Британские эксперты о политике ОАЭ на сирийском направлении

Как полагает ряд британских экспертов, ОАЭ упорно добиваются возвращения Сирии в ЛАГ. Присоединившись к большинству арабских государств в бойкоте Дамаска в начале сирийского конфликта и проголосовав за исключение Сирии из Лиги арабских государств, Абу-Даби сейчас возглавляет усилия по отмене этого решения.  На это указывает ряд его поступательных шагов, среди которых необходимо отметить открытие посольства ОАЭ в Дамаске, визит в Сирию  министра иностранных дел шейха Абдаллы бен Заида  для встречи с президентом Башаром Асадом: первый контакт на высшем уровне между двумя государствами за десятилетие, и проработка   инвестиций в разрушенную сирийскую экономику. В этой связи британские эксперты задаются вопросом:  почему ОАЭ перешли от изоляции Сирии к восстановлению отношений? Они выдвигают различные причины: оторвать Сирию из орбиты Ирана, обойти Турцию с сирийского фланга, воспользоваться экономическими возможностями или проложить путь для мирных переговоров между Сирией и Израилем при посредничестве ОАЭ. При этом эти же эксперты приходят к конечному выводу о том, что детальный анализ    показывает, что ни у одной из этих версий  нет особых шансов на успех.  Следует отметить, что ОАЭ никогда не были самым ярым критиком сирийского режима. Хотя Абу-Даби присоединился к арабским  противникам Б.Асада в 2011 году и направил помощь повстанцам,  участие ОАЭ в гражданской войне не имело ничего общего с их акцентированной приверженностью к участию в других конфликтах, прежде всего, таким как конфликты в Ливии и Йемене. Эмиратское присутствие в Сирии не шло ни в какое сравнение в аналогичным присутствием там  Саудовской Аравии, Катара и Турции. При этом  Дубай оставался безопасным убежищем для многих сторонников Асада и их финансовых авуаров, включая мать и сестру президента Башара Асада. Таким образом, для Абу-Даби путь к примирению с Дамаском был более логичен, чем для Эр-Рияда, Дохи или Анкары. Но это не объясняет внезапную поддержку ОАЭ режима Асаду. Некоторые источники утверждают, что мотивы являются экономическими, а восстановление разрушенной войной экономики Сирии открывает инвестиционные возможности. Некий импульс для такого рода рассуждений дал факта активного  сирийского присутствия на открывшейся в ОАЭ выставке EXPO. После участия в открытии сирийского павильона на выставке  в Дубае в октябре министр экономики Сирии Мухаммед Самер аль-Халиль снова посетил павильон 14 ноября, чтобы принять участие в праздновании Дня Сирии, которое  было пышно организовано в центральной части выставки с художественными представлениями и гигантскими проекциями флага Сирии, портретами  Башара Асада и его жены Асмы. При этом коммерческие амбиции Сирии в Дубае реализуются на более скромном втором этаже павильона, где в гораздо более приземленном декоре сирийские компании, ищущие новые возможности для бизнеса, демонстрируют свои товары. Деловой этаж sobre, который сирийские представители стараются не афишировать, заполнен импровизированными стендами. Здесь можно найти стенды  авиакомпании Cham Wings, которая до прошлой недели занималась перевозкой мигрантов из Дамаска в Беларусь, а до этого обвинялись французскими экспертами  в переброске сирийских наемников в Ливию для помощи ЛНА Х.Хафтара. И оплачивались эти операции теми же ОАЭ, что собственно и объясняет логично присутствие этой сирийской компании на выставке. 10 ноября авиакомпания начала рекламировать открытие новой линии во Франкфурт в Германии, несмотря на санкции США против нее. Отметим, что эта авиакомпания по-прежнему принадлежит сирийскому бизнесмену Рами Махлюфу, двоюродному брату Башара Асада. Он также  является главой холдинга Cham, который также присутствует в на выставке в Дубае. Гасан Шаммас, руководитель отдела развития холдинга Cham, приехал в ОАЭ для продвижения его проектов в Сирии. Через свое  подразделение Bena Properties холдинг планирует возродить соглашение, заключенное с группой Accor в 2010 году, действие которого было приостановлено с начала конфликта в Сирии. Соглашение предусматривало строительство отелей Ibis и Novotel с видом на знаменитую цитадель в Алеппо, где Cham в настоящее время работает над проектом недвижимости Taj Halab. Бизнесмен Фарес аль-Шихаби, который является акционером Cham Holding и близким соратником Р.Махлюфа, был с министром Самером аль-Халилем в Дубае. Как говорят сами сирийские источники, этот факт показывает, что Рами Махлюф все еще является частью внутреннего круга сирийского режима после попыток отодвинуть его в сторону в 2020 году. Наряду с этими двумя известными компаниями Сирия стремилась продемонстрировать свои компании в сталелитейном секторе, которым предстоит сыграть ключевую роль в текущем восстановлении страны. Дамасская компания Hameed Metal Manufacturing представлена на выставке вместе с производителем стальных конструкций Isnad Steel, который присутствует в Дубае со своей дочерней компанией Dak Food, а ее топ-менеджер Самир Мирза вернулся в Сирию в 2017 году после четырех лет эмиграции в Дубае. Среди клиентов Isnad Steel -сирийско-иранская компания по производству автомобилей (SIAMCO), которая примет участие в иранской торговой выставке в Дамаске в декабре.  Самер аль-Халиль также провел переговоры с министром международной торговли эмирата Тани бен Ахмедом аль-Зейуди об экономическом сотрудничестве между Сирией и Дубаем, вопрос которого он вновь затронул в своем выступлении в тот же день на тему «Экономическая дипломатия в период восстановления».    И все же якобы приоритетная для ОАЭ тема инвестиций в Сирию представляется многим экспертам натяжкой. Даже если бы инвесторы из ОАЭ смогли преодолеть санкции США по «Закону Цезаря», Сирия остается нестабильным, коррумпированным и непривлекательным рынком. Даже партнеры Асада в Иране, России и Китае неохотно инвестируют в страну. Некоторые серьезные инвестиции могут последовать за общей разрядкой отношений с Дамаском, но это не является основной движущей силой нынешней политики ОАЭ на сирийском направлении.

Более популярное объяснение состоит в том, что фактический лидер ОАЭ, наследный принц Мухаммед бен Заид (известный как MБЗ), надеется, что примирение Сирии и ЛАГ  сможет убедить Асада разорвать или ограничить его связи с Ираном. Учитывая, что режим Асада отчаянно нуждается в финансовых средствах, может ли он быть готов ослабить свои связи с Тегераном в обмен на эмиратские деньги? Это маловероятно. В то время как Асад может на словах заявить о сокращении видимого присутствия Ирана в Сирии, особенно учитывая, что Тегеран непопулярен среди его собственных сторонников, любой серьезный разрыв с Ираном немыслим. Тегеран, наряду с Москвой, спас его режим. Это не то, что он с готовностью может игнорировать за  туманные перспективы экономического восстановления. Столь же нереалистичной является идея о том, что Асад может помириться с Израилем. Некоторые утверждают, что вновь обретенный энтузиазм ОАЭ в отношении Дамаска связан с «соглашениями Авраама». Учитывая, что Израиль и ОАЭ поддерживают дипломатические отношения и быстро растущие экономические связи, может ли MБЗ позиционировать себя в качестве посредника между давно враждующими соседями? Опять же, эти эксперты неверно оценивает позицию Асада. «Ось сопротивления» против Израиля и Запада остается важной опорой того немногого, что осталось у него от внутренней легитимности, и она будет присутствовать  пока есть  оккупированные Голанские высоты, которые Израиль, несомненно, откажется вернуть при любом мирном соглашении. Добавим к этому связи Асада с Ираном, который любой мирный процесс под руководством ОАЭ поставит под угрозу.  Более того, Израиль, похоже, не ожидает и не хочет, чтобы ОАЭ выступали посредником в мирной сделке. Он рад, что слабый Асад остается у власти в Сирии, поскольку статус изгоя для его режима  уменьшает любое международное давление за возвращение Голанских высот. Экономическая и дипломатическая поддержка ОАЭ может поддержать Асада, но это вряд ли приведет к полному восстановлению  репутации Сирии, что вполне устраивает Израиль. Последним объяснением разрядки в эмиратско-сирийских отношениях является региональное соперничество MБЗ с Турцией и «Братьями-мусульманами», которых Анкара часто поддерживает. ОАЭ поддержали противников «Братьев-мусульман» в Египте и Ливии, а Сирия может стать новым фронтом для MБЗ в этой борьбе. Режим Асада десятилетиями боролся с «Братьями-мусульманами», в то время как Турция продолжает поддерживать антиасадовских повстанцев на севере Сирии, поэтому Дамаск является по факту  ситуативным союзником в этой региональной борьбе MБЗ. Слабым местом таких рассуждений является тот факт, что сирийские «Братья-мусульмане», сыгравшие значительную роль в восстании, уже побеждены и вряд ли смогут возродиться в нынешней ситуации. Между тем Турция сейчас является меньшим раздражителем для  MБЗ, чем когда-то, и обе стороны прилагают серьезные усилия, чтобы уладить свои разногласия.  Тренд ОАЭ по возвращению Сирии в арабский мир идет синхронно с нормализацией отношений с Турцией, что нивелирует тезис об обходе эмиратцами Анкары с  сирийского фланга. Как полагают британские эксперты, ответ может быть проще, чем предлагаемые грандиозные экспертные версии. В последние годы ОАЭ стали проявлять повышенную активность в региональных делах, участвуя в театрах, находящихся далеко от традиционной сферы влияния Абу-Даби — будь то Ливия, Египет, Йемен или Восточное Средиземноморье. Это объясняется энергичным рвением MБЗ, а также меняющимися региональными условиями. Традиционный союзник ОАЭ, США, отступают из ближневосточного  региона, а региональные игроки, такие как Саудовская Аравия, Иран и Турция, а также возрождающаяся Россия и растущий Китай, активизировались. Чтобы стать самостоятельным значительным игроком, а не просто младшим партнером Эр-Рияда, ОАЭ приступили к приобретению пакетов акций и дипломатических активов по всему региону, поддерживая доверенных лиц и правительства. Это дает Абу-Даби больше права голоса и влияния, чем когда-то. Если смотреть сквозь эту призму, разрядка с Дамаском — это самоцель, без каких-либо скрытых мотивов. Если ОАЭ смогут вернуть Сирию в ЛАГ, заслужив определенную степень благодарности Дамаска и некоторое незначительное влияние, это даст MБЗ новый актив: позиционирование Абу-Даби в качестве третьей внешней силы в Сирии, вслед за Москвой и Тегераном. Это может дать ОАЭ преимущество перед конкурентами из Турции и Саудовской Аравии и согласуется с их постепенной и поступательной региональной дипломатией последних лет.

52.38MB | MySQL:103 | 0,452sec