О гонке вооружений между Марокко и Алжиром

Израильский производитель авиационной техники IAI получил в этом году 22 млн долларов в рамках оружейной сделки с Марокко на поставку беспилотных летательных аппаратов «камикадзе», сообщила на прошлой неделе газета Haaretz. Также сообщается, что контракт предполагает покупку Марокко вооруженных БПЛА у IAI, согласно марокканским источникам, которые говорили с Defense News. Соглашение включает в себя производство БПЛА Harop в Марокко.  Если точнее, то эта сделка с  IAI о приобретении нескольких БПЛА Harop может быть расширена за счет создания местного производственного предприятия и покупки БПЛА  тактического наблюдения у BlueBird Aero Systems, дочерней компании, на 50% принадлежащей IAI Harop — это «самоубийственный» БПЛА длиной 2,5 м с и размахом крыльев в 3 м. Он способен летать в течение 7 часов и на расстояние до 1000 км, с грузом в 20 кг взрывчатки. Во время визита в Марокко в конце ноября министр обороны Израиля Бени Ганц подписал соглашение о сотрудничестве в области безопасности со своим марокканским коллегой Абделлатифом Лаудийи, которое включало обязательство подписывать и продвигать сделки с оружием. Военное сотрудничество между Марокко и Израилем началось через год после того, как две страны объявили об восстановлении дипломатических отношений. Согласно финансовому отчету, представленному IAI Тель-Авивской фондовой бирже, выручка компании в третьем квартале составила 12 млн долларов, а во втором — 10 млн долларов. По данным Haaretz, эти сделки являются новыми, поскольку в 2019 и 2020 годах между Израилем и какой-либо африканской страной не было заключено сделок по продаже БПЛА. Приобретенный у Израиля БПЛА Harop использовался Азербайджаном в Нагорно-Карабахском конфликте в прошлом году, когда, как считалось, он впервые был использован в наступательных действиях. В то же время сообщалось, что БПЛА Harop дал Азербайджану стратегическое преимущество в конфликте с Арменией.

Марокко со своей стороны увязло в территориальном споре по поводу региона Западной Сахары с Фронтом ПОЛИСАРИО, который стремится к независимости и самоопределению при поддержке соседнего Алжира. Напряженность в отношениях между Марокко и Алжиром усилилась в последние месяцы, когда последний разорвал дипломатические отношения с Рабатом в августе. Три алжирских водителя грузовиков были убиты в начале того месяца в результате атаки, что Алжир назвал «убийством» марокканскими  военными с использованием «современного оружия» в Западной Сахаре. Как полагают эксперты, эта атака была осуществлена с помощью турецких беспилотников, которые Рабат закупил в сентябре.   США признали марокканский суверенитет над регионом в соглашении о нормализации отношений между Израилем и Марокко. Считается, что новые оружейные сделки могут помочь Рабату укрепить контроль над спорной территорией и положить конец вспышкам насилия со стороны  боевиков Фронта ПОЛИСАРИО. В сентябре Марокко получило партию БПЛА Bayraktar ТВ2 турецкого производства, сообщает частный военный новостной сайт Far-Maroc. Как утверждают некоторые марокканские источники,  командование Королевских вооруженных сил (КВС) собирается сейчас разместить второй заказ на вооруженные БПЛА Bayraktar TB2, произведенные турецкой компанией Baykar Makina, поскольку напряженность в отношениях с Западной Сахарой и соседним Алжиром возрастает. Также изучаются возможности аналогичных сделок и другими поставщиками. Всего через два месяца после получения первой партии турецких БПЛА Bayraktar TB2 КВС уже готовятся разместить второй заказ у производителя.  Рабат собирается закупить, по меньшей мере, 6 БПЛА в дополнение к первому заказу, который уже частично выполнен и доставлен. Этот контракт был заключен на 12 БПЛА (плюс тринадцатый запасной) и 4 наземные станции управления. Энтузиазм КВС в отношении турецких беспилотников частично объясняется обострением военной напряженности в Западной Сахаре с тех пор, как марокканские военные и жандармы восстановили контроль над постом Гергерат на границе с Мавританией в ноябре 2020 года. Рабат уже использует свои БПЛА для наблюдения за спорной территорией и для проведения вооруженных нападений. В более общем плане марокканская армия участвует в беспрецедентной гонке вооружений со своим  алжирским соперником, который поддерживает сепаратистский Фронт ПОЛИСАРИО. Хотя Алжир впервые приобрел БПЛА задолго до Марокко, сейчас он начал отставать. Есть проблемы с надежностью и ремонта с китайскими СН-3 и СН-4С  и  Аl-Djazaïr 54С, которые были закуплены и собраны Алжиром. Кстати последние были собраны в Алжире в рамках совместного предприятия с  ныне несуществующей эмиратской  фирмой  ADCOM и проданы в Конго, но очень быстро вышли из строя, что сейчас вызвало рестрикции со стороны командования  конголезской армии Алжиру.   Чтобы не отставать от Рабата по оснащению беспилотниками, Алжир недавно заказал не менее 24 БПЛА Wing Loong II производства Корпорации авиационной промышленности Китая (AVIC), которые могут работать только на средних высотах и имеют средний радиус полета.  Со своей стороны  вторым заказом у Турции Рабат также подтверждает свой статус ведущего клиента в Африке для TB2. Те дроны, которые уже развернуты в Ливии против сил Халифы Хафтара с 2020 года, управляются непосредственно офицерами турецкой армии, а сейчас только  Эфиопия заказала  дюжину TB2. Однако КВС также не хочет слишком полагаться на этого единственного поставщика, который имеет очень тесные связи с правительством: директор департамента военных услуг компании Baykar Makina Сельчук Байрактар — не кто иной, как зять президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Собственно по этой причине Марокко укрепляет свои связи с Израилем, воспользовавшись визитом в Рабат израильского министра обороны Бени Ганца для подписания соглашения о военном сотрудничестве.  Еще до того, как Марокко нормализовало отношения с Израилем, КВС закупили у израильской компании   Elbit Systems БПЛА Hermes 900 и 3 Harfang, версию модели Heron, производства IAI, изготовленную по лицензии Airbus. Параллельно КВС также инициировали переговоры в конце 2020 года с Соединенными Штатами с целью приобретения 4 морских БПЛА  MQ-9B, созданных General Atomics для целей наблюдения на море. Но администрация Джо Байдена, похоже, испытывает меньше энтузиазма в торговле беспилотниками с Марокко с учетом досье Западной Сахары, чем администрация Дональда Трампа. Рабат уже располагает 4 БПЛА MQ-1 Predator, изготовленными одним и тем же производителем, и был бы логичным кандидатом на приобретение модели следующего поколения, MQ-1C Gray Eagle, которые  предназначены для совместных операций  со штурмовыми вертолетами AH-64 Apache. Тем более, что Рабат уже заказал  24 вертолета такого типа.

52.36MB | MySQL:103 | 0,612sec