Сотрудничество АНДР и Турции снизит поставки алжирского газа в Европу

В ближайшие годы поставки в Европу алжирского газа могут снизиться на 3.5 – 4 млрд куб. м. Это следует не только из динамики сокращения его добычи, роста внутреннего потребления в АНДР, но и экспорта в другие страны, включая Турцию.

Так, Анкара намеревается дополнительно увеличить поставки алжирского СПГ уже со следующего года. Речь идет о соответствующем предложении, сделанном министром энергетики и природных ресурсов Турции Фатихом Донмезом своему коллеге из АНДР Мухаммеду Аркабу во время их совместной пресс-конференции, состоявшейся 10 ноября в Алжире в кулуарах 11-й сессии совместной межправительственной алжиро-турецкой комиссии по экономическому, научно-техническому сотрудничеству.

Напомним, что согласно контракту, подписанному в 1995 году, Алжир гарантировал поставки Турции СПГ, эквивалентные 4 млрд куб. м в год в течение 20 лет.

Этот объем вырос к 2018 году до 4.4 млрд куб. м. А в 2018 году государственная энергетическая компания АНДР Sonatrach подписала с Анкарой соглашение о дополнительном увеличении закупок алжирского СПГ общим объемом на 1 млрд куб. м до 5.4 млрд куб. м в год.

И хотя цифры относительно нового увеличения газовых поставок открыто не называются, по имеющимся данным, речь идет о получении Анкарой дополнительных объемов голубого топлива на 1 – 1.5 млрд куб. м в год.

Заметим, что речь в данном случае не идет о снабжении запускаемого сторонами совместного проекта по производству полипропилена в Турции. Подобные проекты будут снабжаться алжирским сырьем отдельно.

Заметим, что, делая новое «газовое» предложение, турецкая сторона заявляет о желании постепенного наращивания поставок СПГ из АНДР «в ближайшие несколько лет в рамках долгосрочного контракта, рассчитанного почти на тридцать лет с возможностью продления».

Заметим, что и руководство АНДР не смогло устоять от такого предложения. Так, министр энергетики и горнодобывающей промышленности Алжира Мухаммед Аркаб с радостью поддержал предложение своего турецкого коллеги Фатиха Донмеза. Как ожидается, дополнительное соглашение по данному вопросу будет подготовлено в скором времени.

В связи с этим важно напомнить, что Турция, крупный импортер энергоносителей, все больше полагается на импорт СПГ для удовлетворения своих потребностей в электроэнергии. Эта страна также увеличивает свои инвестиции в энергетику, участвуя в совместных проектах с другими странами, особенно нефтехимических. Одним из них является строительство завода по производству полипропилена в Турции, реализуемое алжирской и турецкой компаниями Sonatrach и Renaissance с октября текущего года.

При этом, выступая на открытии этой 11-й сессии совместной комиссии, Мухаммед Аркаб попытался развить данный успех, пригласив турецких операторов приехать и инвестировать в нефтегазовый сектор Алжира, упомянув о подготовке властями «нового закона об углеводородах», который, по его словам, открывает широкие перспективы для инвестиций.

В свою очередь, министр энергетики и природных ресурсов Турции заявил, что для этого созданы условия, поскольку общие турецкие инвестиции в Алжир за короткий срок выросли до 5 млрд долларов, и пока большая часть их сосредоточена в секторах, не связанных с углеводородами, особенно в сталелитейной промышленности. И здесь можно усмотреть намек Анкары на стремление еще больше развить соответствующее сотрудничество в условиях, когда по признанию Фатиха Донмеза, «из-за пандемии COVID-19 его параметры снизились и обеим сторонам придется приложить серьезные усилия для их увеличения».

Впрочем, у сторон имеются все шансы в следующем году не только исправить эти упущения, но и расширить существующие параметры сотрудничества уже в сфере черной металлургии.

Напомним, что турецкий сталелитейный гигант Tosyali является одной из крупнейших компаний в этом секторе в Алжире. Его производство находится в городе Бетиуа провинции Оран. Причем только в первом квартале 2021 года эта компания экспортировала около 230 000 тонн продукции черной металлургии, что эквивалентно 130 млн долларов. Это рекордные показатели, достигнутые данным комплексом с момента начала его экспортной деятельности.

Причем в ноябре текущего года Tosyali должен начать реализацию в АНДР нового проекта возведения завода по производству листовой стали мощностью 2 млн тонн в год.

Но кроме черной металлургии стороны готовятся развивать сотрудничество и в других областях. Так, Алжир и Турция параллельно подписали ряд меморандумов и соглашений о сотрудничестве в сферах торговля и промышленность, общественные работы, сельское хозяйство, окружающая среда, ветеринария и культура.

Также стороны обсудили возможности ведения ими бизнеса в областях возобновляемых источников энергии, налоговых льгот, производства углеводородов на морском шельфе и обучения в соответствующих областях. С этой целью 10 ноября в присутствии двух министров был организован «Форум деловых людей», посвященный энергетике и горнодобывающей промышленности.

Кроме того, они также рассмотрели другие аспекты сотрудничества, связанные с обменом опытом, инвестиционными возможностями и партнерством по развитию горнодобывающего сектора Алжира, в том числе в области исследований, разведки, добычи и производства минеральных материалов, включая фосфориты и их производные в виде удобрений.

По данным Мухаммеда Аркаба, последний момент может быть особенно интересен турецким коллегам, поскольку его ведомство работает над внесением изменений в закон о добыче полезных ископаемых с целью сделать его более привлекательным для иностранных инвесторов вообще и Анкары в частности.

Причем по мнению вышеупомянутого алжирского министра, новый закон о горнодобывающей промышленности, а также улучшение делового климата в стране должны поспособствовать привлечению серьезного объема инвестиций в данный сектор уже в следующем году. В связи с этим, по его данным, алжиро-турецкая комиссия высокого уровня соберется уже в ближайшие месяцы.

И все вместе это свидетельствует о заметной заинтересованности Турции в дальнейшем развитии совместных с Алжиром проектов.

Однако среди самых перспективных и ёмких по размеру ожидаемых вложений остаются нефтегазовая и нефтехимическая отрасли, производство и транспортировка электроэнергии, о чем фактически открыто заявили обе стороны. Соответственно, они намереваются специально оговорить в скором времени все необходимые детали.

Но вернемся к углеводородному сектору. В дополнение к расширению поставок алжирского СПГ для турецких проектов в ближайшие годы может заметно увеличиться в АНДР и внутреннее потребление газа. И связано это не только с продолжающимся демографическим ростом.

Так, параллельно с ведением «турецких» переговоров, руководство АНДР подписало долгожданное соглашение с французской компанией Total о начале производства полипропилена на нефтехимическом заводе в алжирском же Арзеве в 2025 году. Произошло это через семь лет после подписания Конвенции о его реализации с алжирской компанией Sonatrach. В этот проект французская сторона намеревается вложить свыше одного миллиарда долларов.

Точный масштаб его производства и объемы необходимого для его работы газового сырья неизвестны. Но предположим, что речь идет о потреблении, сопоставимом по параметрам с начатым в октябре текущего года алжиро-турецким проектом. То есть вероятно, что ежегодно на работу франко-алжирского будет уходить не менее миллиарда кубометров голубого топлива (после выхода данного предприятия на полную мощность).

С учетом того, что даже при самых благоприятных вариантах развития алжирской газовой отрасли, инвестиции туда пойдут лишь в 2022 году, а очевидный эффект они дадут не ранее 2025 года, уже в 2024 году с учетом алжиро-турецкого и алжиро-французского проектов из экспорта газа АНДР в Европу может быть изъято 3.5 – 4 млрд куб. м голубого топлива. Опять же, надо отметить, что эти благоприятные варианты могут быть реализованы лишь в случае, если руководство АНДР наконец-то изменит собственное инвестиционное законодательство в пользу инвесторов.

Уверенности в этом нет, поскольку соответствующие разговоры безрезультатно ходят в Алжире уже не первый год.

В любом случае, это весьма серьезные цифры с учетом периодически возникающих газовых кризисов в Европе. Причем для отдельных стран подобные сценарии могут быть особенно болезненными.

Заметим, что с учетом стратегического партнерства по газу между Алжиром, с одной стороны, и Испанией с Италией с другой, под вопросом остается другой его крупный и проблемный в плане политическом партнер – Франция. Ей с учетом всего вышесказанного следовало бы уже сейчас задуматься о подготовке к поиску соответствующего объема газа у других его поставщиков и в первую очередь России.

55.54MB | MySQL:105 | 0,574sec