Алжирская попытка доминировать в Африке

Алжир намеревается возглавить Африку и арабский мир через отстаивание их региональных и континентальных интересов перед большими державами. Эту амбициозную идею донес до своих коллег из африканских стран министр иностранных дел и национального сообщества за рубежом АНДР Рамтан Ламамра на ежегодном саммите руководителей внешнеполитических ведомств «8-го семинара высокого уровня по вопросам мира и безопасности в Африке».

Главной целью обсуждения стало оказание «помощи новым непостоянным африканским членам Совета Безопасности ООН» в решении их проблем. Для этого алжирское руководство стремится получить «коллективный голос» от имени Африканского союза во влиятельных международных организациях, включая Совет Безопасности ООН.

Солидности данному мероприятию придавало присутствие на встрече официальных представителей «африканских членов (непостоянных – авт.) Совета Безопасности ООН», экспертов и представителей региональных организаций африканского континента, ООН и Лиги арабских государств.

Данное мероприятие состоялось 2 – 4 декабря текущего года в алжирском Оране. И руководство АНДР попыталось использовать данную площадку, чтобы заявить о себе как о полноценной не только региональной, но и континентальной державе.

На мероприятии Рамтан Ламамра призвал африканские государства «укреплять координацию, выступая единым фронтом с Алжиром», чтобы единогласно выступать в Совете Безопасности ООН и влиять на решения этого или любого другого международного органа».

По словам главы алжирского МИДа, «Этот голос должен быть сильным и решительным, и африканские страны должны подтвердить свою приверженность ценностям и идеалам панафриканства и действовать сообща».

Это позволит по его мнению положить конец «маргинализации Африки в рамках международной системы и избежать угроз единству Африканского союза», в первую очередь, различных внутренних конфликтов.

«Намек» в данном случае «прозрачен» и понятен – согласно более ранним алжирским заявлениям, этому мешает его конкурент Марокко, «тянущий» в панафриканскую организацию Израиль, чему Алжир яростно противится.

И здесь желания руководства АНДР становятся еще более «прозрачными» — закрепление его «африканских» амбиций даст ему реальный вес для усиления претензий на лидерство в арабском мире.

При этом локомотивом и главой «панафриканского» процесса Алжир видит себя. В частности, в своем заключительном выступлении на данном мероприятии Рамтан Ламамра подчеркнул, что «его президент Абдельмаджид Теббун привержен безусловной защите справедливых африканских интересов на африканской и мировой арене». «Алжир, — заявил министр, — приложит все усилия, чтобы оправдать ожидания африканцев и арабов, особенно с учетом того, что они одобрили его кандидатуру на пост непостоянного члена Совета Безопасности ООН на период 2024-2025 годов».

Он оценил итоги «8-го семинара по вопросам мира и безопасности в Африке» как «успешные и многообещающие, дающие африканской дипломатии четкое видение будущего и дорожную карту, чтобы стать влиятельным элементом, несущим пользу безопасности и стабильности на континенте».

По мнению Ламамры, этот семинар, в настоящее время являющийся «форумом для обмена мнениями и опытом», позволит «группе А3» (трем непостоянным африканским представителям в Совете Безопасности ООН – Кении, Нигеру и Тунису) продемонстрировать истинный дух африканского единства и солидарности в продвижении общих африканских позиций в отношении мира и безопасности».

Напомним, что схожие установки африканские лидеры делали еще на первом подобном семинаре в 2013 году. В 2021 году этот тезис в очередной раз повторили в Алжире, но вопрос, изменится ли теперь что-то после продолжительных разговоров?

При этом Ламамра предупредил, что для воплощения данных деклараций в реальность, африканские страны должны в первую очередь признать свои собственные недостатки и удвоить усилия для их устранения. Это  и позволит воплотить в жизнь изложенное на семинаре на период до 2063 года для достижения «интегрированной, процветающей и мирной Африки, поддерживаемой своими гражданами и представляющей собой динамичную силу на мировой арене».

Напомним, что эта «Схема-2063», разработанная Африканским союзом, основана на семи «основных амбициях», включая мир и безопасность, политическое единство, эффективное управление и способность реально влиять на ситуацию в мире.

Призыв Ламамры поддержал министр иностранных дел Туниса, по делам эмиграции и по делам тунисцев за рубежом и координатор африканских стран — членов Совета Безопасности ООН Осман Джаранди: «Мы должны укрепить наши потенциал и совместные действия с группой А3, особенно на уровне Совета безопасности, в целях содействия миру и безопасности в Африке». К этому, по его словам, африканские страны побуждает региональный и международный контекст, что должно позволить отстаивать их интересы и решать проблемы, такие как изменение климата, терроризм, миграция, пандемия коронавируса и т. д.

Далее посол и комиссар АС по вопросам политики, мира и безопасности Банколе Адейе, отметил, что семинар станет платформой для подготовки новых избранных членов А3 (Габон и Гана) к «лучшему формулированию, продвижению и защите общих африканских позиций и интересов в Совете Безопасности».

Он особо отметил, что «Алжир продолжает играть свою панафриканскую роль в интересах лучшей, мирной и безопасной Африки с правами человека, гарантирующей устойчивое развитие, в чем мы действительно нуждаемся».

Причем он пошел даже дальше многих собравшихся и даже алжирцев, заявив, что «Африканский голос должен доминировать на международном уровне, и нужно, чтобы такое видное государство как Алжир, сыграло эту очень специфическую роль», тем самым поддержав его амбиции выступать «от имени Африки».

В свою очередь, заместитель премьер-министра, министр иностранных дел Эфиопии и председатель Совета мира и безопасности Африканского союза (АС) Демеке Меконнен Хассен, поддержав алжирскую заявку. По его словам, «Только единство и согласие африканских стран позволят группе А3 влиять на Совет Безопасности ООН и «укрепить связи между ним и Африканским союзом».

А пока, по его данным, «трудно бороться за мир и безопасность в Африке против сильных стран, отстаивающих здесь свои собственные интересы, зачастую противоречащие африканским».

При этом он заверил, что «Эфиопия сделает все возможное для поддержки мира и безопасности и защиты африканских стран, особенно среди непостоянных членов Совета Безопасности ООН».

Однако он призвал собравшихся реально «выполнить обязательства, взятые на этом семинаре, без чего алжирская инициатива не может быть реализована».

Особую поддержку она получила от министра иностранных дел Анголы Антонио Тете, подчеркнувшего «крайнюю важность Оранского процесса для координации африканских усилий в Совете Безопасности ООН».

Однако другие выступления не были столь «радужными». Так, представитель Нигерии, одного из главных алжирских союзников, попытался «вернуть собравшихся на землю» и «обратить их внимание в первую очередь на реальные проблемы африканских стран: вооруженные конфликты, терроризм, приток иностранных наемников, незаконное распространение оружия, эпидемии, пандемии…».

В связи с этим он призвал их воспользоваться возможностью встречи для «разработки четкой дорожной карты для наших коллективных усилий по их разрешению», после чего уже можно переходить к достижению целей, поставленных на повестке дня».

Работа семинара завершилась обсуждением на трех закрытых сессиях, посвященных архитектуре управления в Африке, угрозе терроризма и перспективам укрепления механизмов борьбы Африканского союза в Совете Безопасности ООН.

Примечательно, что здесь уже традиционного алжирского «надувания щек» не отмечалось. Ведь Алжиру традиционно тяжело эффективно работать южнее Сахеля. Что же касается его предложения на семинаре, то смысл реакции других африканских государств в основном сводился к готовности поддержать его предложения в случае предоставления им ясного видения того, каким образом Алжир намеревается достичь этого самого единства, чему должно предшествовать разрешение разобщающих страны континента проблем.

Ясного ответа на это пока не последовало.

Заметим, что «африканский голос» в настоящее время слишком слаб, чтобы требовать что-то от «больших» стран, чего так хотят африканские представители. Как раз основные игроки в Африке вроде Нигерии, Эфиопии и ДРК фактически разрушены обострившимися внутренними конфликтами и новыми вызовами вроде развития радикального джихадизма.

И в этом смысле имиджевые приобретения Алжира от попытки «возглавить» Африку сомнительны. Ведь реально он может получить «обратное от желаемого». Так, сейчас африканский «пожар приблизился к нему не только с востока, из Ливии, но и с юга, из Сахеля (Мали).

Сможет ли Алжир хотя бы решить в обозримой перспективе обострившиеся проблемы с собственной безопасностью, даже не замахиваясь на до сих пор неразрешенные африканские конфликты? Сомнительно.

Причем возможностей у его конкурентов Алжира вроде Марокко при помощи Израиля создать ему многочисленные и непреодолимые помехи гораздо больше, чем у него самого.

Не случайно, что традиционные союзники Рабата, в основном представляющие Западную Африку, выражали гораздо меньший восторг относительно алжирских инициатив, а то и просто многозначительно молчали.

С другой стороны, следует помнить, что в отличие от Марокко и Израиля, Алжир не имеет серьезных экономических рычагов для поддержания своих амбиций. И, как показывает практика, когда речь заходит о конкретных выгодных для той или иной страны проектах, ее руководство предпочитает действовать в духе «многовекторности» своей политики.

52.74MB | MySQL:104 | 0,446sec