытке минимизировать последствия  своего поражения и восстановить свое влияние, создав новый шиитский союз, равный или больший, чем союз ас-Садра. Хотя некоторые обвинили противников ас-Садра в попытке отменить выборы и создать кризис в области безопасности, один из советников аль-Малики сказал, что бывший премьер вместо этого пытается развить идею «политического исправления нынешней ситуации». «Он не стремится к премьерству. Чего он хочет, так это контролировать темпы вооруженных группировок. Эти [вооруженные группировки] подверглись неожиданному шоку и в настоящее время потеряны. Они не могут пойти с Муктадой, потому что не доверяют ему, и они не склонны следовать варианту признания своего поражения и ухода», — добавил он. «Политическая коррекция ситуации — это решение. Политическое соглашение, которое сохранит влияние каждого и обеспечит им необходимую защиту, может положить конец проблеме и удовлетворить все стороны», — сказал один из  советников бывшего премьера.  Политическая коррекция, которую предлагает аль-Малики, по словам старшего командира мощной шиитской вооруженной группировки «Асаиб Ахль аль-Хак», заключается в том, чтобы вернуться к консенсусу и сформировать правительство «национального участия», то есть лагеря ас-Садра и аль-Малики объединятся. Таким образом, все остаются при своих», — сказал этот командир. По словам высокопоставленного политического лидера, близкого к аль-Малики, он взвесил свои и ас-Садра сильные и слабые стороны и посчитал, что лучший способ сохранить свой политический вес – «представить себя спасителем и защитником проигравших. Политический процесс стремительно движется к обструкции. Он хочет сказать международным и внутренним игрокам, что ему еще многое предстоит сделать, и решения того, что стало с вещами, должны быть через него. Он считает, что он единственный, кто способен сдерживать вооруженные группировки, поэтому настало время представить себя крестным отцом и руководителем политического процесса, а не премьер-министром, как некоторые пропагандируют. Преуспеет ли он в каком-либо из своих начинаний? Это еще одна проблема». Рискнем предположить, что не в полной мере. Поражение «Фатха» необходимо полагать очень серьезным падением авторитета и влияния именно проиранских групп среди населения, а аль-Малики безусловно олицетворяется в глазах большинства иракцев как фигура, однозначно связанная с Ираном. Самым оптимальным в данной ситуации для проиранских сил было бы не формировать альянсы с заведомо слабой фигурой в лице аль-Малики, а тактическое временное отступление. То есть, предоставление ас-Садру возможности сформировать подконтрольное ему правительство, которое с большей долей вероятности скомпрометирует себя в глазах населения очень быстро. Просто потому, что чудес не бывает, и тогда авторитет Муктады ас-Садра минимизируется сам по себе.

52.63MB | MySQL:103 | 0,602sec