О целях угроз суданских силовиков в адрес США и ЕС

Суданский военный лидер генерал Мухаммед Хамдан Дагло (он же Хемити) заявил Соединенным Штатам и Европейскому союзу, что его страна может создать миру «большую проблему», открыв свои границы. Таким образом, пример президента Турции Р.Т.Эрдогана и президента Белоруссии  А.Лукашенко оказался заразительным, и, похоже, проблемные лидеры стран «третьего мира»  нащупали слабую точку прежде всего Евросоюза.  Предупреждение было сделано в интервью журналу Politico 1 декабря, когда командующий самыми боеспосбными на сегодня  Силами быстрой поддержки (RSF) заявил западным странам, что они могут столкнуться с притоком мигрантов из Африки, если они не поддержат военную администрацию Судана после переворота. «Из-за нашей приверженности международному сообществу и закону мы держим этих людей вместе. Если Судан откроет границу, во всем мире возникнет большая проблема», — сказал Хемити, выступая по видеосвязи из Хартума.  Напомним, что Хемити был лидером печально известных формирований «Джанджавид», которые частично несут ответственность за систематические массовые убийства людей в Дарфуре, обвинения, которые он описывает в интервью Politico как «фальшивые новости». RSF выросла из формирований «Джанджавид», и теперь Хемити обладает огромной властью и финансовыми ресурсами благодаря своему положению лидера ополчения, контролирует золотые прииски в Дарфуре, каналы контрабандны,  миграционные каналы на  северной границе страны   и пользуется покровительством руководства  ОАЭ и Саудовской Аравии. За завуалированной угрозой Хемити европейским лидерам стоит гипотетическая возможность открытия миграционных «шлюзов» не только на северной границе, но и на границе с Эритреей, что направило бы поток мигрантов и беженцев из стран  Африканского Рога в ЕС. Таким образом, дипломатия Брюсселя снова стала заложником своей собственной «дальновидной» политики.    Поскольку европейские чиновники стремились ограничить миграцию на континент — и ЕС платил таким странам, как Ливия, Турция и Судан, за то, чтобы они не пускали людей в течение многих лет, — аналитики полагают, что Хемити намеренно нацелился на самое  слабое место в «броне» Европы. «Я думаю, что в силах Хемити сделать это. Это соответствует его характеру. Он наемник. Он готов использовать людей в качестве пешек в игре, в которую он играет», — сказал Кэмерон Хадсон, бывший сотрудник Госдепартамента США и сотрудник Атлантического совета.  Начатый  в ноябре 2014 года, Хартумский процесс первоначально установил сотрудничество между европейскими странами и суданским правительством бывшего президента Омара аль-Башира, который был свергнут в 2019 году после десятилетий пребывания у власти.  С 2015 года Судану был выделен трастовый фонд ЕС в размере сотен миллионов евро. В обмен суданская армия, RSF и разведывательные службы обеспечили более жесткий пограничный контроль на пути миграционных потоков из Африки в Европу. При этом европейцев нисколько  не смущало, что они платят людям, которые проходят по обвинительным вердиктам МУС. Для Национальной службы разведки и безопасности (NISS) — теперь переименованной в Генеральную разведывательную службу (GIS) — это была прекрасная возможность активно участвовать в процессе организации  контрабанды людей и жестоко репрессировать при этом потенциальных диссидентов, которые хотели бежать от авторитарного режима аль-Башира или, в некоторых случаях, суданских эмигрантов, которые уже добрались до Европы. Патрик Смит, редактор Africa Confidential, полагает, что «нынешний подход Хемити к Хартумскому процессу является мощным сигналом. Вы должны сказать, что ЕС сотрудничает с ним и что его главная проблема – миграция». В дни, последовавшие за свержением аль-Башира в результате восстания, который собственно использовали RSF, официальные лица ЕС летали в Хартум, и  их приоритетом, согласно источникам в Брюсселе, была встреча не с гражданскими лидерами, а именно с Хемити. По данным ООН, в Судане проживает более 3,6 млн перемещенных лиц, в то время как почти 7 млн жителей Судана и Южного Судана были насильственно перемещены либо в пределах своей страны, либо по всему региону. Многие мигранты, которые пытаются попасть через Ливию в Европу, являются суданцами. Первоначально не желая публично демонстрировать свою искреннюю поддержку переворота 25 октября, совершенного генералом Абдель Фаттахом аль- Бурханом, Хемити с тех пор вышел из тени, и аналитики говорят, что его интервью журналу  Politico является частью организованной кампании по защите его позиции и обеспечению международной поддержки суданских военных. В попытке позиционировать себя как более надежного международного собеседника Хемити также, по словам Смита, «позиционировал себя как неисламский националист по сравнению с исламистом аль-Бурханом, который был крупной фигурой в исламистской Партии национального конгресса аль-Башира». Таким образом, личное соперничество между Хемити и аль-Бурханом остается в силе, и Смит полагает, что «если бы гражданские лица не протестовали против военного правления, армия, RSF и GIS, вероятно, уже сражались бы между собой за власть». Хадсон, который ранее работал на ЦРУ, считает, что теперь Хемити лоббируют российские эксперты по коммуникациям, которые предлагают интервью с командующим RSF видным западным СМИ, а также дают ему направления, с помощью которых он пытается шантажировать ЕС. В этом случае он берет на себя роль, которую сыграл в Восточной Европе белорусский лидер Александр Лукашенко, которого обвиняют в том, что он позволил мигрантам въехать в ЕС в качестве формы борьбы с режимом санкций Европы в отношении его авторитарного правления. При этом стало известно, что к нынешнему скандальному  интервью Politico приложили  руку не «российские консультанты», а израильские. В прошлом Хемити нанял Ари Бен-Менаше, бывшего офицера израильской разведки, ныне работающего канадским лоббистом. Это не значит, что между Хемити и Россией нет связей. Считается, что персонал российской ЧВК «Вагнер» действовал вместе с RSF в Судане, а летом 2019 года, как полагают британские аналитики,  Хемити посетил Москву для  «покупки российского оружия». Компаниям, связанным с ЧВК «Вагнер», также были предоставлены ценные концессии на добычу золота в Судане. Москва хочет построить военно-морскую базу в Порт-Судане на востоке страны и стремится сохранить с этой целью в Судане. В этой связи отметим, что эта тема в последнее время очевидно выдохлась. За последние несколько месяцев Facebook закрыл сотни поддельных аккаунтов, нацеленных на Судан и поддерживающих его военных, некоторые из которых связаны с «лицами в России».

От себя отметим, что  Хемити вполне мог бы сформулировать это предупреждение европейским лидерам самостоятельно, либо же при наводке его покровителей из ОАЭ. Один аналитик из Хартума, который предпочел остаться анонимным по соображениям безопасности, полагает, что командующий RSF «воссоздает практику эпохи аль-Башира: «Мы сделаем себя незаменимыми и создадим впечатление, что международное сообщество не может обойтись без нас»». Это означает «выбор точек давления в зависимости от того, с кем они разговаривают — для США это терроризм, для ЕС это миграция. Сейчас Хемити говорит: «Я могу открыть шлюзы». Чтобы угроза Хемити не была эффективной, чиновникам ЕС придется показать, что они больше заинтересованы в том, чтобы помочь создать ситуацию, в которой гражданские лица захотят остаться в таких странах, как Судан, чем в том, чтобы помешать людям приезжать в Европу». Легко сказать, но если совсем просто, то европейцы должны прекратить критиковать военных в Судане и не препятствовать входу западных компаний на суданский рынок.  Все это происходит по мере роста гражданской оппозиции недавно восстановленному премьер-министру Абдалле Хамдоку. Сделка Хамдока с суданскими военными, безусловно, оттеснила на второй план оппозиционные «Силы за свободу и перемены2 (FFC). «Хамдок сидит по правую руку от аль-Бурхана. Он козел отпущения», — сказал Хадсон. «Он не знает, что он козел отпущения — и я не сомневаюсь, что он подписал эту сделку, чтобы избежать кровопролития и санкций, — но это ухудшило его положение».

52.71MB | MySQL:104 | 2,078sec