ФРГ – Бахрейн: особенности и перспективы сотрудничества

Германия строит экономические связи с Бахрейном, учитывая особенности его хозяйственных тенденций. Первую из них можно обозначить как диверсификация. Она происходит в той или иной степени во всех государствах Персидского залива, которые, понимая, что недра при условии сегодняшних темпов добычи нефти будут истощены в течение жизни двух-трех поколений, стремятся совершить переориентацию. По сравнению со структурами государств-соседей хозяйство Бахрейна находится в более выигрышном положении, поскольку диверсификация здесь началась раньше, чем в других странах. Уже в 70-е годы были определены приоритетные отрасли — производство стали и алюминия.

Вторая тенденция состоит в том, что нефтегазовый сектор остается важным каналом получения иностранной валюты. Именно благодаря ему объем валового внутреннего продукта (ВВП) растет в течение последних трех лет на более 6% (2008) с изначально обозначенной перспективой 3-4% (2009), но затем скорректированной в связи с мировым финансовым кризисом и краткосрочными прогнозами на рынке нефти.

Третья тенденция — Бахрейн позиционировал себя в деле «общего процветания стран Персидского залива» (так указывается в специальном исследовании «Экономические тренды. Бахрейн в 2008/2009») как «финансовый центр либерального направления, что является привлекательной стороной для инвесторов, а также для туристов, прежде всего из Саудовской Аравии». В королевстве сегодня около 400 финансовых институтов, отмечается в Newsletter Nr. 9 November 2008 — официальном издании Общества немецко-арабского сотрудничества (Ghorfa).

Четвертая тенденция. Свой ближайший экономический рост Бахрейн связывает с увеличением добычи газа, необходимого для развития производства алюминия. Особо следует отметить недавнее (2-й квартал 2008) увеличение объемов добычи газа вдвое, до 7,2 млрд куб. метров. При сохранении подобных темпов есть возможность резко повысить производство алюминия, являющееся, как известно, весьма энергоемким.

В свою очередь, наличие планов по резкому увеличению производства алюминия изменит хозяйственный облик страны. В ближайшие годы появятся такие крупные фирмы, как Bahrain Atomisers International (Alu-Pulver), Aluminum Extrusion Company (Balexo), Alu-Kabel Middle East Aluminium Cable (Midal), Gulf Aluminium Rolling Mill Company (Garmco). Бахрейн с объемом производства алюминия 0,8 млн тонн в год в настоящее время является его крупнейшим производителем в мире.

Пятая тенденция — стабильное развитие нефтеперерабатывающей и химической промышленности и наращивание выпуска продукции. Так, во 2-м квартале 2008 г. производство в нефтеперерабатывающей промышленности увеличилось на 10%, что в конкретном выражении означает 390 тыс. тонн.

Шестая тенденция — экономика Бахрейна находится в сильной зависимости от партнеров, прежде всего от США и Саудовской Аравии. Подписанное в 2006 г. с США соглашение о двусторонней свободной торговле — первый договор подобного рода между заокеанским партнером и странами Залива. Как никакая другая страна в регионе, Бахрейн зависит от импорта, на долю которого приходится (2008) две трети ВВП. Крупнейший поставщик — Саудовская Аравия. Австралийское сырье помогает наращивать объем производства алюминия. В 2007 г. список основных поставщиков продукции в Бахрейн выглядел — в соответствии с их долей в товарообороте — следующим образом: Австралия, Япония, Саудовская Аравия, Китай, США, ОАЭ, Германия, Великобритания, Индия, Италия.

Для того чтобы Германия могла войти в первую пятерку партнеров, как планируют Бахрейн и ФРГ, с обеих сторон должны быть предприняты определенные усилия, связанные не только с хозяйственными приоритетами, но и с особенностями менталитета. К примеру, немцы, приученные к точности и скрупулезности (порой даже излишней, что создает проблемы для них самих), не в состоянии приноровиться к существующей в Бахрейне статистике.

Приводя статистические данные, хозяйственные эксперты ФРГ, как правило, предупреждают: к сведениям, полученным из Бахрейна, следует относиться с осторожностью, поскольку единая система их формирования и обработки в стране еще не отлажена. Этим объясняются разночтения при изучении статистических данных, вплоть до самых общих. К примеру, до сих пор неизвестна численность населения в стране, так как, по данным одного министерства, она составляет 750 тыс. человек, по другим, из иного ведомства, — 1 млн, из третьего министерства — 1,1 млн. То же касается прироста населения: он указывается в довольно широком диапазоне — от 6,0 до 8,1%.

Еще один пример: добыча газа в Бахрейне распределяется таким образом, что одна треть газа идет на производство электроэнергии. Вместе с тем, по оценке правительственных экспертов, запасов газа хватит еще на 15 лет, а Международное энергетическое агентство считает, что речь идет о сроках значительно — едва ли не вдвое — меньших.

Принцип «выдавать желаемое за действительное», к сожалению, присущ большинству чиновников Бахрейна, которые не хотят выглядеть на фоне соседей второстепенным государством. Но без ясной картины положения в различных отраслях производства Германия, готовая вкладывать значительные инвестиции в те сферы, в которых она традиционно считается высоким профессионалом (например, в горнодобывающей промышленности, металлургии), просто не рискует делать это.

Стремясь быть объективными, эксперты ФРГ тщательно взвешивают все «за» и «против». С одной стороны, они считают привлекательными такие реалии Бахрейна, как развивающаяся экономика, уровень валютных резервов (4,9 млрд долларов в 2008), стратегическое положение страны, либерализация в ряде секторов хозяйства, достаточно высокий по сравнению с другими странами Залива уровень диверсификации. С другой стороны, они отмечают настораживающие моменты, среди которых, в частности, следующие: высокая зависимость от цен на нефть, мощное влияние (если не сказать — диктат) на хозяйственную жизнь Саудовской Аравии, численность гастарбайтеров (каждый второй житель Бахрейна — иностранец), ограниченные резервы нефти и газа.

В числе рисков политического и экономического характера эксперты ФРГ указывают внутреннюю нестабильность, которая угрожает социальными последствиями: при преобладающем числе шиитов — 70% населения — королевский дом проводит суннитский курс. В стране высок уровень инфляции (в 2008, по официальной версии, 7%, по оценкам международных экспертов — выше) и внешней заложенности (10,2 млрд долларов в 2008).

Данными обстоятельствами в известной степени объясняется тот факт, что как торговый партнер Германии Бахрейн играет незначительную роль. В списке стран — потребителей немецких товаров королевство в 2007 г., согласно сведениям Федерального статистического управления, занимало 85-е место. В 2007 г. Германия отправила в Бахрейн товары на сумму 334 млн евро, что на 13% меньше, чем годом ранее. Тем не менее в первые семь месяцев 2008 г. объем немецкого экспорта в Бахрейн составил 194 млн евро, что на 7% больше, чем в аналогичный период 2007 г. В числе основных товаров — легковые автомобили (41,8 млн евро), грузовые и специальные транспортные средства (13,4 млн), оборудование для горнодобывающей промышленности и строительная техника (12,8 млн), оборудование для производства электроэнергии и ее распределения (8,9 млн евро).

Объем бахрейнских поставок в ФРГ вырос (2007) на 38% и достигл 114 млн евро. В первые семь месяцев 2008 г. он составлял 60 млн евро, т.е. находился на уровне предыдущего года. Основная доля этих поставок — измерительная техника, одежда, продукция машиностроения.

В целом доля импорта из ФРГ в 2008 г. составила 0,51 млрд долларов США при его общем объеме 15,6 млрд долларов, т.е. 1/30 часть. Доля экспорта в ФРГ еще меньше: менее 1/100 части — 0,17 млрд долларов при общем объеме 19,2 млрд долларов.

На этом фоне несколько странно звучат оценки министра иностранных дел ФРГ Ф.-В. Штайнмайера о том, что «наши экономические связи преуспевают», как он отметил в интервью бахрейнской газете Al-Ayyam (26.10.2008). Не исключено, что он хотел доставить удовольствие прибывающему через считанные часы в Берлин королю Бахрейна. «Я особенно рад видеть растущий интерес немецких компаний к Бахрейну как к региональной основе или центру для того, чтобы заняться коммерцией во всем регионе», отметил Штайнмайер. Для подобного утверждения у него были основания: в настоящее время в Бахрейне действуют около 50 немецких фирм, имеющих представительства или участников проектов. В общей сложности в стране находятся около 750 резидентов — немецких граждан. Соглашение о поощрении иностранных инвестиций под защитой закона в Бахрейне было подписано в феврале 2007 г.

Отвечая на вопрос корреспондента Al-Ayyam, в каких сферах могут быть расширены или углублены двусторонние контакты, министр отметил: «Я вижу реальные перспективы для совершенствования культурного сектора: мы хотели бы усилить нашу культурную деятельность — например, предлагая немецкие языковые курсы в Бахрейне или посылая большее количество бахрейнских студентов для учебы в Германии». Знакомясь с такими перспективами, становится понятно, что грандиозных планов сотрудничества ФРГ не строит. Поэтому фраза: «Деловые круги доверяют друг другу» в приведенном интервью — не более чем дань дипломатическому этикету.

Вместе с тем Бахрейн видит немало перспектив для плодотворного сотрудничества. «Мы хотим извлечь пользу из опыта Германии и ее выдающейся роли», — сказал на пресс-конференции в ходе визита в Берлин (28.10.2008) король Бахрейна Хамад бин Иса аль Халифа. Он отметил, что в числе крупных проектов, которые он лично видит в ближайшей перспективе, — строительство железной дороги, формирование новой международной финансовой системы с помощью ФРГ. (Попутно отметим, что тема строительства железной дорогой уже обсуждалась королем Бахрейна с правительством Турции, результаты переговоров неизвестны.)

Бахрейнская сторона хотела бы ощущать более тесные экономические отношения с Германией и в таком важном секторе бизнеса, как активизация усилий малых и средних предприятий. Работа по формированию частного сектора уже начата. Сегодня в Бахрейне, как заявляют правительственные круги, каждый пятый занятый в общественном производстве задействован в частном секторе. Для сравнения: в Дубаи число участников частного сектора составляет не более 1%.

Вопрос о прогнозировании хозяйственного развития Бахрейна следует рассматривать в контексте экономического состояния региона. Так, немецкий эксперт Мартин Белль (Martin Bоеll), видя в Бахрейне часть Совета сотрудничества стран Залива, отмечает, что его перспективы по-прежнему будут зависеть от объемов добычи углеводородного сырья, однако эта сфера подлежит модернизации, которую эти государства полностью импортируют. Шесть стран Залива — обладатели двух пятых мировых запасов нефти и одной пятой глобальных газовых запасов — понимают, что важно повысить доходность отрасли. Переработка этого сырья будет охватывать и такую сферу, как производство удобрений, напрямую связанную с продуктивностью орошаемых площадей в регионе и других странах, а также с производством продуктов питания.

В этом аспекте прогнозируется укрепление конкурентных позиций и новых рынков. Так, в 2015 г. доля стран Ближнего Востока и Северной Африки в мировом экспорте карбамида возрастет с 40 до 50%, а аммиака — почти вдвое. Предвидится и резкое увеличение объема производства фосфорных удобрений. При этом в данном виде производства будет неуклонно расти доля стран Залива. Что касается участия в этом секторе Бахрейна, можно отметить, как указывают немецкие эксперты, завершающееся в настоящее время проектирование компанией Gulf Petrochemical Industries Company B.S.C. (GPIC) завода по производству аммиака и карбамида. Проект оценивается в 200 млн долл. США и представляет собой две установки стоимостью 412 млн долларов, которые построят около 500 рабочих и служащих.

В ближайшие два года, свидетельствует Мартин Белль, нам предстоит столкнуться с довольно пестрой картиной положения в государствах Залива. Рост экономики и влияние на нее мирового финансового кризиса будут идти во взаимосвязи, однако на состоянии различных государств региона это отразится по-разному. Прогнозируется, в частности, выход Катара на мировой рекорд и период рецессии, который охватит Дубаи. Оман разворачивает нефтяной кран в сторону Саудовской Аравии, пишет М. Белль, для Кувейта завершаются миллиардные контракты. «Конечно, наблюдатели настроены оптимистично: период после бума означает наступление добумного периода», отмечает он в статье «Рост производства в Заливе: пестрые прогнозы» (13.01.2009) на сайте Федерального министерства экономики и развития. В частности, прогноз роста ВВП для Бахрейна в 2009 и 2010 гг. составит соответственно 2,7 и 3,0%. Это почти в пять раз меньше, чем у Катара, который в предстоящем двухлетии будет безусловным лидером среди стран Залива, и вдвое меньше, чем у Омана и Йемена. Однако Бахрейн находится (как ему и хотелось) в почетном окружении Саудовской Аравии и ОАЭ, причем уже в 2009 г. он опередит ОАЭ почти вдвое. Эти показатели вполне сопоставимы с аналогичными показателями Саудовской Аравии — речь, напомним, идет о процентах прироста ВВП, а не об объемах, выраженных суммой в валютном исчислении.

Федеративная Республика Германия представляется Бахрейну не только весьма перспективным экономическим партнером и производителем высококачественных товаров, но в большой степени глобальным игроком в мировой политике.

Таким образом, кстати сказать, воспринимает ФРГ не только Бахрейн. Нелишне отметить в этой связи, что Ф.-В. Штайнмайер — первое зарубежное высокое официальное лицо, принятое новой американской администрацией.

В процессе сближения с Германией Бахрейн ожидает серьезных политических дивидендов. Первый и главный из них связан с надеждами на роль ключевого игрока в Ближневосточном регионе. С этой целью и осуществляется в Бахрейне создание мощной индустриальной базы, охватывающей металлургию, машиностроение, горнодобывающую промышленность, энергетику, строительство железной дороги.

Речь, как мы видим, идет о ключевых отраслях экономики, развивая которые королевство сможет если не выйти на уровень Саудовской Аравии и ОАЭ, то существенно приблизиться к ним. Помощь в реализации честолюбивых планов ожидается от ФРГ. Об этом, в частности, шла речь в мае 2008 г. во время встречи в Берлине глав внешнеполитических ведомств двух стран.

«Я счастлив, что Германия и Бахрейн обладают такими превосходными двусторонними отношениями. С середины семидесятых, когда эти отношения были формально установлены, обе наши страны были успешны в построении основательных, почтительных и доверительных отношений. Политически мы сотрудничаем очень близко по многосторонним проблемам — Бахрейн поддерживает немецкие предложения и наоборот». Возможно, эта оценка главой МИДа ФРГ политической составляющей взаимосвязей со временем перерастет и в экономическую плоскость, где взаимная работа в ее активной фазе, по существу, только разворачивается.

43.96MB | MySQL:92 | 0,944sec