Обострение продовольственного кризиса в Алжире

В Алжире продолжает наблюдаться обострение продовольственного кризиса. Это видно не только на примере резкого удорожания картофеля у частных торговцев и выстраивающихся длинных очередей на распродажи соответствующей государственной продукции, но и по ситуации в хлебобулочной отрасли.

Так, в октябре – ноябре текущего года в целом ряде провинций АНДР прокатились забастовки протеста пекарей, недовольных попытками властей сохранить старые цены, поддерживаемые ими без изменений с 2006 года на самые ходовые среди алжирцев багеты на уровне 10 динар за единицу продукции. По их данным, текущие расценки не отражают реального положения дел, поскольку при таком раскладе их «маржа прибыли равна нулю».

В результате население нередко жалуется на невозможность купить хлеба по субсидируемой властями стоимости и в лучшем случае им предлагаются его элитные сорта по цене в полтора – два раза выше.

Местные чиновники пытались не допустить этих забастовок и заверить пекарей, что у них не будет проблем с поставками муки по пока еще сохраняемой субсидированной цене, которую они могут заказать в необходимом количестве на мукомольных заводах, и потому никакой необходимости поднимать цены на хлеб нет.

В ответ на это его производители утверждают, что дело не исчерпывается одним только сырьем для выпечки: «выросли счета, перекрывающие всю нашу выручку по потреблению воды, горючего, электричества, газа и всех прочих услуг», чего государственная политика субсидирования не учитывает.

В этих условиях не поддержавшие забастовку пекари идут на уловки, чтобы увеличить цену на свою продукцию под видом «элитной»: например, делают пищевые добавки, позволяющие избежать за это ответственности.

Сами алжирцы в этой связи заявляют: «они лишь посыпают багеты манной крупой, оправдывая повышение на них цен, качество которых в лучшем случае осталось прежним».

И эта ремарка неслучайна: в других случаях их коллеги, продавая хлеб по прежней цене, уменьшают массу багетов, или ухудшить качество, используя плохую муку.

Возмущение рядовых алжирцев вызвано тем обстоятельством, что власти реагируют на это очень слабо и отнюдь не спешат массово применять против торговцев принятое накануне драконовское законодательство, согласно которому виновные в завышении стоимости продуктов первой необходимости будут подвергаться тюремному заключению на срок до 30 лет.

Между тем, сейчас власти на местах обещают навести порядок, внедряя среди пекарей тотально контролируемую систему производства и поставок хлеба.

В частности, чтобы предотвратить разрыв в цепочке поставок и предотвратить растущую напряженность в отношении поставок хлеба, Министерство торговли требует, чтобы пекари поставляли муку непосредственно с указанных им государственных и частных мукомольных заводов.

Так, по указанию его руководства пекари теперь обязаны напрямую покупать её там по цене, установленной государством, на основе подробных счетов-фактур и других документов, по которым они и будут отныне отчитываться перед контролирующими органами по своим операциям поставки.

Проверку будет проводить Служба управления по конкуренции и ценам (DCP), также анализируя счета, выставленные пекарям на мукомольных заводах. Омар Амер, председатель Национальной комиссии пекарей, рабочей группы при Национальной ассоциации торговцев и ремесленников (Anca), считает этот шаг позитивным, однако указывает на необходимость внесения некоторых корректив в подобные действия властей.

По его словам, необходимо, чтобы частные мукомольные заводы сыграли большую роль в насыщении рынка сырьем, производя достаточное количество муки, упакованной в удобные для пекарей работы 50-килограммовые пакеты-мешки.

«Это поможет нам выполнить свою часть контракта, помогая надежно обеспечивать и продолжать поставки муки на рынок, особенно для выпечки».

Однако это технически неудобно для частных мукомольных заводов, предпочитающих мелкий формат крупному, производящих большое количество упакованной муки в мешках весом 2 кг, 5 кг, 10 кг и 25 кг, на том основании, что «они лучше расходятся среди потребителей».

Кроме того, другие коллеги Омара Амера сообщают в связи с этим о проблеме: «нехватке на частных мукомольных заводах желаемого количества зерна».

Для ее решения на днях была создана совместная комиссия, состоящая из представителей министерств сельского хозяйства, финансов и промышленности. Она должна изучить положение на более чем 200 мукомольных заводах.

Однако уже сейчас министр сельского хозяйства и развития сельских районов утверждает: «существует около 400 мукомольных заводов, и поставки пшеницы для них «значительно превышает потребности рынка» и просто необходимо насытить сырьем те мукомольные заводы, которые хотят запустить свои дополнительные мощности, как это предлагают пекари.

 

Но в таком случае возникает вопрос относительно того, куда в таком случае уходят «излишки» закона и почему их порой не хватает для выпечки пекарям на местах.

Правда, в этой связи председатель профсоюза Национальной комиссии пекарей считает, что частные мукомольные заводы «не могут производить исключительно муку для их работы, поскольку «они должны учитывать рентабельность производства» и выпускать более дорогостоящую продукцию, не ограничиваясь одним лишь «ходовым» хлебом.

Между тем, правительство страны уже приняло решение увеличить квоту на поставки «мягкой» пшеницы на мукомольные заводы с 50 до 60 процентами по сравнению с прежним уровнем.

Свою лепту в попытки разрешения кризиса вносит и «государственный сектор, который, по данным национального правительства, «играет первостепенную роль на этом рынке». Агропромышленная группа Agrodiv Spa, созданная в результате реструктуризации государственного коммерческого сектора в феврале 2015 года, имеет шесть дочерних предприятий по переработке зерна.

Её президент и генеральный директор Брахим Лазрег утверждает, что она занимает «17 процентов рынка и гарантирование обеспечивает непрерывные поставки: «вся наша продукция уходит пекарям в отдаленные районы юга страны и почти вся – в Центральном регионе».

Он также утверждает: «Мы производим упакованную муку в мешках весом 50 кг, предназначенную специально для пекарей. Мы позаботимся о том, чтобы наше производство максимально соответствовало их потребностям».

Между тем, данный управленец косвенно признает наличие проблемы, заявляя: «Государство должно обеспечить согласованность на этом рынке, в противном случае пекари будут вынуждены выходить на улицу и покупать муку, необходимую им для выпечки хлеба, по завышенным ценам».

Одной из причин существующего положения дел пекари указывают, что с 1975 по 1994 год потребительская цена на муку и манную крупу прямо закладывалась государством в продажи зерна и работу мукомольных заводов, будь то зерно местного производства или импортное зерно.

Однако в правительственном указе № 96-132 от 13 апреля 1996 года о ценообразовании на различных этапах распределения муки была четко установлена цена лишь на часть продаваемой пекарям муки.

Соответственно, в цепочке между поставками зерна и выходом конечного продукта на рынок появилось «рыночное» звено, способствующее снижению рентабельности работы пекарей и удорожанию хлеба.

В связи с этим Омар Амер отмечает, что «анархия захватила хлебопекарный сектор в течение двадцати пяти лет. Комиссия, которую я представляю, пытается объединить свои усилия, чтобы активно способствовать стабильности этого сектора».

Не прибавляет ее и фактически запущенная отмена государственного субсидирования и переход, согласно последним заявлениям премьер-министра Аймена Бенабдеррахмана, на систему адресной помощи.

И пока граждане АНДР отмечают, что власти страны не спешат обрушить меч правосудия на головы подобных нарушителей антиспекулятивных законов, «анархистов». И реально тем самым они де-факто легализуют отмену системы государственных субсидий, прежде распространяющихся на продукты первой необходимости и горючее.

Между тем, проблема с мукомольными заводами – лишь часть «хлебного кризиса». Другая ее часть – это отношения власти и национальных сельхозпроизводителей, в том числе зерновых, которые в зависимости от года обеспечивают от 30 до 50% потребления Алжира в пшенице и которые также могут пострадать от применения антиспекулятивных законов. В тоже время, им (как и многим торговцам) невыгодно торговать своей продукцией себе в убыток и потому у многих возникает желание «припрятать» сырье до окончательной отмены системы государственного субсидирования.

Что же касается указаний Омара Амера, то в результате принятого депутатами парламента нового бюджета 2022 года описываемая им анархия может еще больше подставиться. Ведь ничего определенного об отмене антиспекулятивных законов с их драконовскими мерами против нарушителей не говорится, и они продолжают действовать.

Скептики в этой связи также уверены, что систему взаимодействия между государством, закупающим за рубежом больше половины потребляемого в стране объема пшеницы, мукомольными заводами и пекарями придется в связи с этим также менять. Что, разумеется, вносит нервозность на рынке.

Будут ли власти компенсировать хотя бы частично рост мировой стоимости пшеницы или полностью «оптимизируют» цены? Во всяком случае, многим пекарям это неясно и это стимулирует их переждать переходное время, не вступая в реальный конфликт с алжирскими властями.

А пока главным пострадавшим здесь видятся простые алжирцы, понимающие, что прежде дешевый хлеб уходит в прошлое, а на смену ему идут обещанные властями персональные субсидии неизвестного объема и все чаще более дорогая продукция гораздо более худшего качества.

Соответственно, собственное будущее многими из них видится очень туманным, что дополнительно порождает у многих алжирцев нервозность и рост оппозиционных настроений.

52.41MB | MySQL:103 | 0,434sec