О реакции политиков Ливана на кризис в отношениях с Саудовской Аравией

Первые недели ноября продемонстрировали дальнейшее развитие кризиса в отношениях этой небольшой арабской страны с Саудовской Аравией. Напомним, что триггером для данного кризиса послужили заявления министра информации Джорджа Кордахи. В августе в интервью ливанской телекомпании LBC Дж. Кордахи отметил, что йеменские хоуситы «защищаются против  саудовской агрессии», а саму саудовскую военную кампанию в Йемене охарактеризовал как «напрасную». В ответ на это 30 октября 2021 года Саудовская Аравия выдворила посла Ливана из Эр-Рияда и отозвала своего посла в Ливанской Республике. 2 ноября примеру КСА последовали ОАЭ, Кувейт и Бахрейн. Одновременно Саудовская Аравия объявила о запрете импорта товаров из Ливана. В настоящее время КСА является четвертым по величине и значимости импортером ливанских товаров на общую сумму в 250 млн долларов в год.

Эта информация вызвала большое беспокойство в ливанских деловых и политических кругах. Ливанская экономика после гражданской войны 1975-1990 годов попала в сильную зависимость от аравийских монархий. Большинство ливанцев проживают за границами своей страны. Переводы от трудовых мигрантов составляют 16% ливанского ВВП. В 2016 году ливанские эмигранты прислали своим родственникам 7,2 млрд долларов. Важной составляющей этой рабочей силы являются ливанские граждане, проживающие в государствах ССАГПЗ – 400 тысяч человек. Согласно ряду источников, две трети валютных переводов поступает от ливанцев, проживающих в странах Залива. Экономический разрыв с аравийскими монархиями может также привести к сокращению иностранных инвестиций. Около 80% прямых иностранных инвестиций в Ливане в 1992-2019 годах поступали из стран Залива. При этом 40% шли в сектор недвижимости. Хотя с 2012 года не было заметного увеличения капиталовложений из ССАГПЗ, саудовские, катарские и эмиратские инвесторы по крайней мере не продавали свою собственность на территории Ливана. В случае же их ухода с рынка можно было прогнозировать падение цен на недвижимость на 10-20%. В апреле 2018 года, еще до экономического кризиса в Париже состоялась конференция CEDRE о выделении Ливану экономической помощи. В то время КСА выразила желание стать крупнейшим финансовым донором Ливана с оказанием помощи на сумму в 1 млрд долларов из 18, предложенных Клубом друзей Ливана. Правительство Ливана теоретически может получить и финансовую помощь МВФ, но непременным условием для этого является проведение структурных реформ, в том числе приватизация энергетической компании Electricite du Liban, с чем правительство медлит.

Между тем, экономическое положение страны продолжает оставаться катастрофическим. По оценкам экономических аналитиков газеты «Ан-Нахар», с 2019 до 2021 года курс ливанской лиры относительно доллара упал с 560 до 15000 лир за доллар (официальный обменный курс Центробанка составляет 1510 лир за доллар, но обменять валюту по нему невозможно). 55% ливанцев живут за чертой бедности (3,84 доллара в день). 23% ливанцев не могут позволить себе и этого, и живут в крайней бедности (в 2019 году таких было менее 8% населения). Цены на потребительские товары в 2020 году выросли на 146%, а цены на продовольствие с 2019 года на 400%. Во всех арабских государствах существует продажа так называемого «дешевого хлеба» по субсидируемым правительством ценам в интересах малоимущего населения. В Ливане цена этого хлеба выросла на 90%.  Цены на мясо в 2020 году увеличились на 110%, а цена на куриное мясо на 65%.

Средняя зарплата в Ливане до кризиса составляла около 950 тысяч лир, что было эквивалентно примерно 630 долларам. Сегодня средняя зарплата эквивалентна 63 долларам. Безработица, по данным на конец 2020 года, составляла 39,5%. ВВП Ливана в 2020 году упал на 25%. Государственный долг достиг отметки в 95,6 миллиарда долларов, что составляет 171% ВВП. Валютные резервы Центробанка (Banque du Liban), составлявшие до кризиса 30 млрд долларов, сегодня уменьшились до 17 млрд.

Сразу же оговоримся, что причиной саудовской ярости стала не позиция министра Кордахи (случайного человека в политике), а желание Эр-Рияда, согласованное с Вашингтоном и, вероятно, с Израилем вытеснить движение «Хизбалла» из ливанской политики. Для этого необходимо позиционировать как неконструктивное и непатриотичное, виноватого во всех бедах Ливана и ведущего к его международной изоляции. Тем более, что Джордж Кордахи является членом христианской партии «Марада», союзника «Хизбаллы» по Коалиции 8 марта. Ранее Запад уже пытался воздействовать на христианских союзников «Хизбаллы», подвергнув санкциям бывших министров Джебрана Басиля (лидер СПД) и Юсефа Фенианоса (партия «Марада»).

На Джорджа Кордахи в настоящее время оказывается систематическое давление с целью убедить его уйти в отставку и извиниться перед Эр-Риядом. 4 ноября премьер-министр Ливана Наджиб Микати убеждал строптивого министра уйти в отставку для того, чтобы смягчить кризис в отношениях с КСА. «Я еще раз повторил свой призыв к министру информации поставить превыше всего национальные интересы. Личная позиция министра информации погрузила Ливан в пучину опасной конфронтации с государствами Залива», — заявил премьер-министр. В своей речи он коснулся и поддержки министра Кордахи со стороны «Хизбаллы» (руководство движения, наоборот, убеждает его не уходить в отставку).  Микати отметил: «Мы полны решимости сосредоточить досье отношений с Саудовской Аравией и другими странами Персидского залива в своих руках и согласно нашим правовым нормам, а не делать из этих отношений объект для манипуляций и жонглирования некоторых политических лидеров».

В этой позиции умеренного суннитского политика Наджиба Микати нет ничего удивительного. Он всеми силами старается сохранить нейтралитет Ливана и добрые отношения с КСА, ОАЭ и Катаром, стремясь получить их экономическую помощь. Еще 8 октября 2021 года в интервью ливанской телекомпании MTV Микати заявил, отвечая на вопрос об отношении к КСА: «Саудовская Аравия является моим политическим и религиозным компасом. Ее двери всегда открыты для меня. Когда я совершаю свой пятикратный намаз, я делаю это в сторону киблы (Саудовской Аравии)». Обращает на себя внимание, что это интервью было дано корреспонденту телекомпании, находящейся в собственности Стриды Джаджаа, жены Самира Джаджаа, наиболее ожесточенного противника «Хизбаллы» и лидера партии «Ливанские силы», получающей финансовую помощь от КСА.

Ветеран ливанской политики, лидер Прогрессивно-социалистической партии Ливана (ПСП) Валид Джумблат в течение последнего месяца дал несколько интересных интервью, касающихся текущей ситуации в Ливане. В беседе с корреспондентом газеты Orient le Jour 12 ноября заявил  о том, что он не хочет становиться частью «фронта, противостоящего «Хизбалле»». Это можно считать аллюзией на недавний призыв просаудовского политика, бывшего министра юстиции Ливана и начальника Службы внутренней безопасности Ливана Ашрафа Рифи создать «единый фронт сопротивления «Хизбалле»». «Я уже устал от всех фронтов. Я ничей человек, и никто не сможет меня вот так запросто получить», — сказал Валид Джумблат. Он добавил: «Некоторые из моих взглядов идентичны позициям «Хизбаллы», но когда ты начинаешь им противоречить, ты оказываешься в перекрестье их прицела».

Касаясь отношений Ливана со странами ССАГПЗ, Джумблат отметил: «Неприемлемо провоцировать и подталкивать их к нашей изоляции. Это противоречит национальным интересам». В то же время В. Джумблат вошел в противоречие с самим собой. Если ранее он говорил, что не собирается противостоять «Хизбалле», то затем заметил, что на парламентских выборах 2022 года будет выставлять в районах Шуф и Алей совместных кандидатов с партией «Ливанские силы» Самира Джаджаа, так как их общим противником является СПД (Свободное патриотическое движение) Джебрана Басиля, являющееся союзником «Хизбаллы». Выступая 12 ноября в эфире телекомпании «Русия аль-йаум» (Russia Today на арабском языке) лидер ПСП заявил, что отношения с Саудовской Аравией имею критическое значение для Ливана, так как там живут и работают, помогая своим семьям, а также эти страны являются источником инвестиций для ливанской экономики. В то же время Иран не является, по его мнению, жизненно важным ливанским партнером. Отвечая на вопрос о том, не будет ли он против проведения линии подачи электроэнергии из Ирана в Ливан, он сказал, что, естественно, не будет, но при этом он очень сомневается в реальности этого проекта. «Если бы Иран действительно очень хотел поставлять нам электроэнергию, он давно бы это осуществил. К тому же полагаться на государство, находящееся под всеобъемлющими санкциями – это ненадежно».

Многие ливанские эксперты сходятся в том, что целью США и Саудовской Аравии является победа на парламентских выборах 2022 года их клиентов, противников Ирана и «Хизбаллы». Это позволит в будущем разоружить вооруженные формирования движения и низвести его до уровня маргинальной политической группировки. Однако это вряд ли осуществимо. 4 ноября министр иностранных дел Ливана Абдалла Бу Ваххаб (политик, вовсе не являющийся сторонником «Хизбаллы»), обращаясь к саудовской стороне, отметил, что «Удалить «Хизбаллу» из ливанской политики никому не удастся, так как оно является частью ливанской политической ткани и пользуется заслуженным уважением у сыновей ливанского народа».

52.44MB | MySQL:103 | 0,489sec