Американские эксперты о ситуации в высшем шиитском духовенстве Ирака

На протяжении последних сорока лет на Ближнем Востоке происходит процесс, который лучше всего охарактеризовать как «шиитское возрождение». После Исламской революции 1979 года  в Иране установлена политическая система велаят-э-факих (наместничества законоведов), предполагающая руководящую и направляющую роль шиитского духовенства при принятии политических решений. Представители шиитских клерикалов составляют основу Совета экспертов, Совета стражей конституции и Совета по целесообразности принимаемых решений. В Ираке после 2003 года также наблюдается подъем политического шиизма. В Ираке конституция предусматривает светское государство. Одновременно большинство высших клерикалов этой страны отвергают доктрину велаят-э-факих. Несмотря на это, влияние духовного сословия на политику этого государства также очень высоко. На сайте Вашингтонского института Ближнего Востока опубликована статья профессора социологии университета Гранд Вэлли Абдуллы аль-Реба «Станет ли Систани последней легендой?».

Влияние духовенства в шиизме чрезвычайно велико в теологии, юриспруденции и повседневном руководстве обществом, значительно превосходя роль духовенства в суннитской общине. Этот феномен связан с тем, что в отсутствие последнего Имама Махди законоведы (представители духовенства) являются толкователями Корана и хадисов в последней инстанции. Согласно шиитским источникам, предпоследний Имам Хасан аль-Аскари умер в возрасте 28 лет в 874 г. (260 г.х.). Последние годы своей жизни Имам провел в военном лагере Самарра в 100 км севернее Багдада, охраняемый аббасидской стражей. При этом таинственно исчез его маленький сын Мухаммед ибн аль-Хасан аль-Аскари аль-Махди. Это исчезновение было проинтерпретировано как первое Сокрытие двенадцатого Имама, длившееся в течение 70 лет, во время которого скрытый Имам общался с правоверными через четырех своих представителей или наместников (сафир/наиб/вакиль). Этот период назван «первым Сокрытием» (аль-гайбат аль-ула) или «малым Сокрытием» (аль-гайбат аль-сугра).  Последнему из наибов Али Самарри он письменно дал повеление не назначать себе преемника, т.к. пришло время великого Сокрытия (альгайбат аль-кубра). Последними словами этого наиба (ум. в 942 г., 329 г.х.) были: «Отныне дела находятся в воле Божьей». С этого времени началось «второе Сокрытие» (аль-гайбат аль-танийа) или «великое Сокрытие» (аль-гайбат аль-кубра). Оно, согласно шиитской богословской доктрине, длится и по сей день и закончится только в Конце Времен (ахир аль-заман), когда Махди вернется для того, чтобы установить на земле справедливый социально-политический порядок.

Высшим рангом в шиитском духовенстве является великий аятолла или марджа-э-таклид (образец для подражания), чьи фетвы обязательны для выполнения теми мусульманами, которые считают их своими наставниками. В шиизме может одновременно быть несколько марджа-э-таклид. Фетвы одного из них необязательны для выполнения учениками другого. Однако в рамках иракского богословского шиитского центра в Неджефе как правило выделяется один марджа, оказывающий определяющее влияние на жизнь шиитской общины. Для того, чтобы стать марджа-э-таклид необходима аль-а’аламийя (превосходство в знании), непререкаемый авторитет в богословии и юриспруденции. Впрочем, имеют значение также поддержка других муджтахидов (исламских ученых) и принадлежность к определенной семье, имеющей влияние в религиозных кругах. Марджа-э-таклид как правило становится распорядителем значительных  финансовых средств. Верующие уплачивают такому наставнику пятую часть своих доходов (хумс).

Кроме того, такой представитель духовенства получает исключительное политическое влияние. В 1890 году в Иране разразился так называемый «табачный протест». Курящие иранцы отказались покупать табак, так как табачная торговля была отдана на откуп английскому банкиру Джулиусу Рейтеру. Протестное движение привело к отмене экономически невыгодной для Ирана и унизительной «концессии Рейтера». Инициатором протестов стал аятолла Мохаммад Хасан аль-Ширази, бывший в описанное время марджа-э-таклид. Высшее шиитское духовенство Ирана сыграло центральную роль в Конституционной революции 1906-1911 годов. Иракское восстание 1920 года против  британских колонизаторов также во многом было организовано шиитскими клерикалами. Во второй половине 20 века марджийя стала играть транснациональную роль, то есть ее лидеры стали оказывать влияние на социально-политические процессы как в Ираке, так и в Иране. Большая часть авторитетных марджа-э-таклид проживали в Неджефе, даже если они и являлись иранцами. Автор доклада приводит список высших религиозных лидеров  последних 150 лет. Это иранец шейх Муртаза аль-Ансари (1800-1864 гг.); иранец шейх Мохаммад Хасан аль-Ширази (1815-1895 гг.); иранец шейх Мохаммад Казем Хорасани (1839-1911 гг.); Сайед Мохаммад Казем Йазди иранского происхождения (1831-1919 гг.); иранец шейх Мохаммад Хоссейн Наини (1860-1936 гг.); иранец Сайед Абу’ль Хасан Мусави Исфахани (1861-1946 гг.); иранец Сайед Хоссейн Боруджерди (1875-1961 гг.); иракец Сайед Мухсин аль-Хаким (1889-1970 гг.); иранец Сайед Абу аль-Касем аль-Хои (1899-1992 гг.);  Сайед Али ас-Систани (с 1992 г. до настоящего времени). Титул Сайед обозначает, что его носитель был потомком Пророка Мухаммеда.

В Иране, даже в период шахского правления с относительно светской политикой власти старались добиться расположения высшего шиитского духовенства как щедрыми финансовыми подачками, так и пиаровскими акциями (шахи Мохамад Реза Пехлеви Старший и Младший имели своих марджа-э-таклид, которым оказывали подчеркнутое уважение). Совсем другой была ситуация в Ираке, где с начала 1920-х годов политическая и военная элита состояла в основном из суннитов. Иракские правительства (монархисты, республиканцы, баасисты) не могли воздействовать на марджийят и финансовыми методами. Духовенство было экономически самодостаточным, так как располагало значительными доходами от хумса и шиитских паломников, посещавших Неджеф и Кербелу. Значительным ударом по шиитскому духовенству Ирака стала ирано-иракская война 1980-1988 годов. В Иране высшее духовенство, естественно, благословило иранскую армию на борьбу против  безбожного режима Саддама Хусейна («нового Язида»). В Ираке великий аятолла Абу аль-Касем аль-Хои не совершил аналогичного демарша, так как испытывал естественный страх перед репрессивной машиной Саддама Хусейна, но не стал и издавать фетву в поддержку иракского правительства. Все это привело к тому, что действия иракского шиитского духовенства стало вызывать недовольство у сильных мира сего как в Багдаде, так и в Тегеране.

В 1980-е годы баасистский режим, опасаясь возможности антиправительственных выступлений среди иракских шиитов, развернул жестокие репрессии против духовенства. В 1980 году спецслужбами Саддама Хусейна был зверски убит исламский интеллектуал аятолла Мухаммед Бакир ас-Садр (дядя известного политика Муктады ас-Садра). Бакир ас-Садр был автором книг «Наша философия» и «Наша экономика». Затем баасисты расправились с семьей аль-Хакимов, уничтожив большую часть сыновей бывшего марджа-э-таклид Мухсина аль-Хакима. Уцелел только Мухаммед Бакир аль-Хаким, которому Саддам Хусейн разрешил эмигрировать в Тегеран. Позже он стал основателем партии Высший совет исламской революции в Ираке (ВСИРИ). В 1986 году баасистские спецслужбы расправились с зятем аятоллы аль-Хои Насраллой аль-Мустанбитом. В этих условиях аятолла аль-Хои воздерживался от политических заявлений и сосредоточился на создании международных сетей своего влияния. Эти задачи выполнял основанный в 1989 году в Лондоне Благотворительный Фонд Имама аль-Хои. Это фонд с 15 отделениями распространял влияние Неджефа среди шиитов Афганистана, Пакистана, Индии, США и стран Западной Европы. После смерти аятоллы  Абу аль-Касема аль-Хои в 1992 году его место занял любимый ученик Али ас-Систани. К этом времени значительное количество уважаемых шиитских богословов переехало из Неджефа в Кум. Однако их естественный уход из жизни в силу преклонного возраста облегчил возвышение Али ас-Систани. Ушли из жизни аятоллы Мохаммад Хоссейн Рухани (1997 год), Джавад Табризи (2006 год), Абд аль-А’ала Сабзевари (1994 год). Авторитет Али ас-Систани долго не признавали шииты Саудовской Аравии, склонявшиеся к фетвам Мохаммада Хоссейна Рухани, Али Гарави и Джавада Табризи, но к 2006 году и они выразили свое уважение и подчинение этому религиозному деятелю.

Ситуация изменилась после свержения Саддама Хусейна и американской оккупации Ирака. Эти процессы привели к небывалой политической активизации шиитского духовенства в этой арабской стране. Разрушение основных государственных институтов привело к тому, что исламское духовенство стало в рамках шиитской общины единственной инстанцией, к которой простые иракцы обращались за помощью в обеспечении своей безопасности и экономического выживания. Одновременно американские оккупанты, считая  своими главными противниками «Аль-Каиду» и ушедших в подполье баасистов, стали заигрывать с шиитами. Али ас-Систани наладил сотрудничество с американским наместником в Ираке Полом Бремером. Ему удалось отвлечь широкие круги шиитов от антиамериканского сопротивления. В 2005 году благодаря фетве, изданной ас-Систани, шииты приняли самое активное участие в первых свободных выборах в иракский парламент, что привело к победе коалиции шиитских партий. В 2014 году благодаря фетве, изданной ас-Систани, для противодействия террористам из «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) появились вооруженные формирования «Аль-Хашд аш-Шааби», которые определяют политический и военный пейзаж современного Ирака.

Доминирование Али ас-Систани в религиозной и политической жизни Ирака приближается к концу. Великому аятолле исполнилось 90 лет,  в последнее время его состояние здоровья все больше внушает опасения. Среди его возможных преемников американский эксперт выделяет трех иракских граждан иранского происхождения. Это аятолла Мухаммд Бакир Иравани (род. в 1949 году), представитель уважаемой семьи шиитскиех клерикалов. Один из его предков шейх Фазиль Иравани (1785-1888 годы) был автором тафсира (толкования к Корану). Вторым кандидатом является Хасан аль-Джавахири (род. в 1949 году). Он также имеет именитую родословную. Один из его предков шейх Мухаммед Хасан ан-Наджафи (1785-1849 годы) является автором толкования к законам в 44 томах «Джавахир аль-калам» («Сокровища речи»). Третьим возможным кандидатом является Хади аль-Рази, также представитель уважаемой семьи шиитских богословов. Часть иракского шиитского духовенства рассматривает возможность выдвижения в качестве преемника ас-Систани одного из его сыновей: Мухаммеда Резу ас-Систани (род. в 1962 году) или Мухаммеда Бакира ас-Систани (род. в 1968 году). В Неджефе в настоящее время проживают еще три авторитетных богослова и аятоллы, которые теоретически могут претендовать на статус марджа-э-таклид. Однако их иностранное происхождение и невовлеченность в политическую и социальную ткань иракского общества делают это проблематичным. Это афганский марджа шейх Исхак аль-Файяд (род. в 1930 году) хазарейского происхождения; шейх пакистанского происхождения Башир ан-Наджафи (род. в 1942 году); молодой по меркам Неджефа (род. в 1962 году) аятолла шейх Мухаммед аль-Санад из Бахрейна. Наконец, в иракских политических кругах циркулируют слухи о том, что на статус марджа-э-таклид может претендовать Муктада ас-Садр. Так или иначе, от того, кто возглавит высшее шиитское духовенство Ирака, будет зависеть многое в политическом будущем этой страны.

52.41MB | MySQL:103 | 0,439sec