Размышления о властной перспективе президента САР Башара Асада*.

Очевидно, что власть президента САР Башара Асада в определенной мере зависит от России и Ирана. Именно они помогли ему сохранить власть и режим. При этом он имеет определенную свободу действий в решении ключевых вопросов внутренней и внешней политики Сирии. Несмотря на бесконечные разговоры о его политической слабости, неспособности самостоятельно управлять страной, сирийский президент вот уже 10 лет сохраняет власть в условиях кризиса. Более того, он смог добиться победы над вооруженной и политической оппозицией, взял под контроль государства практически всю территорию страны, сохранил территориальную целостность Сирии и обеспечил ее частичный суверенитет. Одним из важных инструментов, которым пользуется Башар Асад в сохранении правящего режима, являются ария и специальные службы САР. В условиях кризиса большинство государственных институтов Сирии оказались разрушены. Однако Башар Асад смог сохранить институт органов безопасности, который был тщательно отстроен его отцом. Именно специальные службы помогают сирийскому президенту удерживать бразды правления, и умело играть на противоречиях региональных и международных игроков, проводя свою линию в управлении страной. Другой опорой президента служит алавитская община, которой негласно руководит совет алавитских шейхов. Несмотря на то, что далеко не все алавиты согласны с политикой Башара Асада, сегодня они вынуждены поддерживать его.  Как сказал один из представителей алавитского окружения президента, — «…., мы вынуждены его поддерживать, чтобы жить дальше и увидеть момент его ухода из власти…, . Такова история нашей общины и наша судьба…»**. Как и его отец Хафез Асад, Башар Асад уделяет самое пристальное внимание положению внутри сирийских спецслужб и регулярно проводит кадровые чистки их личного состава при малейшем подозрении на снижение градуса лояльности и личной преданности того или иного  офицера, начиная с руководителей среднего звена и заканчивая высшим руководящим составом. Проведенные летом 2019 года кадровые перемещения в высшем командном составе сирийских органов безопасности, поставили в тупик многих зарубежных экспертов. Некоторые из них полагали, что сирийский президент теряет контроль над своим главным «секретным» оружием в борьбе за власть в пользу России и Ирана. Этим изменениям был придан характер плановых замен.  Как обычно, они были оформлены  в виде  приказов по армии, которые президент традиционно издает ежегодно в январе и июле. Вопрос вызвал тот факт, что кадровые перестановки затронули наиболее значимые и боеспособные спецслужбы, в некоторых операциях которых иногда участвуют российские и иранские военные советники. На деле Башар Асад искусно продемонстрировал, как можно с одобрения своих союзников укрепить собственные позиции в ядре сирийских спецслужб и повысить свой авторитет в ближайшем властном окружении. Позиции Ирана и России в сирийских силовых структурах являются предметом постоянной озабоченности президента. Он испытывает законное беспокойство, что Москва и Тегеран, могут оказывать выгодное им влияние на принятие решений по вопросам войны и мира. Б.Асад постоянно пытается снизить влияние Москва и Тегерана на Сирийскую Арабскую Армию (САА) и создать внутри спецслужб свой узкий круг сугубо доверенных лиц, которые верны и лояльны исключительно ему одному. В итоге генерал-майор Али Мамлюк был назначен  главой БНБ САР. А.Мамлюк — суннит. Его предки — выходцы из районов Северного Кавказа. Кифах Мильхем (алавит, Тартус) возглавил УВКР САР. Это две важнейшие спецслужбы в Сирии. Руководство разведкой ВВС САР (далее «Джавийя») было доверено генерал-майору Гасану Исмаилу (алавит, Тартус). Традиционно во главе  УВКР САР и «Джавийии» стояли алавиты. Это  наиболее мощные спецслужбы, которые следят за ситуацией в ВС САР. Во главе УОР САР был поставлен Хусам Лука (суннит, Халеб). Одновременно, командующий элитной 25-й дивизией спецвойск, которая больше известна как  «Силы тигра», генерал Сухейль аль-Хассан (большой друг России) был фактически удален из ближайшего окружения президента и отстранен от механизма принятия решений.  В начале 2021 г. президент поставил во главе Специального военного бюро Талала Махлюфа (алавит), а Амер аль-Хамави (алавит) возглавил личный офис Башара Асада. Вместе с  указанными спецслужбами эти структуры образуют мощный «пул» поддержки президента внутри армии и органов безопасности. В некотором смысле, можно говорить об обновлении круга лояльности и личной преданности президенту внутри армии и органов безопасности САР. Руководство ДПБ МВД САР было поручено Насеру Али (суннит).  Эксперты утверждали, что кадровые перестановки в сирийских спецслужбах 2019 года были произведены президентом под влиянием Москвы и Тегерана. В конце 2020 Б.Асад произвел очередные перестановки в сирийских спецслужбах. Н.Али был смешен со своего поста. Сроки пребывания в должности для Мельхема, Исмаила и Луки продлены еще на один год. Многие зарубежные эксперты обращают первостепенное внимание на внешнюю сторону проводимых Асадом мер. Они полагают, что Москва и Тегеран оказывают решающее влияние на перестановки в сирийских спецслужбах.

Поэтому  за рамками их внимания остаются тонкие ходы президента, в результате которых Асад использует «влияние» Москвы и Тегерана в этой деликатной сфере в своих собственных интересах. На деле перестановки 2019 года знаменовали собой завершение очередного этапа президентских усилий по созданию своего круга лояльности внутри правящего клана и органов безопасности. Дальнейшие действия Асада стали демонстрацией того, как он умеет сохранять контроль над режимом за счет постепенного сокращения степени влияния Москвы и Тегерана на внутрирежимные процессы. По оценке ряда экспертов,  Асад опасается, что на каком-то этапе он может оказаться бесполезным для Москвы и Тегерана и они попытаются сместить его с поста президента САР.*** На наш взгляд, единственная опасность для президента сегодня может исходить из его ближайшего родственного, силового, алавитского окружения. Вероятно, сам Асад хорошо осознает сложившуюся ситуацию и вполне способен управлять ею. По оценке одного из высокопоставленных перебежчиков из близкого окружения президента,  Асад планирует дальнейшие перестановки в силовых структурах без согласования с Москвой и Тегераном. Новые кадровые назначения, вероятно, затронут, прежде всего руководство УВКР САР, «Джавийю»,  ряд дивизий спецвойск. УВКР САР может стать первым объектом кадровых изменений в сирийских спецслужбах. Это единственный орган, который уполномочен контактировать с  подконтрольными Ирану шиитскими милициями. В конце 2018 года Асад своим приказом утвердил УВКР САР в качестве единственного куратора проиранских милиций, освободив «Джавийю» от исполнения этих функций. Сегодня, президент вряд ли захочет долго сохранять на посту влиятельного посредника в спецслужбах в контактах с Ираном, который может оказаться более преданным Тегерану, чем ему лично. Тем более, Асад не испытывает ни малейших сомнений в особых способностях иранцев приобретать себе друзей в сирийских спецслужбах. Срок пребывания в должности нынешнего  главы УВКР САР генерала Мельхема заканчивается в 2022 году. Это же касается и главы «Джавийи» генерала Исмаила. Глава УОР САР Хусам Лука ограничен в своих полномочиях и в основном отвечает за процессы примирения и ситуацию на юге Сирии. Такого рода «функционал обязанностей» уже делает его потенциальным кандидатом на увольнение как не справляющегося с решением поставленных задач (которые на деле сегодня не решаемы в принципе). Среди новых назначенцев в 2022 г. может оказаться генерал Малик Хабиб. Асад возможно захочет его видеть во главе так называемого отделения «Бадиа» в составе УВКР. М.Хабиб хорошо зарекомендовал себя в качестве командира дивизии этого подразделения. Для режима важно установить свои контроль над районами, где расположены основные нефтегазовые поля и месторождения Сирии. К тому же в этом регионе (Дейр эз-Зор) по-прежнему сохраняются недобитые отряды «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России).  Режим хочет продемонстрировать, что сам способен сражаться и победить джихадистов. С другой стороны, новое назначение М.Хабиба с повышением в звании до генерал-майора, призвано дать сигнал администрации США о готовности Дамаска к совместным действиям в этом районе. Назначение в 2021 г. близкого соратника Б.Асада Талала Махлюфа на должность главы Специального военного бюро в Президентском дворце имеет знаковый характер. Этот пост является одним из важных в системе силовых структур в вопросах принятия решений о проведении военных операций. Командовавший до этого ДРГ САР Т.Махлюф связан родственными узами с Башаром Асадом и его братом Махером. Назначение аль-Хамави на пост главы личного офиса президента призвано показать, что Асад придерживается практики кадровых назначений в спецслужбах САР, меняя алавита на алавита, суннита на суннита.

Произведенные и планируемые Асадом замены в основных спецслужбах страны свидетельствуют о сохраняющейся у Асада логики кадровых назначений как защиты от возможных попыток переворота. Ряд представителей правящей сирийской элиты считают, что перестановки в силовых структурах страны могут способствовать их очищению от коррумпированных и нелояльных элементов. Режим стремится продемонстрировать внутри страны и за рубежом свою способность полностью управлять сирийскими силовиками и при необходимости ограничить их власть. С другой стороны, Асад стремится ослабить влияние России на САА. В свое время Москва содействовала назначению бригадного генерала Асефа Дикра во главе 293 отдела, который отвечал за все назначения и перемещения по службе в САА. А.Дикр пять лет учился в России и свободно говорит по-русски. Однако вскоре он был смещен со своего поста в результате спровоцированного конфликта с группой офицеров САА. Аналогичная судьба постигла генерала Заида Салеха главу комиссии по безопасности в Идлибе. Он был вообще уволен с военной службы в январе 2021 года. В феврале лишился своего поста другой протеже Москвы. Генерал  Низар Ходер который был назначен на должность командира 17-й дивизией в декабре 2020 был заменен алавитом Хейсамом Баракатом через неполные три месяца пребывания в должности. Приведенный выше пример с Сухейлем аль-Хасаном дополняет картину того, как Асад постепенно избавляется от российских назначенцев в САА. Что касается Ирана, то взятие под контроль УВКР САР всех шиитских милиций, «шабихи», ливанской «Хизбаллы», заметно ослабило возможности ИРИ руководить этими силами на территории САР. В сентябре 2020 Асад расформировал отряд «Арабских воинов» из состава Сил национальной обороны, которые были созданы Ираном в 2013 году. Любопытно, что один из близких соратников Асада генерал Басам Мурхедж аль-Хасан, которому президент поручил руководить Силами национальной обороны был уволен из рядов САА. Видимо, Асад посчитал, что аль-Хасан слишком сблизился с иранцами. По мнению хорошо знавших его людей, понять Басама можно. Говорят, иранцы вылечили его от весьма опасной болезни. Лечение длилось несколько долгих месяцев и проходило в Тегеране. Скорее всего, Башар Асад подстраховался, так как этот генерал служил еще его отцу, и он просто не мог придать Асадов. С тех пор иранские военные стали регулярно наезжать в САР, обнаружив отсутствие своих протеже в САА. Отстранение Басама Мурхеджа аль-Хасана от должности должно было послужить сигналом Ирану, что все каналы связи Дамаска с Тегераном проходят теперь через УВКР САР. Одновременно Б.Асад распустил и  удалил все отряды шиитских милиций из рядов регулярной армии, отправив их в Ливию и на восток Сирии. Несмотря на особые отношения Асада с Москвой и Тегераном, его сегодня сложно назвать марионеткой в руках России и Ирана. Что уж говорить о том, что Асад держит на расстоянии вытянутой руки любые подходы Москвы и Тегерана к сирийским спецслужбам, особенно Специальному военному бюро и личному офису президента.  Кадровые перестановки 2019-2021 годов завершили формирование основного ядра лично преданных и лояльных Башару Асаду офицеров сирийских спецслужб и наиболее боеспособных подразделений регулярной армии. Асад получил определенную независимость в принятии решений и управлении Сирией. Сегодня вопрос его пребывания во власти зависит в основном от него самого. Эвентуальная опасность его свержения в ходе военного переворота практически сведена к нулю. На наш взгляд, если и стоит кого подозревать, то это своих соплеменников алавитов и людей из ближайшего родственного окружения. Асад и сам прекрасно это осознает. Поэтому стоит полагать, что его ближайшее окружение тщательно зачищено и поставлено под жесткий контроль. А наиболее доверенные кадры связаны кровью, и вряд ли решаться выступить против своего хозяина. Отвечать в конечном итоге придется всем. Удивительно, еще 10 лет назад никто не мог предположить, что ставший по воле своего властного отца президентом 34-летний врач-офтальмолог сможет превратиться в правителя с инстинктом «убийцы». Опыт руководства страной в условиях жесточайшего конфликта только укрепил Асада и изменил его характер и природу. Пробудились гены его предков, которые с трудом добывали пропитание в Алавитских горах и служили французским колонизаторам, терпя всевозможные унижения и насмешки своих сверстников из более зажиточных суннитских кланов и семейств. Возможно, для Сирии приобретенный Асадом опыт стоил слишком дорого. Но кто сейчас думает об этом, находясь во власти. Сегодня президент САР стоит перед нелегким выбором. Сирийское государство нуждается в длительном восстановлении и возращении утраченных позиций в арабской семье. Башар Асад  может решить остаться на посту президента и продолжить борьбу за Сирию. Тем более, теперь у него есть для этого необходимый опыт и уверенность в своих силах. А может добровольно уйти со своего поста, оставшись в истории как единственно непобежденный президент, который добровольно передал свой пост другому претенденту на власть. Но что-то говорит в пользу того, что раз почувствовав вкус истинной власти в экстремальной ситуации, арабский правитель добровольно не сможет отказаться от столь сильного «наркотика».

*Данные получены автором из открытых источников. В своих гипотезах автор опирается на личный опыт работы в САР, беседы с сирийскими партнерами из разнообразных профессиональных сфер в Сирии, Франции, Германии, Италии, Катаре.

** Из частных бесед автора с его сирийскими партнерами.

*** На наш взгляд, такой сценарий развития событий сегодня выглядит нереалистичным и абсурдным. И Москва и Тегеран нуждаются в Б.Асаде и не имеют достаточных сил для организации переворота внутри страны. Как только произойдет нечто напоминающее попытку устранения Асада от власти, ответственность ляжет на Россию и Иран. И Москва, и Тегеран тут же лишаться всех своих позиций и контрактов в Сирии. Поэтому в интересах России и Ирана охранять Асада и внимательно следить за тем, чтобы ничего подобного не произошло.

52.41MB | MySQL:103 | 0,535sec