О поставках сжиженного природного газа из Катара в Великобританию

Катар считается лучшим выбором для Великобритании, чтобы выйти из энергетического кризиса. Цены на природный газ резко выросли, только в этом году обанкротилось около 20 британских энергетических компаний, а в Соединенном Королевстве запасов хватит всего на несколько дней. «Великобритания собирается идти не к иранцам или русским [у которых самые большие в мире доказанные запасы газа], а в Катар, который занимает третье место в мире. Это геополитика», — сказал Хью Майлз, основатель консалтинговой  фирмы Arab Digest. В начале ноября Financial Times сообщила, что Великобритания ведет переговоры с Дохой о том, чтобы Катар стал ее «поставщиком сжиженного природного газа (СПГ) в последней инстанции» Сообщается, что четыре катарских танкера со сжиженным газом были срочно перенаправлены на прошлой неделе из Азии в Великобританию для оказания помощи. «Этот вопрос о «поставщике последней надежды»- это пиар. Когда несколько недель назад начался энергетический кризис, предполагалось, что Катар предоставит больше танкеров. В какой-то степени так оно и было, и это не совсем удивительно», — сказал Дэвид Робертс, ученый, работающий на факультете оборонных исследований Королевского колледжа в Лондоне. Правительство Великобритании на этом фоне, однако, отрицает, что оно ищет новые контракты на поставку  СПГ с Катаром. «Правительство Великобритании не запрашивало и не обеспечивало никаких дополнительных поставок от правительства Катара. Наши поставки газа остаются безопасными благодаря широкому спектру источников внутри страны и за рубежом. У нас более чем достаточно возможностей для доставки, чтобы удовлетворить спрос», — заявил представитель правительства в электронном письме 15 ноября. Несмотря на такую реакцию правительства, долгосрочная сделка по СПГ с Катаром не только вероятна, говорят аналитики, но и неизбежна.
«Если Великобритания не сделает этого сейчас, то рано или поздно она это сделает. Она должна будет это сделать. Правительство Великобритании не хочет создавать впечатление, что существует кризис, но если вы видите цифры, объем хранения невелик, а все остальное невелико. Они, должно быть, уже получают что-то из Катара», — сказал Насер Тамими, старший научный сотрудник Итальянского института международных политических исследований (ISPI). Тем временем катарцы были бы более чем готовы заключить сделку с британцами. «Катар был бы абсолютно рад помочь, так как они получат хорошие заголовки в прессе и наберут очки у правительства Великобритании и [британской] общественности. Это также полис страхования жизни — это политика, Доха не заинтересована в том, чтобы просто зарабатывать деньги», — полагает  Х.Майлз. Катар долгое время был ключевым поставщиком СПГ в Великобританию, достигнув пика в 2011 году с 98%. Затем Великобритания решила диверсифицировать своих поставщиков природного газа, избегая чрезмерно полагаться только на это  государство Персидского залива, что подытожил лорд Хауэлл в секретной записи об энергетической политике в 2012 году: «Если бы [Катар] погрузился в хаос, мы бы оказались в дерьме, нам необходима диверсификация поставок». В 2019 году поставки катарского СПГ в Великобританию снова начали расти — с 15 до 39%. К 2020 году на долю катарского газа приходилось 48% импорта. «В этом году будет то же самое, что и в 2020 году, около 7 млн тонн, может быть, немного больше или меньше. Но если вы посмотрите на всю картину в целом, Катар занимает первое место, имея почти половину импорта СПГ Великобритании. Зависимость от импорта будет расти, поэтому Катар выйдет на первые места, так как Великобритания не хочет полагаться на Россию, а Норвегия находится на пределе своих возможностей в том, что они могут поставлять. Вот почему Катар является поставщиком последней инстанции», — считает Тамими.  Зависимость Великобритании от природного газа будет только увеличиваться, а внутреннее производство достигло пика в 2000 году. В прошлом году на газ приходилось 30% общего спроса на энергию, а газовые котлы обогревали 86% британских домов, по данным Британского центра энергетических исследований. Такой шаг будет связан с планами Катара по расширению рынков сбыта за пределами Азии — в настоящее время около 70% экспорта — по мере увеличения производства СПГ с 77 тонн в год (т/г) до 110  тонн в год к 2025 году и еще до 126 тонн в год к 2027 году. «Катар хочет переориентировать свои экспортные отношения с Европой, поэтому сделка между Великобританией и Катаром будет заключена, поскольку британцы критично  нуждаются в этом газе и  в поставщике в последней инстанции»,- сказал Джастин Даргин, эксперт по энергетике из Оксфордского университета.

Газовая промышленность является основным источником выбросов метана, мощного парникового газа. На недавно завершившемся климатическом саммите COP26, организованном Великобританией, страны обязались сократить выбросы метана на 30%к 2030 году. Неясно, как какие-либо планы по увеличению импорта связаны с этим обязательством. Если Великобритания стремится заключить контракт с Катаром в качестве поставщика в экстремальных условиях, Доха может проявить гибкость. Как правило, долгосрочные контракты Катара оцениваются в 10-15% от цены на нефть – если цена за баррель нефти составляет 100 долларов, покупатель платит 10-15 долларов за миллион британских тепловых единиц (MMBtu). «Катар может и будет в данном случае  гибким, так как, в отличие от Азии, Великобритания — это не просто клиент. Они могут дать Британии, скажем, 9 или 10 процентов, привязанных к цене на нефть. Но если рынок будет напряженным, как сейчас, Катару придется перенаправить поставки в Великобританию из Азии. Для катарцев — это концессия, поэтому в этом случае они потребуют «игры в долгую». Они  потребуют продление контракта с 5 до 10 лет или с 10 до 15 лет. Но какая бы сделка ни была бы подписана Дохой, как и в случае с контрактами с другими странами, она будет тщательно охраняться. Контракты не демонстрируются публике. Они похожи на ядерные секреты»,  — считает Тамими. Другие эксперты с этим выводом не согласны. Прежде всего, по причине того, что  этой  сделке для Дохи есть нечто большее, чем просто перенаправление Катаром судов, наполненных СПГ, для поддержания тепла в домах в Великобритании. «Великобритания не собирается вмешиваться [в Катар], поскольку Катар предпочитает углублять отношения. Торговля энергоносителями часто действует как своего рода клей для укрепления более широких отношений, будь то экономические инвестиции или военное сотрудничество, которое, как правило, следует за зависимостью от экспорта энергоносителей», — сказал Даргин.

Катар использовал свою «щедрость» в этом вопросе  и исторические связи с Великобританией для укрепления отношений, вложив в последние годы в британскую экономику более 50 млрд долларов. Ранее в этом месяце Фонд Катара и Rolls Royce заключили стратегическое партнерство для инвестирования миллиардов долларов в предприятия в области климатических технологий.

Что касается продаж вооружения и военной техники, то за последнее десятилетие Катар подписал с Великобританией сделок на сумму 57 млрд долларов. В 2018 году была подписана экспортная сделка на сумму 6,74 млрд долларов на 24 самолета «Тайфун» и 9 «Ястребов», а в апреле было подписано оборонное соглашение о партнерстве между военно-воздушными силами двух стран.

«Я не думаю, что Катар заключит жесткую сделку по СПГ. Он хочет долгосрочной безопасности и быть уверенным, что, когда он поднимет тревогу по какому-то поводу, Великобритания однозначно  поддержит его. Катар готов сделать все возможное, чтобы помочь Великобритании, будь то газ или деньги, которые он может легко предоставить», — указывает в этой связи Майлз.

52.46MB | MySQL:106 | 0,794sec