Активное развитие эмиратско-китайских отношений приводит к осложнениям в военно-техническом сотрудничестве США с ОАЭ

Администрация Джо Байдена заявила на прошлой неделе, что хочет «четкого взаимопонимания» в отношении обязательств Объединенных Арабских Эмиратов, прежде чем она завершит продажу истребителей F-35 американского производства, беспилотных летательных аппаратов Reaper и современных боеприпасов на сумму 23 млрд долларов, после сообщения о том, что Абу-Даби угрожал выйти из сделки. «Администрация Байдена-Харриса по-прежнему привержена предложенным продажам самолетов F-35, MQ-9B и боеприпасов, даже несмотря на то, что мы продолжаем консультации, чтобы обеспечить четкое взаимное понимание обязательств и действий Эмиратов до, во время и после поставки», — заявил представитель Госдепартамента.  В заявлении для агентства Рейтер официальный представитель ОАЭ заявил, что он приостановит переговоры о приобретении истребителей F-35. «Технические требования, суверенные эксплуатационные ограничения и анализ затрат и выгод привели к переоценке», — сказал представитель ОАЭ. Чиновник, однако, добавил, что США «остаются предпочтительным поставщиком ОАЭ» для своих оборонных нужд и что «дискуссии по F-35 могут быть возобновлены в будущем». Ранее 11 декабря газета The Wall Street Journal сообщила со ссылкой на официальных лиц США, что ОАЭ угрожают выйти из сделки, заявив в письме, что, по их мнению, требования безопасности, которые США выдвинули для защиты высокотехнологичного оружия от китайского шпионажа, были слишком обременительными. В то время как некоторые официальные лица США дали утечку в СМИ, что письмо, написанное относительно молодым эмиратским чиновником (можно ли представить, что чиновник в ОАЭ может самостоятельно, без санкции высшего руководства, написать подобного рода письма? – авт.) было тактикой переговоров, приуроченной к визиту высокопоставленной военной делегации ОАЭ в Пентагон, другие официальные лица в Белом доме заявили, что возникла борьба за спасение продажи оружия ОАЭ,  близкому союзнику в Персидском заливе. «Такого рода обмены не являются чем-то необычным для значительных продаж оружия, и мы надеемся, что сможем проработать эти вопросы, и мы думаем, что совместный военный диалог даст нам возможность сделать это»,- заявил СМИ анонимный чиновник. Представитель Госдепартамента в свою очередь заявил, что Вашингтон «надеется, что мы сможем проработать любые нерешенные вопросы, и мы с нетерпением ожидаем совместного военного диалога США и ОАЭ в конце этой недели». Напомним, что 20 января, в последний день пребывания бывшего президента Дональда Трампа на своем посту, Вашингтон и Абу-Даби подписали сделку на сумму 23 млрд долларов на 50 самолетов F-35 и до 18 вооруженных беспилотных летательных аппаратов и другого вооружения от ряда крупных оборонных подрядчиков США. Согласно сделке, самолеты должны быть поставлены к 2027 году. Президент Джо Байден опубликовал обзор продажи, как только вступил в должность, и объявил о ее продвижении в середине апреля.

Таким образом, можно пока констатировать, что ОАЭ жестко высказали недовольство прессингом Вашингтона по поводу своего сотрудничества с Китаем.    В то время как США являются крупнейшим поставщиком вооружения и военной техники  на Ближний Восток, а экспорт увеличился на 28% в период с 2016 по 2020 год, экономическое влияние Китая в регионе возросло в основном за счет инвестиций и строительных проектов в рамках инициативы «Один пояс, один путь». Это не совсем так, но об этом ниже. Китай также заявил о себе как о партнере почти для каждой страны региона, реализуя инфраструктурные проекты в Египте и Саудовской Аравии и развивая прочные связи с Ираном. США все больше обеспокоены влиянием Китая в регионе Персидского залива, и особенно внутри ОАЭ. Байден сам выражал эту озабоченность во время переговоров в мае и августе с наследным принцем Абу-Даби Мухаммедом бен Заидом (MБЗ), согласно утечкам в СМИ. Тогда он довел до наследного принца тезис о том, что США опасаются, что деятельность Китая может оказать пагубное влияние на их партнерство, на что МБЗ ответил, что слышал президента США «громко и ясно». Теперь настала очередь Вашингтона «громко и ясно» услышать мнение Абу-Даби о том, что американцы «пережимают палку» и Эмираты сделали и так слишком много для того, чтобы успокоить антиамериканские  истерики по поводу Китая.  На прошлой неделе под давлением Вашингтона Эмираты приостановили строительные работы в китайском портовом проекте недалеко от Абу-Даби после того, как официальные лица США заявили, что Пекин намерен использовать этот объект в военных целях. В прошлом месяце спецслужбы США обнаружили раскопки огромной ямы для размещения многоэтажного здания в порту Халифа, который находится примерно в 80 км к северу от Абу-Даби. После этого состоялась серия встреч и визитов официальных лиц США со своими эмиратскими коллегами, при этом Белый дом предупредил, что военное присутствие Китая может угрожать связям между двумя давними союзниками. Выступая на одном из мероприятий в Атлантическом совете, Бретт Макгерк, координатор Совета национальной безопасности по Ближнему Востоку, специально не затронул этот спор: «Мы очень четко изложили нашу позицию в отношении видов деятельности, которые могут поставить под угрозу нашу способность делать то, что хотят наши партнеры», имея в виду продажу оружия и передачу технологий региональным союзникам США. Китайцы иногда говорят: «Эй, мы делаем «А», мы хотим помочь построить порт, хотя на самом деле они делают что-то совсем другое. И я думаю, что во всем мире, в том числе в регионе Ближнего Востока, произошло некоторое пробуждение к этому». Не произошло, хотя в первом публичном выступлении официального представителя ОАЭ по этому вопросу Анвар Гаргаш, дипломатический советник руководства страны, сообщил на прошлой неделе Институту арабских государств Персидского залива в Вашингтоне, что после бесед с Белым домом власти «прекратили работу на объектах». «Но наша позиция остается прежней, что объекты не были военными объектами. Вы слышите опасения своего союзника, и было бы глупо не принимать их во внимание», — сказал Гаргаш.   Как выяснилось теперь, оказывается можно и «не принимать», если союзник начинает сильно наглеть.   Таким образом, можно с большей долей вероятности констатировать, что американцы не в полной мере могут управлять своим союзником, по крайней мере, в той сфере, которая касается отношений с Китаем. И для Вашингтона – это не вполне приятное открытие. Тем более, что продажа новых самолетов, по большому счету, больше нужна ВПК США, нежели чем ОАЭ.  В данном случае ОАЭ работают наверняка и посылают очень четкий сигнал в Вашингтон. Самолеты в данном случае – это повод, на самом деле Абу-Даби решает две главные свои задачи: импорт американских кибертехнологий и беспилотников.  Китайские беспилотники становятся все более распространенным явлением в зонах конфликтов по всему Ближнему Востоку, они уже замечены в небе над Ираком, Ливией и Йеменом. В течение многих лет региональные державы, которым из-за строгих правил экспорта не удавалось закупать беспилотники американского производства, обращались именно к Пекину, как крупному поставщику вооруженных БПЛА, для удовлетворения своих потребностей в области безопасности. В апреле администрация Байдена объявила, что настаивает на чрезвычайно значительной продаже оружия ОАЭ на сумму 23 млрд долларов, что потенциально может привести к ослаблению влияния Китая на региональном рынке. Эта сделка должна была включать продажу 18 БПЛА MQ-9B Reaper. США неохотно продавали вооруженные БПЛА странам-союзникам в регионе, поскольку они подписали «Режим контроля за ракетными технологиями» (РКРТ), который, помимо прочего, направлен на предотвращение распространения таких систем оружия. Китай, который никогда не подписывал режим экспортного контроля, воспользовался отсутствием США на рынке и продал вооруженные беспилотники ОАЭ, Саудовской Аравии, Ираку и Иордании. ОАЭ  в свою очередь поставили китайские БПЛА Wing Loong II (если совсем просто, то это в основном скопированные те же Reaper, пусть и не последней модификации – авт.) для боевого применения в Ливии и Йемене. Отсюда ясный посыл ОАЭ – если США не будут продавать свои беспилотники по каким-то политическим причинам, всегда есть Китай, и это  рынок эмиратцы закрывать не собираются  даже при реализации аналогичной  сделки с США. Вторая спорная тема – сотрудничество между ОАЭ и Китаем в области кибершпионажа. Что выгодно отличает китайские компании от израильских или европейских, так это абсолютная их свобода действий от условий американцев.  Речь идет, прежде всего, о так называемой  группе специалистов по искусственному интеллекту (так называемая «Группа 42»), нанятую для поиска возможных партнерских отношений в области искусственного интеллекта между Абу-Даби и Китаем. «Группа 42» и другие  компании семьи Аль Нахайян становятся все ближе к Китаю в ряде стратегических областей, и по этой причине  попытки американцев наложить на это сотрудничество ограничения встречают серьезный отпор со стороны МБЗ и его окружения. Последним по времени  примером такой китайско-эмиратской кооперации является Royal Diamond Group (RDG), формально принадлежащая Халифе Халеду Ахмеду аль-Хамеду, сыну Ахмеда бен Хамеда аль-Хамеда Аль Нахайяна, первого министра информации ОАЭ и близкого советника МБЗ. Недавно RDG заключила партнерство с нефтегазовым трейдером Cathay Holding, возглавляемым 32-летним Чжичао Чжаном, для создания базирующейся в Абу-Даби компании Cathay General Trading LLC.  Причем эта деятельность распространяется не только на ОАЭ, но и в ту же Европу, что в первую очередь волнует американцев.  Последний по времени пример – Сербия. Частично публичная группа Китая Sinopharm и «Группа 42», которая занимается специальными проектами советника по национальной безопасности Абу-Даби Тахнуна бен Заида Аль Нахайяна, совместно инвестировали в ряд проектов в Сербии, что вызвало растущую озабоченность в Вашингтоне по поводу сотрудничества между двумя странами. Интересно, что один из совместных проектов подразумевал    строительство фабрики по производству вакцины против коронавируса Sinopharm в Белграде. Случайно или нет практически одновременно с запуском этого проекта по строительству Постоянный специальный комитет Палаты представителей США по разведке (HPSCI) принял Закон о разрешении на разведку (IAA) 2022 года. Новое законодательство требует, чтобы директор Национальной разведки (National Intelligence, DNI) Аврил Хейнс в течение двух месяцев представила отчет о сотрудничестве между Китаем и ОАЭ в стратегических секторах и возможной передаче чувствительных технологий США Китаю через Абу-Даби. Проекты Sinopharm в Сербии финансируются той же «Группой 42». С китайской стороны эти проекты возглавляет Пэн Сяо, бывший глава первой в ОАЭ компании по обработке больших данных Pegasus, которая начинала как дочерняя компания ныне несуществующей киберкомпании DarkMatter. Пэн Сяо также является попечителем нового Университета искусственного интеллекта Мухаммеда бен Заида (MBZUAI) в Абу-Даби, как и китайский инвестор в области искусственного интеллекта Кайфу Ли. «Группа 42» также в настоящее время разрабатывает облачные технологии совместно с Huawei. Компания все чаще сотрудничает с израильскими компаниями, занимающимися обработкой данных через свой офис в Тель-Авиве. В этой связи сочетание израильских технологий, эмиратского финансирования и китайской инфраструктуры рассматривалось разведывательным сообществом США как кошмар наяву. По иронии судьбы, Вашингтон сыграл важную роль в налаживании этого двустороннего, а в некоторых случаях трехстороннего стратегического сотрудничества, когда в 2010-х годах администрация Барака Обамы отказалась продавать беспилотные летательные аппараты ОАЭ. Впоследствии Абу-Даби закупил китайский БПЛА Wing-Loong, модернизированный современной авионикой израильской компании Elbit Systems. Сейчас эта история повторяется, но с одним важным нюансом.  Первоначально только технические и административные, теперь отношения между Китаем и ОАЭ становятся все более политическими. В июне, через несколько дней после утечки в СМИ информации об обеспокоенности Белого дома по поводу зарождающегося альянса, глава Министерства общественной безопасности КНР Чжао Кежи и министр внутренних дел ОАЭ Сейф бен Заид Аль Нахайян встретились для осуждения вопросов, которые касались тем национальной безопасности двух стран. В течение нескольких лет и Китай, и ОАЭ стали оказывать все большее влияние на Белград, который традиционно поддерживает тесные связи с Россией. В настоящее время Emirati Etihad Airways является вторым основным акционером Air Serbia, хотя правительство Сербии увеличило свою долю и хочет вернуть контроль над авиакомпанией. Бывший глава службы безопасности Air Serbia теперь также возглавляет службу облачной безопасности в «Группе 42». ОАЭ также снабжали своих региональных доверенных лиц военной техникой из Сербии с помощью главного бывшего палестинского разведчика Мухаммеда Дахлана, который близок как  к президенту Сербии Александру Вучичу, так  и Тахнуну бен Заиду. Все это безусловно вынуждает Вашингтон принимать адекватные меры, вопрос только в их продуманности. За отношениями Китая и ОАЭ уполномочен следить председатель HPSCI, представитель Демократической партии Адам Шифф, который также мониторит ситуацию в Саудовской Аравии. В декабре 2020 года, после избрания Джо Байдена, HPSCI уже опубликовал отчет о Законе об авторизации разведки (IAA) того года, в котором содержится призыв к разведсообществу США более пристально расследовать китайско-эмиратское и российско-эмиратское сотрудничество. Американские законодатели обеспокоены возможной передачей американских технологий Пекину или Москве косвенно через Абу-Даби, а также насторожено относятся к MБЗ, который  подозревается Белым ломом в «разжигании войны» в Ливии и Эфиопии. При этом участие ОАЭ в той же Ливии сомнений не вызывает, а вот в Эфиопии их роль до конца не изучена. Пока очевидно, что именно поставки эмиратских беспилотников позволило правительственным войскам отбросить в начале этого месяца повстанцев-тыграй от столицы страны.  Используя IAA 2022, HPSCI стремится ограничить поворот ОАЭ в сторону Китая. Вашингтон рассчитывал получить некоторые рычаги влияния, имея в виду о желание MБЗ приобрести F-35 в соответствии с условиями контракта на 23 млрд долларов, и использовать эту сделку в качестве разменной монеты в обмен на прекращение стратегических переговоров между Пекином и Абу-Даби. ОАЭ при этом остаются предпочтительным клиентом для ВПК США. Конгресс был уведомлен 4 октября о возможном увеличении поставок ракет класса «земля-воздух» MIM-104 Patriot в ОАЭ в этом году, удвоив количество с 452 до 962 ракет.  Как выясняется, американцы перестарались. Тем более, что MБЗ также стремится сделать оборонную промышленность ОАЭ менее зависимой от американских компонентов, а последний  по времени ультиматум США этот процесс только стимулирует.

52.76MB | MySQL:103 | 0,613sec