О последствиях финансовой политики президента Турции Р.Т.Эрдогана

Центральный банк Турции наконец-то активно вмешался, чтобы помочь колеблющейся турецкой лире, поскольку валюта продолжала падение после того, как президент Реджеп Тайип Эрдоган провозгласил курс на удвоение снижения процентных ставок. Это привело к отставке министра финансов Лютфи Эльван 1 декабря на фоне беспрецедентного валютного кризиса, согласно решению, опубликованному в официальном издании Resmi Gazete. Президент Реджеп Тайип Эрдоган назначил Нуреддина Небати новым министром финансов и казначенйства. Он станет третьим министром финансов, который будет назначен с ноября прошлого года, когда тогдашний министр финансов Берат Албайрак подал в отставку.  Отставка Эльвана произошла на фоне валютного кризиса, в результате которого турецкая лира упала до рекордно низкого уровня, что еще больше снизило покупательную способность турок, и резких разногласий уже бывшего министра финансов с экономическим курсом Эрдогана.  В тот же день  Центральный банк Турции вмешался, чтобы помочь устоять лире.  После многолетнего давления со стороны Эрдогана и трех управляющих Центральный банк заявил, что он «напрямую» вмешался во вторник вечером, «продав сделки из-за нездорового формирования цен в обменных курсах». Представитель Центробанка добавил, что «орган начал проводить операции на Стамбульском рынке деривативов Borsa [VIOP] из-за нездорового формирования цен в обменных курсах». Вмешательство произошло за незадолго до того, как Эрдоган выступил перед государственным вещателем TRT, где он отстаивал свое мнение о том, что высокие процентные ставки вызывают высокую инфляцию. Несмотря на колебания валютных курсов, Эрдоган поклялся продолжать отстаивать свою политику низких процентных ставок. «Турция в настоящее время отказалась от денежно-кредитной политики, основанной на высоких процентных ставках, которые привели к тому, что несколько развивающихся стран остались в стагнации. Вместо этого мы перешли к стратегии роста, направленной на инвестиции, занятость, производство и экспорт… Процентные ставки — это зло, которое делает богатых богаче, а бедных беднее. То, что мы делаем, правильно. Мы разработали и разрабатываем политически рискованный, но правильный план. Весь мир знает, как мне неудобно из-за высоких процентных ставок. Я никогда не был сторонником процентных ставок. Меня среди сторонников этой политики  не было сегодня и не будет завтра», — заявил он.  В данном случае для президента важнее усиления инфляции является экономический рост. Турецкая экономика зафиксировала рост на 7,4% в годовом исчислении в третьем квартале 2021 года, свидетельствуют официальные данные, опубликованные 30 ноября. Но за последний год лира потеряла, по меньшей мере, 43% своей стоимости, что быстро подорвало сбережения турок и увеличило стоимость повседневных товаров. Во время своего интервью TRT Эрдоган сказал, что понимает «искреннюю озабоченность» турок ростом цен и «внимательно следит» за колебаниями валютных курсов. В качестве компенсации падения покупательной способности населения  официальные лица начали обсуждать повышение на 30% минимальной заработной платы, которую, по оценкам, получают 6 млн турок. Чистая месячная минимальная заработная плата в Турции составляет 2825,90 лиры — сейчас она составляет 214 долларов, по сравнению с 380 долларами в прошлом году. Таким образом, курс, прежде всего, на экономический рост в ущерб увеличению инфляции, сохраняется и укрепляется. В этой связи те же американские эксперты утверждают, что такие ставки рискованны просто в силу очень серьезной зависимости турецкой экономики от импорта. Прежде всего, от тех же энергоносителей и топлива. Эти два драйвера могут и потащить за собой весь комплекс  потребительской инфляции. К тому же совсем непонятны перспективы активности турецкого туристического рынка с учетом новых волн пандемии коронавируса. Вмешательство Центрабанка в ситуацию рождает у некоторых местных экспертов острожный оптимизм, поскольку ранее этот орган шел в фарватере  политики президента. 18 ноября явно под давлением Эрдогана Центральный банк Турции снизил свою основную процентную ставку на 100 базисных пунктов до 15%, третье ежемесячное снижение подряд и совокупное сокращение на 400 б. п.

Еще одним неожиданным последствием такой политики Анкары стало падения уровня доверия к турецкой лире на севере Сирии. А именно в районах турецкого контроля , в том числе и  в Идлибе, где Турция активно вводила в оборот лиру, позиционируя это, в том числе, и как один из аспектов распространения своего влияния в этом регионе. В июне 2020 года, когда стоимость сирийского фунта продолжала падать, Турция начала распространять свою собственную валюту, в удерживаемых повстанцами районах Северной Сирии. Тогда же  т. н. «правительство сирийского спасения», де-факто альтернативное правительство, связанное с исламистской группировкой «Хайят Тахрир аш-Шам» ХТШ, запрещена в России), приказало прекратить использование сирийского фунта в городе Идлиб и прилегающей сельской местности. В то время заработная плата колебалась от 10-30 лир в день, а обменный курс составлял 6,8 лиры за доллар США. Однако с прошлого года лира продолжала ослабевать по отношению к доллару, резко упав за последний месяц — до более чем 13 лир за 1 доллар в начале этой недели. Крайняя слабость лиры негативно повлияла на экономику на севере Сирии, оказав разрушительное воздействие на стабильность заработной платы и повысив цены на товары и услуги. Повышение цен в сочетании с крайней нищетой в регионе, которая, по оценкам ООН, составляет 97%, привело к тому, что большое количество людей вообще не смогли приобрести товары. Эта ситуация вызывает беспокойство у гражданских лиц в Идлибе, что еще больше ухудшает условия для уязвимых групп населения, которые уже столкнулись с экономическим кризисом, вызванным пандемией коронавируса. Местные бизнесмены уверенны, что стоимость лиры продолжит снижаться до тех пор, пока процентная ставка в Турции будет оставаться низкой.

52.71MB | MySQL:104 | 0,443sec