Ближневосточный аспект президентских выборов во Франции

30 ноября Эрик Земмур, известный французский политический комментатор и журналист еврейского происхождения, придерживающийся радикально-правых взглядов, официально объявил о том, что он выдвигает свою кандидатуру на назначенных на апрель будущего года президентских выборах. Опросы общественного мнения практически единодушно предсказывают, что в апреле будущего года именно Эрик Земмур будет противостоять во втором туре выборов действующему президенту Эммануэлю Макрону. Кампания Эрика Земмура построена на резкой критике последнего. В его официальном заявлении было прямо сказано, что он выдвигает свою кандидатуру для того, чтобы «спасти государство от коррупции и гнили, широко распространившимися (…) как следствие массовой иммиграции африканцев и мусульман». Одного этого заявления было бы достаточно, чтобы против Эрика Земмура ополчились все французские левые, не говоря уже о многочисленной мусульманской общине страны (согласно оценке ЦРУ на 2015 год, мусульмане составляли от 7 до 9% от всего населения Франции).

Однако взгляды Эрика Земмура широко известны во Франции, а потому в данном его заявлении не было, по сути, ничего нового. Он рассматривает чрезмерно толерантное отношение французского общества к иммиграции из стран Третьего мира, прежде всего, мусульманской иммиграции в качестве одного из проявлений общего идеологического кризиса  западноевропейского общества, выражающегося в господстве гипертрофированной «политической корректности». Эти идеи Эрик Земмур детально изложил в своей изданной в 2014 году книге Le Suicide français («Французское самоубийство»), которая вызвала скандал. При этом были раскуплены полмиллиона экземпляров книги. В прошлом против Эрика Земмура из-за его публичных выступлений против иммигрантов и мусульман несколько раз подавались в суд иски по обвинению в расизме. А не так давно исламский экстремист, поклявшийся на Коране, убить его, совершил на него неудачное покушение.

В продолжение выступления в связи с официальным выдвижением своей кандидатуры на президентские выборы Эрик Земмур заявил также: «Я решил взять нашу судьбу в свои руки, чтобы спасти (французское – В.Ч.) государство от той трагической судьбы, которая ожидает его из-за подавляющих нас (старожилов Франции – В.Ч.) меньшинств (прежде всего, мусульман и иммигрантов из стран Тропической Африки – В.Ч.), и именно поэтому я решил выдвинуть свою кандидатуру на выборах. Долгое время я довольствовался своей ролью журналиста, то теперь я уже не могу полагаться на то, что у политиков найдется мужество, необходимое для того, чтобы спасти государство. (…) Когда вы видите в (парижском – В.Ч.) метро женщин с покрытыми (традиционными мусульманскими головными уборами – В.Ч.) головами и черных мужчин, вы чувствуете, что вы уже не в том государстве, которое вы когда-то знали, что вы – чужие в вашей собственной стране».

Столь резкое неприятие иммигрантов может вызвать на первый взгляд недоумение при знакомстве с фактами биографии самого этого радикально-правого французского политика. Эрик Жустин Леон Земмур родился в 1958 году в городке Монтрей, расположенном неподалеку от Парижа, в алжирской еврейской семье, переселившейся во Францию незадолго до его рождения, в ходе войны в Алжире (1954-1962 гг.), которая окончилась превращением Алжира из неотъемлемой части Франции (три приморских департамента Алжира были юридически включены в состав метрополии) в независимое арабское государство и массовым исходом из него франко-алжирцев («черноногих», алжирцев европейского происхождения), составлявших порядка 10 % населения страны (более 1 млн человек).

Для понимания этого кажущегося противоречия между взглядами Эрика Земмура и его происхождением необходимо напомнить тот факт, что алжирским евреям – в отличие от алжирских мусульман — еще в XIX веке было предоставлено французское гражданство, и в культурно-политическом отношении к 50-ым года ХХ века они были почти полностью офранцужены, хотя и сохраняли еще по большей части владение местным разговорным арабским диалектом или местными берберскими языками (в зависимости от места жительства), и идентифицировали себя с французским государством, рассматривая себя в качестве части франкоалжирцев. Поэтому сразу же после выхода французских войск из Алжира почти вся местная еврейская община (порядка 120 тысяч человек) покинула страну. Лишь небольшая ее часть репатриировалась в Израиль, а подавляющее большинство переселилось во Францию (часть из них впоследствии репатриировалась оттуда в Израиль), став наряду с выходцами из других стран Северной Африки ядром современной еврейской общины Франции. В этом отношении алжирские евреи резко отличались от евреев соседних североафриканских стран – Марокко и Туниса, также находившихся длительное время под французским контролем. Подавляющее большинство марокканских и тунисских евреев репатриировались в 50-е – 60-е года прошлого века в Израиль, и лишь меньшинство переселилось во Францию.

Возвращаясь к Эрику Земмуру, следует отметить, что, будучи французским националистом, он никогда не отказывался от своего еврейства и не скрывал его. Тот факт, что еврейская община Франции, крупнейшая на сегодняшний день еврейская община Европы, находится в последние годы под постоянной угрозой исламского террора (угроза физического насилия и террора со стороны мусульман является одним из важнейших стимулов к репатриации евреев из Франции в Израиль), казалось бы, должен был сделать Эрика Земмура выразителем настроений его соплеменников и единоверцев.

Однако в реальности ситуация иная. Большинство евреев Франции традиционно не поддерживают радикально-правых кандидатов, некоторые из которых (например, покойный лидер Национального фронта Жан-Мари Ле Пен) в прошлом делали открыто антисемитские заявления. Поэтому официальные лидеры еврейской общины Франции относятся к Эрику Земмуру достаточно критически. Уместно напомнить и о том, что в свое время резкой критике со стороны еврейской общины было подвергнуто заявление Эрика Земмура, согласно которому французский маршал Анри Петен, который возглавлял во время Второй Мировой войны коллаборационистский режим Виши, спас коренных французских евреев тем, что выдал нацистам еврейских иммигрантов из других стран, отправленных в лагерях смерти.

Прохладно относится к этому кандидату на пост президента Франции и официальный Израиль. Израильские СМИ ограничились довольно краткими сообщениями о выдвижении кандидатуры Эрика Земмура, назвав его при этом «крайне правым». Официальные израильские лица воздержались от каких-либо заявлений по данному поводу. Они явно не хотят быть упомянутыми рядом с ним. В этом контексте представляется уместным упомянуть о таком инциденте, связанным Эриком Земмуром: В 2016 году он опубликовал статью, в которой утверждал, что французская армия, якобы, при участии офицеров ЦАХАЛа разработала план «отвоевания» населенных преимущественно мусульманами кварталов Парижа. Естественно, это ничем не подтвержденное скандальное утверждение было негативно воспринято официальным Израилем.

52.71MB | MySQL:103 | 0,510sec