Ситуация в Алжире: октябрь 2021 г.

В октябре продолжили углубляться двусторонние кризисы в отношениях Алжира с Францией и Марокко.

2 октября Алжир решил отозвать «для консультаций» своего посла во Франции. Этот демарш последовал после того, как ранее в тот же день многие алжирские СМИ перепечатали статью французской «Монд». Она написала, что президент Франции Эммануэль Макрон, принимая потомков французов, воевавших в Алжире (1954 – 1962), утверждал, что после достижения независимости в 1962г., эта страна строилась «на мемориальной ренте», поддерживавшейся ее «военно-политической системой». Он напомнил, что была «полностью переписана» «официальная история» Алжира, «которая  опирается не на правду», а на «идеи ненависти к Франции».

Алжир объяснил свое решение тем, что он «отвергает любое вмешательство в свои внутренние дела», отметив, что оно было принято после «заявлений, приписанных» Э.Макрону. В коммюнике канцелярии президента АНДР пояснялось, что отзыв посла связан с «особо неприемлемой ситуацией, порожденной этими безответственными заявлениями».

По данным алжирских СМИ, еще один мотив решения АНДР связан с тем, что Э.Макрон назвал президента Алжира Абдельмаджида Теббуна «заложником очень твердой системы». Он также поиронизировал над Алжиром, который представляет французов как «единственных колонизаторов», забывая про османский период с XVI по XVIII века.

В предыдущий раз Алжир отзывал своего посла из Франции в мае 2020 г. после того, как телеканалы France 5 и парламентский распространили документальный фильм об алжирском протестном движении «Хирак».

Очередной дипломатический конфликт начался после того, как Франция 28 сентября приняла полностью суверенное решение ужесточить условия выдачи виз для жителей Алжира, Марокко и Туниса. Это решение она объяснила нежеланием этих трех стран принимать тех выходцев из них, которые после проведения разрешенного времени пребывания во Франции «забывали» затем вернуться на родину. Речь также шла о радикально настроенных исламистах. Как пояснил представитель правительства Франции Габриэль Атталь, «это – резкое решение, это – необычное решение, но оно стало необходимым после того, как эти страны стали отказываться принимать тех своих граждан, которых мы не желаем и не можем оставлять во Франции».

3 октября Генштаб французской армии сообщил, что Алжир запретил французским военным самолетам использовать свое воздушное пространство. Обычно оно использовалось для обеспечения действий французского контингента «Бархан» в зоне Сахеля. По оценке Генштаба, это решение Алжира не повлияет ни на операции, ни на разведывательные миссии», проводимые Францией в Сахеле.

Вышедшие 4 октября алжирские газеты предсказали, что необычно острый кризис во франко-алжирских отношениях, связанный с высказываниями Э.Макрона, будет долгим, и что он будет только углубляться.

В Париже не стали опровергать высказывания, приписанные Э.Макрону. Однако уже 5 октября президент Франции высказался за «примирение» в вопросах совместной исторической памяти.

10 октября А.Теббун потребовал от Парижа «полного уважения алжирского государства», адресовав Э.Макрону фразу о том, что «история не может быть фальсифицирована». «Франция должна забыть, что Алжир одно время был ее колонией», — утверждал он, специально или не специально забыв, что французы всегда считали Алжир составной часть Франции, и он никогда не находился в введении министерства колоний метрополии.

Очередная словесная перепалка возникла на этот раз между А.Теббуном и главой МВД Франции Жеральдом Дарманином после того, как первый назвал «большой ложью» слова второго о числе алжирцев, выдворения которых требовала Франция. По данным окружения Ж.Дарманина, Франция выдала с января с.г. около 7730 обязательных постановлений с требованиями удалить с ее территории алжирских граждан. Кстати, у Ж.Дарманина есть второе имя – Муса, в память об его деде, алжирском стрелке времен Второй мировой войны.

По версии А.Теббуна, список, переданный Алжиру в 2020 году, и три списка от 2021г. содержали 94 случая, из которых 21 человек Алжир принял, 16 были отвергнуты. Про арифметику забудем. В отношении отвергнутых более – менее понятно. «Они не вернутся в Алжир, так как они связаны с терроризмом. Они вернулись из Сирии. Есть среди них обладатели двойного гражданства, семьи которых не проживают в Алжире», — заявил А.Теббун.

В окружении Ж.Дарманина на это ответили, что в упомянутых 94 случаях речь шла о «самых опасных лицах, которых хотели выдать как можно быстрее».

Очередное французское «расшаркивание» после проявленной «смелости» имело место 12 октября, когда глава МИД Франции Жан-Ив Ле Дриан заявил о «фундаментальном уважении алжирского суверенитета» со стороны Парижа.

20 октября Париж призвал Алжир «уважать» его суверенитет. Этот призыв прозвучал после того, как посол Алжира в Париже призвал алжирскую диаспору сформировать единую команду для вмешательства во «французскую политическую жизнь» за 6 месяцев до президентских выборов во Франции.

На марокканском треке 7 октября Алжир призвал к выводу марокканских войск из тампонной зоны в Западной Сахаре, очевидно, сделав вид что забыл, почему они там появились – после блокады сепаратистами автодороги на Мавританию. «Демилитаризация этой зоны является краеугольным камнем для любого действенного политического процесса, направленного на поиск мирного решения конфликта», — утверждал представитель МИД Алжира.

Днем ранее ООН назначила 74-летнего ветерана Организации Стаффана де Мистуру на пост нового эмиссара генсека ООН в Западной Сахаре. Этот пост освободился еще в мае 2019г., однако Марокко и/или Фронт ПОЛИСАРИО отвергли 12 предлагавшихся за прошедшее время кандидатов.

В уже упоминавшемся выше заявлении А.Теббуна от 10 октября относительно Франции досталось и Марокко. Глава Алжира в тот день сообщил, что его страна «еще не приняла окончательное решение относительно возобновления действия контракта об использовании газопровода GME, по которому алжирский природный газ через территорию Марокко подавался в Испанию.

Срок действия контракта истекал 31 октября. При этом он тут же утверждал, что «Испания больше не будет получать газ по GME, поскольку мы больше не нуждаемся в нем. Согласно А.Теббуну, все поставки алжирского газа в Испанию будут отныне осуществляться через подводный газопровод Medgaz, который к тому времени уже работал на максимуме своих возможностей, подавая в год 8 млрд куб. м, то составляет менее половины контрактных обязательств Алжира по отношению к Испании и Португалии. «Мы договорились с Испанией, что при малейшем нарушении функционирования (системы) все наши суда направятся в Испанию с тем, чтобы поставить ей сжиженный газ», — заверил А.Теббун.

За транзит алжирского газа через свою территорию Марокко ежегодно получало около 1 млрд куб. м газа, за счет которого удовлетворяло 97% своих потребностей. Одна половина из этого объема — бесплатно за транзит, вторая – по льготной цене.

27 октября по итогам переговоров в Алжире между министром экологии Испании (отвечает и за энергетику) Терезой Риберой и министром энергетики и шахт АНДР Мухаммедом Аркабом было подтверждено, что с 1 ноября поставки алжирского газа в Испанию будут осуществляться только по газопроводу Medgaz. При этом Алжир подтвердил, что выполнит свои обязательства перед Испанией несмотря на остановку работы газопровода GME.

31 октября президент АНДР А.Теббун предписал государственной компании СОНАТРАК не продлевать контракт на использование GME «с учетом враждебных действий королевства».

14 октября Министерство национальной обороны Алжира сообщило, что в результате подрыва на мине близ границы с Марокко погиб 1 алжирский пограничник, 2 получили ранения. Инцидент имел место близ населенного пункта Деглен в провинции Тлемсен.

В октябре алжирские власти продолжили преследовать активистов протестного движения «Хирак», развернувшегося в феврале 2019 г. в ответ на решение тогдашнего главы Алжира Абдельазиза Бутефлики вновь, в пятый раз, баллотироваться на выборах. Акции движения привели к отставке А.Бутефлики. Действующие власти утверждают, что выполнили все требования движения, но акции протеста продолжаются, на сей раз – против существующей политической системы.

11 октября суд второй инстанции подтвердил осуждение на 2 года тюрьмы строгого режима одного из лидеров движения «Хирак» Шамс Эддина Лаалами. Он обвинялся в «пропаганде ненависти, оскорблении властных институтов, распространении ложной информации, побуждении к невооруженным собраниям».

30-летний Лаалами был арестован бойцами береговой охраны в конце июня при попытке удрать из Алжира морским путем. 4 июля он был арестован.

13  октября административный суд Алжира принял решение о роспуске организации «Объединенные действия молодежи» (RAJ), которая находилась в первых рядах протестного движения «Хирак». «Этот вердикт нас не ослабит и не повлияет на нас после 28 лет существования, сопротивления и борьбы за свободу и демократию», — заявила RAJ в коммюнике, сообщив, что обжалует приговор. Со своей стороны «Международная амнистия» назвала приговор «ужасным ударом по правам человека в Алжире». Приговор был вынесен по запросу МВД, потребовавшего роспуска RAJ.

12 октября Министерство транспорта Алжира объявило о намерении возобновить в ближайшие недели паромное сообщение с портами Испании и Франции, прерванное в марте 2020г. из-за пандемии. Морское сообщение с Испанией планировалось восстановить с 21 октября, с Францией – с 1 ноября.

13 октября суд в алжирском квартале Дар эль-Бейда вынес очередной приговор Саиду Бутефлике – младшему брату бывшего президента Абдельазиза Бутефлики. На сей раз он получил 2 года тюрьмы строгого режима по обвинению «в препятствовании отправлению правосудия». Прокуратура требовала для него 7 лет тюрьмы. Главным обвиняемым на этом процессе был бывший министр юстиции Тайеб Лух. Он получил 6 лет тюрьмы.

Ранее 63-летний С.Бутефлика получил по приговору трибунала 15 лет тюрьмы по обвинению в «заговоре против армии» в период, когда военные потребовали от А.Бутефлики уйти в отставку. 2 января 2021 г. трибунал второй инстанции оправдал С.Бутефлику, но оставил его под стражей во избежание «трафика влияния». Он был переведен из военной тюрьмы в гражданскую.

13 октября алжирские СМИ сообщили, что спецслужбы страны предотвратили вооруженные атаки, которые активисты Движения за автономию Кабилии (ДАК) планировали с помощью зарубежных сообщников. Согласно коммюнике Генеральной дирекции национальной безопасности (DGSN), ранее полиция нейтрализовала группу из 17 человек, связанных с ДАК, которое алжирские власти считают «террористической» организацией. Аресты были произведены в Кабилии в провинциях Тизи-Узу, Беджаия и Буира. В коммюнике сообщалось, что подозреваемые были в постоянном контакте через Интернет «с иностранными сторонами, действующими под прикрытием организаций гражданского общества и базирующимися в Израиле и в одной из стран Северной Африки (подразумевается Марокко – авт.)».

В ответ ДАК 14 октября опроверг какую-либо свою причастность к упомянутым в коммюнике DGSN вооруженным атакам, которые якобы планировали активисты Движения. «Упомянутые 17 человек не имеют никакого отношения к ДАК», — заявил для АФП представитель учрежденного ДАК Временного правительства Кабилии Аксель Амезиан. В коммюнике ДАК утверждалось, что «алжирский режим пытается дьяволизировать Кабилию и ДАК для того, чтобы убить всех тех, кто критикует его разрушительное управление страной во всех планах». В нем подчеркивалась приверженность ДАК исключительно к мирным формам борьбы за осуществление права берберов на самоопределение.

22 октября спецпосланник АНДР по вопросам Западной Сахары и стран Магриба Амар Белани сообщил, что Алжир проинформировал Совет Безопасности ООН относительно своей оппозиции формату «круглого стола» для переговоров относительно западносахарского урегулирования. Он назвал этот формат контрпродуктивным. В нем предполагалось участие Марокко и сепаратистов из Фронта ПОЛИСАРИО, а также в качестве наблюдателей – Алжира и Мавритании. «Круглый стол» предполагалось провести в Швейцарии.

31 октября Алжир выразил «глубокое сожаление» в связи с одобрением Советом Безопасности ООН резолюции о продлении мандата Миссии ООН по организации референдума в Западной Сахаре (Minurso). В коммюнике МИД Алжира эта резолюция была названа «односторонней». «Алжир не поддержит эту одностороннюю резолюцию, которая способствует претензиям государства-оккупанта (Марокко) и поощряет его непреклонность и маневры, призванные помешать процессу деколонизации Западной Сахары», — утверждалось в документе.

При голосовании в Совбезе Россия и Тунис воздержались.

В целом, в октябре подтвердился очевидный курс Алжира на конфронтацию с Марокко. С другой стороны было очевидно такое же намерение. Все это чревато непредсказуемыми последствиями для региональной безопасности.

52.76MB | MySQL:103 | 0,489sec