Военно-политическая обстановка в Ираке (октябрь 2021 года)

В октябре 2021 года военно-политическая обстановка в Ираке продолжала оставаться сложной. Страна по-прежнему находится в затяжном системном кризисе. Серьезные противоречия по многим принципиальным вопросам внутренней и внешней политики сохраняются между ведущими политическим силами Ирака. Важнейшим событием минувшего месяца стали прошедшие 10 октября досрочные выборы в Совет представителей (парламент) республики. Наибольшего успеха на них добилось политическое движение во главе с М.ас-Садром, в то время как силы, ориентирующиеся на Иран, потерпели неудачу. Сложной остается ситуация в национальной экономике. Ирак страдает от глубокого кризиса всех систем жизнеобеспечения. В стране остро ощущается нехватка воды и электроэнергии. В то же время в октябре продолжал, причем заметно, снижаться рост числа заболевших коронавирусом COVID-19. В минувшем месяце, особенно в первой половине, отмечалось уменьшение активности деятельности террористов группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России) и радикальных шиитских группировок, ориентирующихся на Иран. Многочисленные нерешенные проблемы по-прежнему осложняют отношения между федеральным правительством в Багдаде и руководством Курдского автономного региона в Эрбиле.

Положение дел в сфере безопасности в ряде районов Ирака, несмотря на некоторое снижение активности террористических и экстремистских группировок, все еще остаться напряженным.

В минувшем месяце Вооруженные силы Турции продолжали на территории Северного Ирака войсковые операции против сил Рабочей партии Курдистана (РПК, в Турции признана террористической организацией и запрещена). Турецкая военная авиация (пилотируемая и беспилотные летательные аппараты (БПЛА)) неоднократно (4, 5, 14, 15, 20 и 24 октября) наносила удары по позициям и объектам РПК на севере Ирака.

Авиаудары ВВС Турции и артиллерийские обстрелы турецкой армии наносят серьезный ущерб гражданскому имуществу в приграничных деревнях провинции Дохук Иракского Курдистана. Сообщается также, что Турция возобновила вырубку лесов в провинции Дохук. Местные жители обратились к правительству иракской курдской автономии с просьбой остановить вырубку лесов.

Национальная разведывательная организация Турции (МIТ) в октябре провела операцию в районе Киркука и ликвидировала трех членов РПК, в том числе одного из лидеров группировки Тайбет Билен. Т.Билен, также известная под оперативным псевдонимом «Шилан Гуйи» — одна из руководителй женской организации Рабочей партии Курдистана.

26 октября турецкий парламент продлил разрешение на использование вооруженных сил страны на территории Сирии и Ирака на два года.

МИД Ирана 5 октября вновь предостерег от присутствия иранских оппозиционных групп на территории Иракского Курдистана. Представитель МИД подчеркнул, что иракская курдская автономия и Ирак должны осознать, что «стратегическое терпение Ирана имеет предел, и этот путь больше не может продолжаться», а «Эрбиль и Багдад должны выполнить свои юридические обязательства».

Напряженность сохраняется в отношениях между властями иракской курдской автономии и партизанами турецкой РПК. Власти автономного региона обвиняют РПК в том, что ее боевики «открыто атакуют силы пешмерга с применением ракет и другого тяжелого вооружения». Так, партизаны турецкой РПК 25 октября совершили очередное нападение на силы пешмерга Иракского Курдистана в районе Амеди провинции Дохук.

Перед парламентскими выборами в Ираке боевики турецкой РПК пытались помешать предвыборной кампании в районе Синдажр в северной провинции Найнава, населенный преимущественно курдами-езидами. В частности, 2 октября представители РПК не позволили группе членов правящей в иракской курдской автономии Демократической партии Курдистана (ДПК) въехать в Синджар, где ДПК планировала провести предвыборные мероприятия. В день голосования, 10 октября, вооруженные люди, связанные с РПК, препятствовали проведению выборов в Синджаре.

На всем протяжении минувшего месяца иракская армия и формирования ополченцев при поддержке авиации международной антитеррористической коалиции во главе с США продолжали выявлять укрытия и опорные базы террористов ИГ в различных районах страны и наносить по ним удары. Правительственные силы регулярно проводят войсковые и специальные антитеррористические операции в разных районах Ирака с целью выявления и ликвидации террористического подполья джихадистов. В целом, учитывая малочисленность большинства бандформирований противника, войсковые и антитеррористические мероприятия против боевиков «Исламского государства», как правило, представляют собой небольшие по масштабу операции. Активно ведется поиск и задержания террористов и их руководителей, складов вооружения, боеприпасов, снаряжения и продовольствия.

Тем не менее, несмотря на снижение активности боевиков ИГ в первой половине октября, эта террористическая группировка все еще представляет серьезную угрозу для сил безопасности и населения Ирака, Джихадисты осуществляют террористическую деятельность во многих районах страны. Боевики совершают нападения на военнослужащих иракской армии, сотрудников правоохранительных органов и проправительственных ополченцев, устраивают теракты против мирного населения, похищают людей и разрушают инфраструктуру. ИГ «активно стремится использовать экономическую ситуацию для восстановления присутствия или попытаться восстановить присутствие в районах, наиболее пострадавших от экономического спада». По оценке экспертов, спящие ячейки «до сих пор имеют сторонников среди населения и могут мобилизовать свои силы после ухода США и их союзников».

В октябре отмечено резкое сокращение числа нападений на объекты ВС США и международной антитеррористической коалиции, а также на конвои, перевозящие грузы для западных союзников  на территории Ирака.

11 октября, в день парламентских выборов, премьер-министр Ирака М.аль-Казыми объявил о поимке Сами Джасима, который отвечал за финансы «Исламского государства» и являлся заместителем уничтоженного главаря джихадистов Абу Бакра аль-Багдади.

Сложная обстановка сохраняется в северной провинции Найнава, где не прекращаются вылазки боевиков «Исламского государства». Вместе с тем, в минувшем месяце в регионе не были отмечены крупные акции боевиков ИГ. 27 октября в силовики арестовали в провинции несколько террористов.

Повышенная напряженность сохраняется в расположенной к востоку от Найнавы провинции Киркук. 1 октября иракские ВВС уничтожили в провинции 8 боевиков ИГ. 10 октября джихадисты напали на бойцов пешмерга в провинции Киркук. Погибло двое курдских бойцов. В этот же день снайперы ИГ атаковали избирательный участок на юго-западе города Киркук, в результате чего был убит один полицейский и еще несколько получили ранения. 18 октября иракские военные самолеты нанесли 25 авиаударов по укрытиям террористов ИГ в провинции, уничтожив 5 укрытий, где, в частности, хранились материально-технические средства. Подразделения военной разведки в ходе операции 22 октября разгромили логово террористов ИГ и ликвидировали одного из них в горном хребте Кара-Джуг. 30 октября правительственные силы обнаружили туннели и окопы террористов ИГ в провинции Киркук, где были найдены взрывчатка, ракеты и снаряды террористов. Саперы обезвредили взрывные устройства.

Непростая ситуация в сфере безопасности сохраняется в провинции Салах-эд-Дин, расположенной в центральной части страны. В результате теракта 7 октября в районе города Байджи погиб ребенок, несколько человек получили ранения. Предполагается, что за терактом стоит ИГ. 8 октября было объявлено о начале операции по поиску остатков банд ИГ в районах к востоку от Сарсара. Боевики ИГ 28 октября совершили налет на базу иракской армии в провинции Салах-эд-Дин. По крайней мере, двое солдат были убиты и еще несколько получили ранения.

Провинция Дияла, расположенная к северо-востоку от Багдада и граничащая с Ираном, остается одним из наиболее сложных районов Ирака из-за постоянных нападений боевиков «Исламского государства». Иракские ВВС 6 октября нанесли серию ударов по укрытиям ИГ в провинции. В этот же день формирования шиитского ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби» начали в провинции Дияла операцию по поиску скрывающихся террористов ИГ. Масштабная операция проводилась в бассейне реки Талаб при поддержке артиллерии и БПЛА. 23 человека погибли, 15 получили ранения в результате вооруженного нападения боевиков ИГ, совершенного 27 октября на одну из деревень неподалеку от города Эль-Микдадия. В этот же день еще одна деревня в провинции Дияла была атакована группой боевиков, в результате чего погибли семь мирных жителей. 28 октября иракские власти ввели ночной комендантский час в районе Аль-Микдадия на фоне внезапного увеличения числа атак ИГ и для предотвращения эскалации напряженности между суннитами и шиитами в деревнях района, где за два дня было убито более 20 человек. При этом дороги, соединяющие города Эль-Микдадия и Ханакин с районом озера Хамрин временно были заблокированы.

В прошедшем месяце сложная обстановка сохранялась в столице Ирака Багдаде и прилегающих к городу районах. Вместе с тем, крупных террористических атак в столице и ее пригородах совершено не было. 28 октября боевики ИГ совершили нападение на базу 11-й дивизии иракской армии в районе Эр-Рашидия к северу от Багдада. Для отражения атаки задействовали самолеты армейской авиации. 31 октября три реактивных снаряда были запущены по центральной части Багдада.

Неспокойная обстановка сохраняется в западной провинции Анбар, где силы боевиков ИГ регулярно нападают на подразделения иракской армии, ополченцев «Аль-Хашд аш-Шааби» и гражданское население. В начале прошедшего месяца спецслужбы Ирака предотвратили теракт в Анбаре. Террористы планировали диверсию рядом с одним из полицейских участков. В Рамади, административном центре региона, 3 октября взорвался заминированный автомобиль с террористом-смертником. Никто не пострадал, но записи с камер видеонаблюдения указывают на серьезный материальный ущерб зданиям на месте происшествия. 5 октября иракские силовики арестовали двух террористов ИГ в провинции Анбар.

Правительство Ирака возведет бетонную стену вдоль границы с Сирией, чтобы защитить свою территорию от проникновения террористов, сообщил 21 октября командующий иракскими войсками в провинции Найнава генерал Д. Таи. Траншеи глубиной 3 м и бетонные стены со сторожевыми башнями будут возведены на всем протяжении границы (599 км). Стены и пограничные переходы будут оборудованы системами видеонаблюдения и тепловизионными камерами, подключенными к онлайн-серверу, на котором будут отслеживаться все передвижения.

21 октября иракские силы безопасности предотвратили нападение на конвой с припасами для сил возглавляемой США международной коалиции, обезвредив три самодельных взрывных устройства, заложенных в южной провинции Бабиль на шоссе, по которому должна была проехать колонна грузовиков.

Таким образом, по состоянию на 1 ноября 2021 года боевики «Исламского государства» продолжали действовать на территории Ирака, главным образом в провинциях Киркук, Найнава, Салах-эд-Дин, Анбар и Дияла, а также в Багдаде и пригородах столицы. Кроме того, «спящие ячейки» ИГ подпольно действуют в некоторых других регионах страны.

Активно действовала в минувшем месяце иракская военная авиация, особенно в провинциях Киркук и Дияла. Тем временем авиация международной антитеррористической коалиции во главе с США в прошедшем месяце эпизодически наносила удары по позициям и объектам ИГ на иракской территории.

Правительство Ирака прилагает значительные усилия по укреплению армии и других национальных силовых структур, повышению их боеспособности в интересах достижения больших успехов в противостоянии с вооруженными формированиями противников режима. При этом особое внимание уделяется улучшению технической оснащенности войск, насыщению их современными и эффективными образцами вооружения и военной техники, улучшению качества подготовки различных категорий военнослужащих. В данном вопросе основной упор делается на получение необходимой и возможно большей зарубежной военной и военно-технической помощи. Здесь же следует подчеркнуть, что тяжелый экономический кризис, поразивший Ирак, финансовые трудности привели к заметному сокращению военных расходов, что негативно отражается на состоянии армии.

Негативно на положении дел в вооруженных силах и других силовых структурах сказывается и не прекращающееся жесткое противостояние между различными группировками и кланами в иракском руководстве.

В целом на сегодняшний день, как показывает ход войсковых и специальных операций против боевиков «Исламского государства», боеспособность иракской армии и шиитских ополченческих формирований, а также курдских сил пешмерга, несмотря на имеющийся заметный прогресс, пока еще остается недостаточно высокой, что «заставляют усомниться в готовности иракцев самостоятельно справляться с внутренней угрозой».

В октябре премьер-министр Ирака М.аль-Казими издал приказ о формировании давно обещанной совместной бригады в составе подразделений иракской армии и курдских сил пешмерга. Речь идет о создании совместного соединения в составе 20-й бригады сил пешмерга и 66-й бригады иракской армии. Объединенные силы будут развернуты в двух районах: от Ханакина до Киркука и от Киркука до Махмура.

Возглавляемая США международная коалиция по борьбе с ИГ 5 октября поставила еще 50 военных автомобилей для курдских сил пешмерга.

Турецкая компания оборонных технологий Otonom Teknoloji 17 октября подписала соглашение с правительством Ирака на поставку систем аэростатов и дирижаблей в Ирак. Сделка предусматривает передачу технологий и варианты совместного производства дирижаблей в Ираке. Воздушные платформы можно оснащать камерами и датчиками, которые дадут возможность проводить разведку и наблюдение за целями на протяжении одной недели.

В Ираке сформировано новое шиитское ополчение, которое считается еще одной поддерживаемой Ираном вооруженной группировкой, выступающей против присутствия США в Ираке. В официальном заявлении ополчение названо «Катаиб аль-Мухандис», что указывает на Абу Махди аль-Мухандиса, бывшего заместителя руководителя ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби», который вместе с иранским генералом Касемом Сулеймани был убит 3 января 2020 года американским беспилотником в районе багдадского аэропорта. «Мы заявляем, что являемся джихадистами и сопротивляемся, как и наш любимый мученик», — говорится в заявлении нового ополчения. Заявление также отмечает, что «Катаиб аль-Мухандис» не связаны с «Аль-Хашд аш-Шааби», а напрямую подчиняются канцелярии премьер-министра Ирака. Группа заявляет, что является «защитником Ирака», не имеет намерений вмешиваться в государственные дела. «Мы будем сильным фронтом для защиты безопасности и стабильности Ирака вместе с иракской армией и силами безопасности».

30 октября влиятельный шиитский лидер М.ас-Садр приказал закрыть штаб-квартиры своего ополчения «Сарайя ас-Салям» в 11 провинциях Ирака, за исключением штаб-квартир в провинциях Кербела, Эн-Наджаф, Салах-эд-Дин и Багдад. Он назвал это решение первым шагом в «проявлении доброй воли» возглавляемой им партии, имея в виду свой более ранний призыв к роспуску всех групп ополчения, неподконтрольных государству. Ас-Садр назвал решение «ответом на слухи, согласно которым я управляю страной и возглавляю народ ополчением». Он призвал ополченцев «Сарайя ас-Салям» продолжить службу без оружия, в качестве членов «Движения садристов».

В минувшем месяце американские военные продолжали перебрасывать через иракскую территорию личный состав и технику на северо-восток Сирии. В свою очередь, из Сирии военные США переправляли на территорию Ирака нефть, зерно и другие сырьевые материалы.

В августе 2021 года внутриполитическая ситуация в Ираке продолжала оставаться сложной. Серьезные противоречия по целому ряду принципиальных вопросов внутренней и внешней политики сохраняются между ведущими политическим силами страны, что затрудняет решение многих важных, требующих неотложного решения проблем политического, экономического и военного характера.

Главным событием минувшего месяца стали прошедшие 10 октября досрочные выборы в Совет представителей (парламент) страны. Необходимость досрочного их проведения была обусловлена масштабной волной антиправительственных протестов, которая поднялась в стране осенью 2019 года. В итоге события привели к отставке правительства, сформированного по итогам предыдущих выборов в мае 2018 года. Находившееся в последние месяцы под угрозой срыва общенациональное голосование, изначально должно было состояться 6 июня 2022 года.

На 329 депутатских мандатов претендовали более 3,2 тысячи кандидатов, 951 из которых — женщины, а 789 — самовыдвиженцы. В 83 избирательных округах за места в законодательном органе боролись 109 партий и 21 политическая коалиция, сформированные в основном по религиозно-этническому признаку, среди которых, в частности, 7 шиитских, 4 суннитские и 2 курдские. Было создано свыше 55 тыс. избирательных участков. Более 70% голосующих имели возможность использовать специальные биометрические карты, направленные на то, чтобы избежать фальсификаций при проведении электоральных процедур. Впервые в новейшей истории Ирака свои кандидатуры для участия в предвыборной гонке не выставляли члены действующего правительства.

8 октября, за два дня до основного дня выборов, более 1 млн 195 тыс. силовиков, временно перемещенных лиц (ВПЛ) и заключенных, осужденных на срок менее 5 лет, смогли принять участие в досрочном голосовании. В их числе были 1 075 727 военнослужащих и полицейских, 120 126 ВПЛ и 676 заключенных. Для силовиков выделили 595, для перемещенных лиц – 86 и для заключенных — 6 избирательных участков.

В то же время незадолго до выборов Высшая независимая избирательная комиссия (ВНИК) Ирака приняла решение не допустить избирателей из числа бойцов ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби» к предварительному голосованию по «техническим причинам», что стало «неожиданным и неприятным сюрпризом». «Голоса бойцов «Аль-Хашд аш-Шааби» — это 100-процентно гарантированные голоса с точки зрения лидеров «Фатх». Теперь они потеряли эти голоса». Это означает, что членам «Аль-Хашд аш-Шааби» необходимо было отправиться в свои места постоянного проживания, чтобы проголосовать, несмотря на то, что тысячи ополченцев на постоянной основе развернуты в разных частях Ирака, и для многих возвращение в день голосования было практически невозможным. ВНИК Ирака заявила, что ее решение было вызвано отказом «Аль-Хашд аш-Шааби» своевременно предоставить ей имена своих бойцов. Но ряд лидеров «Фатх» считают это решение «заговором», направленным на то, чтобы помешать альянсу получить наибольшее количество депутатских мест.

Для обеспечения успешного проведения выборов иракские власти приняли усиленные меры безопасности. За неделю до волеизъявления все сотрудники МВД Ирака были переведены на усиленный режим несения службы. С 7 по 13 октября было запрещено проведение любых массовых собраний и шествий, а 10 октября были закрыты все магазины, торговые центры и рестораны, за исключением аптек, продуктовых отделов, некоторых рынков и пекарен. С 9 по 11 октября в стране ограничили передвижение между провинциями, а 10 и 11 октября объявили нерабочими днями.

За ходом голосования наблюдали около 900 представителей ООН, которые были размещены во всех крупных иракских городах. Вместе с тем, как подчеркнула глава ооновской миссии в Ираке Ж. Хеннис-Пласхерт, международная организация «не несет ответственность за результаты парламентских выборов, это ответственность самих иракцев, избирательной комиссии и федерального суда».

11 октября ВНИК Ирака сообщила: «По первоначальным данным, явка избирателей на парламентских выборах составила 41%». Общее число избирателей, которые отдали свои голоса за кандидатов в депутаты Совета представителей, составило около 9,1 млн человек. Согласно отчету ВНИК, уровень участия в Эрбиле составлял 43%, в провинции Сулеймания – 38%, в провинции Дохук — 52,2%, 46% в провинции Бабиль, 45,6%, в Салах-эд-Дине, 44% в Дияле, 43,5% в Ди-Каре, 41% в Эн-Наджафе и 41% в провинции Басра. Явка избирателей в Багдаде составила 31%. В избиркоме также отметили, что за время парламентских выборов, включая предварительное голосование, в комиссию поступило чуть более 70 жалоб. Они будут рассмотрены в установленном законом порядке. Наблюдатели также зафиксировали ряд нарушений, в том числе отказ в доступе на каждый десятый участок для осуществления мониторинга за ходом голосования, присутствие на участках посторонних людей без полномочий, а также голосование людей без документов и некоторые другие.

Миссии Евросоюза и ООН в Багдаде выразили сомнения в достоверности данных ВНИК Ирака о явке избирателей на прошедших парламентских выборах, оценив ее в 36%.

17 октября, согласно уточненным официальным данным ВНИК Ирака, из более 22 млн избирателей участие в выборах приняли 9,6 млн человек, или 43%. В избиркоме заявили, что ручной пересчет части голосов несильно расходится с электронными, и фактически не повлияет на окончательные итоги выборов. При этом до окончательного утверждения итоги голосования останутся неофициальными. Таким образом, на сегодняшний день «Движение Садр» получило 73 места, независимые кандидаты – 38, Коалиция «Такаддум» — 38, Коалиция «Правового государства» – 35, ДПК – 33, Альянс «Фатх» – 16 мест. Курдские партии в совокупности получили 64 места в парламенте Ирака. Мандаты в новом парламенте обеспечили себе 97 женщин, что на 14 больше квоты.

Ранее, 13 октября, ВНИК Ирака заявила, что на нее не повлияло какое-либо давление со стороны каких-либо партий или сторон, а изменение количества полученных партиями в ходе выборов мест является нормальным явлением.

Избирком заявил 19 октября, что окончательные результаты парламентских выборов будут объявлены через 17 дней. ВНИК Ирака получила 1372 апелляции, оспаривающие результаты досрочных парламентских выборов. Крайний срок подачи жалоб истек 19 октября. Избирком одобрил 26 из 1436 апелляций, которые подали политические партии и рядовые граждане республики, не согласные с результатами подсчета результатов парламентских выборов. Большая часть жалоб была отклонена, так как они не подкреплялись какими-либо доказательствами. ВНИК Ирака 29 октября сообщила, что продолжает вручную пересчитывать более 2000 урн для голосования после принятия к рассмотрению сорока шести апелляций на выборах в законодательные органы. Ручной пересчет бюллетеней проводится на участках в провинциях Дияла, Майсан и в Багдаде. После его завершения окончательные официальные результаты будут представлены на утверждение Федеральному судебному совету.

Политические наблюдатели подчеркивают: «Важно отметить, что голосование признано в общем и целом прозрачным. Технические усовершенствования аппаратов для голосования, компьютеризация выборного процесса, сохранность бюллетеней и быстрое объявление промежуточных результатов (в течение 24 часов после голосования) снизили вероятность фальсификаций. Несмотря на нехватку ресурсов, небольшой опыт проведения кампаний и массовый бойкот, независимым кандидатам, в основном сторонникам протестного движения, удалось получить около 40 мест».

МВД Ирака по итогам выборов сообщило, что серьезных инцидентов в течение дня голосования 10 октября замечено не было. Силы безопасности задержали 77 человек за нарушения в ходе парламентских выборов в десяти иракских провинциях, включая Багдад, Киркук и Диялу. По всей стране «было пресечено более 200 попыток помешать процессу голосования».

17 октября премьер-министр Ирака М. аль-Казыми выступил с заявлением, в котором призвал избранных депутатов «восстановить доверие людей к политической работе в Ираке». «Политика для некоторых стала концепцией шантажа и лжи для обмана людей. Мы призываем партии к солидарности для преодоления политических или личных разногласий».

Россия высоко оценивает усилия Ирака по проведению досрочных выборов в парламент и надеется на скорейшее формирование в Багдаде нового инклюзивного правительства, заявили 11 октября в МИД РФ.

МИД Китая приветствовал «успешное проведение парламентских выборов в Ираке и надеется, что все фракции воспользуются этими выборами в качестве возможности для дальнейшего укрепления сплоченности, достижения прогресса во внутриполитических процессах, а также обеспечения долгосрочного порядка, стабильности и процветания в стране».

23 октября Совбез ООН отметил улучшение в избирательном процессе в Ираке и ожидает, что после утверждения итогов парламентских выборов в стране будет сформировано инклюзивное правительство. Страны-члены Совбеза «поздравили народ и правительство Ирака в связи с проведением выборов 10 октября». В заявлении СБ ООН приветствуются «промежуточные отчеты о том, что выборы прошли ровно, были значительные и процедурные улучшения по сравнению с прошлым голосованием». Правительство Ирака предотвратило насилие в день волеизъявления.

Опубликованные 11 октября предварительные итоги парламентских выборов сразу же обострили политическую ситуацию в Ираке. Проиранские шиитские партии и вооружённые группы жестко осудили их, назвав «манипуляцией» и «мошенничеством». Они объявили о своем коллективном неприятии результатов голосования, в соответствии с которыми число их мест в парламенте существенно сократилось. Неудовлетворительные для проиранских шиитских партий результаты парламентских выборов можно оценить и снижением их популярности среди населения. Многие граждане выступают против усиления политического влияния Ирана на страну и непрозрачности работы военизированных группировок, выдвинувших своих кандидатов на плебисцит. А тот же «Фатх» фигурировал в ряде скандальных инцидентов. Сторонников связанных с альянсом группировок подозревают в причастности к похищению и убийству нескольких активистов. Лидер блока «Фатх» Х.аль-Амири отверг предварительные итоги досрочных выборов в парламент, назвав их сфабрикованными. Он добавил, что возглавляемый им альянс «будет всеми силами защищать голоса своих кандидатов и избирателей». Как известно, «Фатх» получил 16 мест в парламенте, тогда как по итогам выборов 2018 года блок занял второе место, обеспечив себе 48 мандатов.

Поражение «Фатха» и других статусных шиитских сил означает ослабление иранских позиций в Ираке. Политические аналитики отмечают, что «результаты выборов стали сильным сигналом для Ирана о том, что его политическое оружие отвергается шиитской улицей». Тем не менее, Иран по-прежнему имеет значительное влияние на несколько шиитских блоков и фигур и будет стремиться оказать давление на переговоры». Также подчеркивается, что «резкая потеря голосов проиранскими группами на минувших выборах – следствие пресыщения гегемонией Тегерана в иракской политике», а все чаще звучащие угрозы ополчения в адрес властей Ирака и стран региона это – отчаянная попытка поддерживаемых Ираном групп вернуть свое влияние». Когда-то эти партии и группировки контролировали страну и обладали внегосударственными полномочиями, «но теперь они потеряли и то, и другое».

Лидеры «Фатх» и «Аль-Хашд аш-Шааби» сознают, что укрепление позиций ас-Садра означает угрозу их привилегиям, политическому и военному доминированию в стране. Как известно, М.ас-Садр неоднократно заявлял, что будет добиваться роспуска всех вооруженных формирований, включая «Аль-Хашд аш-Шааби» и курдские пешмерга. По его мнению, оружие должно быть сосредоточено только в руках иракских вооруженных сил.

По информации СМИ, командующий иранскими силами «Кудс» генерал Э.Каани прибыл в Багдад 11 октября, менее чем через 24 часа после парламентских выборов в Ираке. Визит Каани не получил огласки, поскольку он должен был встретиться с руководителями поддерживаемых Ираном шиитских группировок.

В целом по итогам голосования, ни у одной партии нет достаточного количества мест, чтобы сформировать правительство самостоятельно. Большинство иракцев либо своими голосами, либо отказом голосовать отвергли иранское влияние в своей стране, что, по мнению многих арабских аналитиков, делает Тегеран самым большим проигравшим на выборах в Ираке в 2021 году, но в тоже время это не увеличивает рычаги влияния США. Ведь М.ас-Садр выступает против любого иностранного вмешательства в Ирак, будь то из Тегерана или Вашингтона, и он хочет, чтобы США начали серьезный диалог о своем военном присутствии на иракской земле.

Шиитские партии и блоки, которые не добились успеха на выборах, ставят под сомнение весь процесс подготовки и проведения выборов, и возлагают вину на ВНИК Ирака. Коалиция «Правовое государство», возглавляемая бывшим премьер-министром Н.аль-Малики, пригрозила подать в суд на избирком, если требование отмены результатов парламентских выборов не будет выполнено. Было заявлено, что ВНИК Ирака должна признать «провал» в процессе управления парламентскими выборами и что она несет ответственность за фальсификации.

Проигравшие на выборах шиитские партии проводят в Багдаде и других городах страны массовые акции протеста. Так, 14 октября сторонники альянса «Фатх» заблокировали дорогу, соединяющую города Мосул и Эрбиль, бетонными заграждениями. Сотни сторонников «Фатха» также организовали пикетирование в районе города Талль-Афар, к западу от Мосула.

Протестные выступления против фальсификации парламентских выборов прошли 17 октября в Багдаде, Басре, Эн-Насирии, Мосуле и Талль-Афаре. Практически повсеместно протестующие перекрывали автотрассы и жгли шины. Демонстранты заблокировали главную дорогу, связывающую Багдад с северными провинциями, а в южной провинции Васит протестующие заблокировали дорогу горящими шинами к северу от города Кут. В Басре демонстранты заблокировали дороги в центре провинции. Участники акций заявляли: «Протесты будут продолжаться и могут превратиться в мирные сидячие забастовки, которые не прекратятся до тех пор, пока мы не добьемся пересчета голосов на всех участках или даже не проведем новые выборы».

18 октября сторонники шиитских ополченцев, недовольные результатами парламентских выборов, провели акции протеста в провинции Дияла, обвиняя ВНИК Ирака и некоторые политические блоки в мошенничестве в ходе выборов. В этот же день дополнительные силы безопасности были развернуты в Багдаде, из-за угрозы протестов сторонников шиитских ополченцев, не удовлетворенных результатами выборов. Силы безопасности закрыли все въезды в «зеленую зону» в центре Багдада после того, как сторонники «Фатха», объявили о проведении протестов рядом с этим районом.

20 октября в Багдаде и других городах вновь прошли демонстрации сторонников шиитских партий, которые заявили о намерении обжаловать итоги выборов. Несмотря на ряд инцидентов, протесты в целом протекали мирно. Митингующие блокировали дороги к югу и северу от столицы, а также собрались у въездов в «зеленую зону». Пройти дальше в этот район им не позволила полиция и силы безопасности. Комитет по демонстрациям потребовал провести судебный процесс над главой и членами Совета уполномоченных Избиркома. Комитет также призвал «провести обзор работы всех директоров и сотрудников Совета Комиссии, чтобы убедиться в их профессионализме и независимости, поскольку доказано, что большинство из них принадлежат к влиятельным политическим партиям, которые извлекли выгоду при манипулировании выборами и полученными результатами». Заявление также содержало призыв «сохранить мирную демонстрацию и продолжить ее с решимостью и стойкостью». Сторонники партий и фракций, выступающих против результатов парламентских выборов, продолжили сидячую забастовку.

В ночь на 24 октября в Багдаде агрессивно настроенная толпа пыталась прорваться в посольство США и военную базу, обвиняя американцев в фальсификации иракских парламентских выборов. Агрессивные граждане прорвались в особо охраняемую «зеленую зону», но приблизиться к посольству и базе США они не смогли из-за противодействия иракских военных.

25 октября в Багдаде и ряде других городов продолжились демонстрации против результатов парламентских выборов. Демонстранты требовали ручного пересчета бюллетеней на всех участках.

28 октября в Багдаде вновь прошли акции протеста против результатов парламентских выборов. Сотни людей собрались возле Высшего судебного совета Ирака, чтобы потребовать ручного пересчета голосов на всех избирательных участках страны.

После объявления предварительных итогов парламентских выборов иракские политические партии и альянсы приступили к переговорам о создании «крупнейшего блока в парламенте, который получит шанс назначить премьер-министра». Ожидается, что переговоры будут длительными, и займут несколько месяцев, прежде чем можно будет сформировать коалицию, представляющую не менее 165 членов парламента, и избрать главу правительства.

14 октября М.ас-Садр, чье движение завоевало наибольшее число мест в будущем парламенте, распорядился о формировании комитета для переговоров с другими иракскими политическими блоками о формировании нового правительства. Ас-Садр также призвал все стороны воздерживаться от насилия и давления на избирательную комиссию и Федеральный суд. Кроме того он предостерег соседей Ирака от любых попыток вмешательства во внутренние дела его страны, включая пересмотр результатов выборов. Ас-Садр предупредил, что «будет прибегать к международным законам и добиваться сокращения экономических отношений со странами, которые отказываются прекратить свое вмешательство во внутренние проблемы Ирака». Шиитский лидер заявил, что иракские политические партии не должны взаимодействовать со странами региона, в противном случае их вмешательство будет «оскорблением Ирака, его народа, независимости, престижа и суверенитета».

18 октября ас-Садр прибыл в Багдад для ведения политических переговоров с целью формирования «сильной и дееспособной политической коалицию, которая получит право создать правительство». При этом садристский блок «не будет использовать прежние механизмы для формирования правительства, имея на руках четкие стратегические и методологические планы на предстоящий период».

24 октября ас-Садр официально изложил свою позицию. «Я считаю, что первое, что должно быть сделано в будущем для родины, — это [формирование] правительства национального большинства, чтобы в парламенте у нас было две партии: лоялисты …и оппозиция». «Правительство будет нашим правительством, и сам ас-Садр будет ежедневно следить за всеми деталями», — заявил один из руководителей садристского движения. «Требование полного контроля над новым правительством было расценено соперниками ас-Садра, такими как Н.аль-Малики, А.аль-Хаким, лидер движения «Аль-Хикма», и бывший премьер-министр Х.аль-Абади, как «вопиющее нарушение» политической нормы, которая сохранила превосходство различных политических и вооруженных сил с 2003 года. Независимо от их успеха на выборах, многие политические тяжеловесы в Ираке смогли сохранить влияние лишь благодаря неофициальной системе разделения власти. Но теперь ас-Садр разрывает это неписанный свод правил, и соперники и бывшие партнеры теперь осуждают его планы как «переворот» против них»».

Сообщается, что ас-Садр на фоне провала проиранского «Фатха» и других аналогичных политических альянсов и партий начал переговоры о формировании правительства без учета мнения этих групп, что породило у них опасения, что он стремится к полному доминированию и их маргинализации. «Этой ситуацией пытается сейчас воспользоваться Н.аль-Малики. Бывший премьер активно спекулирует на этих опасениях проиранских групп и использует их в качестве рычага в рамках наращивания своего потенциала».

В ответ политические блоки и группировки, известные своими тесными связями с Ираном, ведут переговоры о формировании нового альянса, чтобы составить конкуренцию движению М.ас-Садра. В частности, «Правовое государство» Н.аль-Малики планирует объединиться с альянсом «Фатх» Х.аль-Амири. Этот шаг даст партии больше рычагов воздействия на переговоры по формированию нового правительства Ирака. «Но ситуация слишком сложна, чтобы все было так просто. Очень большие различия между партиями [на шиитской арене], возникшие в результате недавних выборов, очень затрудняют принятие традиционных решений, которые преобладали в последние годы». «Шиитская община Ирака не является единой. Она разделена по линиям экономических и образовательных различий, уровню религиозных и политических взглядов, лояльности различным духовным лидерам. Многие иракские шииты светской ориентации более привержены идеям иракского национализма, чем религиозной общности. В прошлом многие из них симпатизировали идеям социализма. Исторически связь большинства иракских шиитов с Ираном обуславливалась несправедливым отношением к ним иракских властей. Эта практика достигла своего пика во времена правления Саддама Хусейна. В условиях правительства шиитского большинства нужда в поддержке Ирана стала ослабевать. Некоторые духовные лидеры иракских шиитов, например, Садр использовали антииранские настроения для достижения определенных политических целей, разыгрывая карту арабского национализма. Соперничество между духовными шиитскими лидерами Ирака и расхождения доктринального характера ограничивали масштабы ирано-иракского сотрудничества».

Ближайшее будущее покажет, смогут ли иракские политики разрешить свои противоречия мирным путем или политический кризис закончится очередным противостоянием или даже гражданской войной.

В целом же, как считают многие местные и зарубежные политические наблюдатели, прошедшие парламентские выборы мало что изменят в стране. Многие иракцы сигнализируют о своем недоверии к властям, не участвуя в голосовании, что будет способствовать застою в политике и затруднит переход к такому гибкому управлению, которое могло бы помочь решить экономические проблемы Ирака и проблемы безопасности. Следующее правительство Ирака вряд ли проведет значительные реформы, поскольку политики будут по-прежнему зациклены на сохранении своей доли мест в парламенте и влияния в кабинете министров и над ним, а не на решении структурных вопросов».

Нерешенные проблемы в различных сферах продолжают осложнять отношения между центральным правительством Ирака и властями курдской автономии. Отметим, что в последнее время в решении отдельных спорных проблем, главным образом в финансовой сфере, между Багдадом и Эрбилем происходят отдельные позитивные подвижки.

Тем временем курдское руководство все более отчетливо и настойчиво реализует курс на укрепление самостоятельности подвластных ему территорий, которые в настоящее время в значительной степени представляют собой независимое государственное образование. В то же время на официальном уровне власти автономии продолжают заявлять о приверженности своим обязательствам по соглашениям с федеральным правительством Ирака.

Курдские СМИ сообщили, что иракские силы безопасности вечером 11 октября применили боевые патроны для разгона толпы курдов, собравшихся, чтобы отпраздновать результаты парламентских выборов в районе Рахимава в городе Киркук, а 12 октября иракская армия якобы направила танки и бронетехнику в курдские кварталы Киркука. Были арестованы более 60 молодых курдов, которые, участвовали в праздновании успеха курдских партий на парламентских выборах. Согласно предварительным результатам, курды Киркука обеспечили шесть мест своим представителям в парламенте Ирака.

Ирак — это одна из самых богатых углеводородами стран в мире, где подавляющее большинство видов экономической деятельности зависит исключительно от состояния технологически стареющего нефтегазового сектора. При этом страна сталкивается с огромными экономическими проблемами, которые сменявшие друг друга правительства неоднократно пытались решить и не смогли.

Ирак вдвое сокращает посевы в сельскохозяйственных районах из-за нехватки водоснабжения. Резервов водохранилищ и рек будет достаточно лишь для орошения 250 тыс. га полей по сравнению с 500 тыс. в 2020 году, сообщило министерство водных ресурсов республики, отметив, что причиной дефицита стало падение уровня рек Тигр и Евфрат, и снижение количества осадков. Ирак в последние годы страдает от засухи, которая с течением времени становится все сильнее.

В октябре Иран приостановил подачу газа на электростанции в центральных и южных районах Ирака, что повлияло на сектор электроэнергетики страны в целом. Источник в министерстве электроэнергетики Ирака сообщил, что ведомство поручило заправочным станциям выключить турбины после прекращения прокачки газа с иранской стороны. Отключение газа вызовет снижение энергоснабжения в центральных и южных регионах Ирака. Как известно, Ирак импортирует до 75% газа и электроэнергии из Ирана, полагаясь на Тегеран в области энергетики. Ирак производит от 19 000 до 21 000 мегаватт электроэнергии, в то время как необходимо более 30 000 мегаватт.

За первые десять месяцев 2021 года около 37 000 человек из Ирака покинули страну, и миграция продолжается. За последние 7 лет более 633 000 человек покинули Ирак.

Министерство нефти Ирака получило в нынешнем году дополнительные доходы в размере 16 млрд долларов, заявил 27 октября представитель министерства.

Эпидемиологическая ситуация в Ираке в минувшем месяце оставалась сложной, хотя рост числа заболевших коронавирусом COVID-19 в октябре продолжал существенно сокращаться. Тем не менее, пандемия коронавируса продолжает негативно сказываться на положении дел в стране. По состоянию на 1 ноября число заболевших достигло 2 057 716 человек – прирост за месяц – 51 725 человек (в сентябре прирост заболевших составил 108 532 человека). Число умерших от COVID-19 в октябре достигло 23 223 человека. Прирост числа умерших составил 921 человек (в сентябре он был 1424 человека).

В сентябре в сфере внешней политики руководство Ирака продолжало проводить курс на упрочение положения страны в регионе и на международной арене. Особое внимание, как и прежде, уделялось отношениям с соседними государствами. В то же время подготовка и проведение парламентских выборов в октябре, последующие события, связанные с подведением итогов голосования, снизили внешнеполитическую активность иракского руководства

25 октября премьер-министр Ирака М.аль-Казыми провел в Багдаде встречу с главой правительства Ливана Н.Микати. Аль-Казыми отметил, что Ирак надеется на укрепление взаимодействия с Ливаном по направлениям экономики, безопасности и борьбы с терроризмом. Микати, в свою очередь, благожелательно высказался о той поддержке, которую Ирак оказывает Ливану в период тяжелейшего экономического кризиса, охватившего страну, и выразил надежду на дальнейшее «благополучное сотрудничество». В ходе диалога стороны договорились создать межправительственную комиссию для координации усилий по вышеперечисленным направлениям. Предполагается, что эту группу возглавят заместители премьер-министров двух стран.

14 октября министр водных ресурсов Ирака М.Р.аль-Хамдани сообщил, что соглашение, достигнутое между Ираком и Турцией по водным спорам, вступило в силу. У двух стран были давние разногласия по поводу рек Тигр и Евфрат, которые берут начало в Турции и впадают в Ирак, являясь двумя основными водными ресурсами для большинства населения и различных отраслей промышленности страны. Аль-Хамдани поблагодарил турецкую сторону за проявленную приверженность выполнению ранее подписанного соглашения, заявив, что министерство иностранных дел его страны подтвердило, что сделка вступила в силу. Ирак также имеет спорные проблемы с Ираном по поводу водных ресурсов. Министр сказал, что правительство в Тегеране не стремится к сотрудничеству в решении этих проблем, и это наносит вред Ираку и его народу.

В конце октября иранские и иракские власти отменили визовые требования для своих граждан, которые прибывают в каждую из двух стран  на самолете.

16 октября М.ас-Садр, лидер движения, получившего наибольшее число депутатских мандатов на недавних парламентских выборах, выдвинул несколько условий по развитию отношений с США, если возглавляемое им Движение придет к власти. Одним из условий является то, что дипломатические отношения между США и Ираком должны быть «между государствами с полным суверенитетом». Ас-Садр отметил, что переговоры о выводе войск США из Ирака должны быть серьезными, призвав Вашингтон не вмешиваться во внутренние дела Ирака и держать Ирак вне региональных конфликтов.

Президент иракской курдской автономии Н.Барзани и эмир Катара шейх Тамим бен Хамад Аль Тани встретились 17 октября в Дохе, обсудив двусторонние отношения и региональные события. Два лидера выразили готовность к дальнейшему укреплению отношений для более тесного сотрудничества в областях, представляющих взаимный интерес, подчеркнули важность развития отношений Иракского Курдистана и Ирака с Катаром и подчеркнули инвестиционные возможности для катарских предприятий в иракской курдской автономии и Ираке.

Таким образом, в октябре 2021 года военно-политическая обстановка в Ираке продолжала оставаться сложной. Страна по-прежнему находится в состоянии затяжного системного кризиса. Серьезные противоречия по многим принципиальным вопросам внутренней и внешней политики сохраняются между ведущими политическим силами Ирака. Главным событием в стране в прошедшем месяце стали выборы депутатов Совета представителей республики, состоявшиеся 10 октября. Наибольшее число мест в парламенте по их итогам получило шиитское движение во главе с М.ас-Садром, в то время как шиитские политические силы, ориентирующиеся на Иран, потерпели неудачу. Сложной остается ситуация в иракской экономике. Страна страдает от глубокого кризиса всех систем жизнеобеспечения, остро ощущается нехватка воды и электроэнергии. В то же время в октябре продолжал, причем заметно, снижаться рост числа заболевших коронавирусом COVID-19. В минувшем месяце, особенно в первой половине, отмечалось уменьшение активности деятельности террористов группировки «Исламское государство» и радикальных шиитских группировок, ориентирующихся на Иран. Многочисленные нерешенные проблемы по-прежнему осложняют отношения между федеральным правительством в Багдаде и руководством курдской автономии в Эрбиле.

52.68MB | MySQL:102 | 0,497sec