О последствиях усиления экономического давления аравийских монархий на экономику Ливана

Как полагают западные эксперты, резкая реакция Эр-Рияда на критику ливанского министра войны в Йемене может еще больше ухудшить катастрофическую ситуацию с  финансами Ливана. Недавнее решение Саудовской Аравии запретить импорт из Ливана является последним по времени сокрушительным ударом по и без того пострадавшей ливанской экономике, которая потеряет 250 млн долларов доходов, если отношения не будут восстановлены из-за дипломатической ссоры, разразившейся на прошлой неделе. Этот шаг является ответом на высказывания министра информации Ливана Джорджа Кордахи, назвавшего военное вмешательство Саудовской Аравии в Йемен «абсурдным», которое Эр-Рияд назвал «оскорбительным». Решение КСА наказать Ливан как дипломатически, так и финансово знаменует собой четвертый удар по ливанской экономике за последние два года, уже пережившей финансовый кризис, который привел к обесцениванию ливанской валюты более чем на 90%, взрыв в порту Бейрута, который опустошил столицу в августе 2020 года, и пандемию коронавируса. Если другие страны Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) последуют примеру Эр-Рияда ( Бахрейн, Кувейт и Объединенные Арабские Эмираты уже отозвали своих послов и предприняли другие карательные меры), то Ливан может потерять более миллиарда долларов в год.   «Страна находится в ситуации, когда ей нужен каждый поступающий доллар, чтобы приложить усилия, чтобы сохранить все, что у нее есть, и не регрессировать»,- сказал Лори Хайтанян, эксперт по энергетике из Бейрута.  По последней информации, на Саудовскую Аравию пришлось 6,92%экспорта Ливана в 2019 году на сумму 282 млн долларов, согласно данным Обсерватории экономической сложности (OЭC), с товарами, начиная от ювелирных изделий, шоколада, обработанных пищевых продуктов, фруктов и овощей. Если ОАЭ, которые закрыли свое посольство в Бейруте и выставили землю на продажу, и Кувейт последуют примеру КСА, негативное влияние на ливанскую экономику будет еще более сильным. По имеющейся информации, в 2019 году на ОАЭ приходилось 15,2% экспорта Ливана на сумму 619 млн долларов, а на Кувейт — 5,74% на сумму 234 млн долларов. Для сравнения, на Ливан приходится всего 0,16% экспорта Саудовской Аравии на сумму 263 млн долларов, из которых четверть приходится на продукты нефтехимии. Годовой доход Ливана от торговли с КСА составляет около 1,13 млрд долларов. Саудовская Аравия является крупным экспортным рынком для ливанских производителей продовольствия и сельскохозяйственной продукции, ежегодно в королевство продается около 100 000 тонн фруктов и овощей на сумму 24 млн долларов, по данным Ассоциации фермеров Бекаа. В апреле Эр-Рияд временно запретил импорт ливанских фруктов и овощей после того, как в порту Джидды было обнаружено 5,3 млн таблеток амфетамина каптагон, спрятанных в коробках с гранатами.  При этом Ливан не сможет легко перенести такой экспорт на новые рынки из-за того, что его сельскохозяйственная продукция не соответствует стандартам Европейского союза (ЕС), а также не является конкурентоспособной по цене с другими рынками. «Персидский залив-единственный экспортный рынок. У нас нет возможности развернуться в ЕС, Азию или Северную Африку», — сказал Сами Халаби, директор и соучредитель Triangle Consulting в Бейруте. Нерегулируемое использование пестицидов в ливанской продукции также в прошлом приводило к многочисленным запретам со стороны стран Персидского залива. Только на прошлой неделе Катар запретил импорт ливанских трав после обнаружения высокого уровня пестицидов и кишечной палочки. Запрет на импорт из Саудовской Аравии также может означать потенциальную потерю ливанских услуг в области информационных и коммуникационных технологий, потоковой передачи и платформ электронной коммерции. «Из Ливана поступает много контента на арабском языке, ориентированного на рынок стран Персидского залива. Если они запретят ливанские IP-адреса (интернет-протокол), ливанцам придется играть в кошки-мышки, чтобы обойти это. Люди [в Персидском заливе] не захотят использовать виртуальную прокси-сеть для доступа к ливанским платформам, они хотят подключаться и играть, поэтому вместо этого будут использовать других поставщиков услуг», — сказал Халаби.  Призывы Эр-Рияда к отставке Кордахи и готовность усилить давление на маленькую средиземноморскую страну привели к растущей тревоге по поводу того, что Эр-Рияд может ввести запрет на отправку финансовых переводов из королевства в Ливан. «Это было бы большим ударом, поскольку ливанцы сейчас больше, чем когда-либо, полагаются на денежные переводы», — сказал Хайтанян. По оценкам, в странах ССАГПЗ проживает от 350 000 до 400 000 ливанских граждан, большинство из которых проживают в Саудовской Аравии и ОАЭ. Денежные переводы из диаспоры уже давно являются неотъемлемой частью ливанской экономики, составив в 2017 году 7,3 млрд долларов, или 12,5% ВВП Ливана. В том году на страны Персидского залива приходилось 43% денежных переводов в Ливан.

То, что Эр-Рияд называет «блокадой» Ливана, имеет параллели с блокадой Катара в 2017-2021годах, когда Эр-Рияд утверждал, что Доха поддерживала «террористические группировки», в частности «Братьев-мусульман». Нынешний дипломатический кризис многие считают попыткой оказать давление на ливанское шиитское движение «Хизбалла», поддерживаемое Ираном. «Саудовцы увидели возможность оказать давление на «Хизбаллу» и воспользовались ею. Дело не столько в том, что сказал Кордахи», — сказал Халаби. Это не первый случай, когда две страны вступают в конфликт. После убийства премьер-министра Рафика Харири в 2005 году и войны 2006 года между «Хизбаллой» и Израилем позиции Саудовской Аравии в Ливане ослабли, что отразилось в снижении прямых иностранных инвестиций и ослаблении политического влияния на внутреннюю политику. После событий  «арабской весны» на Ближнем Востоке и в Северной Африке Саудовская Аравия запретила своим подданным посещать Ливан в 2012 году, что нанесло серьезный удар по туризму и розничной торговле страны. В 2017 году Эр-Рияд заявил, что правительство Ливана, у которого тогда было большинство в парламенте, поддерживающее «Хизбаллу», «объявило войну» Саудовской Аравии. Бывший премьер-министр Ливана Саад Харири, давний союзник Саудовской Аравии, был вынужден уйти в отставку.   Если страны Персидского залива еще больше усилят давление на Бейрут, чтобы попытаться добиться политических перемен, ливанская экономика будет бороться за выживание, в то время как жизнь ливанцев-экспатриантов в ССАГПЗ может стать сложнее. «Ливан больше не занимает того особого места в регионе, которое он когда-то занимал. ОАЭ и другие страны ССАГПЗ больше не нуждаются в ливанских навыках, поскольку они фокусируются на других национальностях и своих собственных людях» в рамках программ национализации. По местным прогнозам, Ливан вступает в сложную чрезвычайную ситуацию. «Возможно, экономически это приведет его не к главе 11 (закон о банкротстве в США), а прямо к главе 13 (ликвидация)», — сказал Теодор Карасик, старший советник консалтинговой компании Gulf State Analytics в Вашингтоне, округ Колумбия.

52.4MB | MySQL:103 | 0,600sec