О негласных переговорах и проблемах формирования нового правительства Ирака

В Ираке продолжаются негласные консультации по формированию нового коалиционного правительства. В этом контексте  29 декабря 2021 г. победитель последних по времени парламентских выборов Муктада ас-Садр пригласил на обед в дом своего отца в Наджафе Хади аль-Амири, главу блока «Фатх», «Кайса аль-Хазали, командира шиитской вооруженной группировки «Асаиб Ахль аль-Хак», и Фалеха аль-Файяда, главу Сил народной мобилизации («Аль-Хашед аль-Шааби»). Во время переговоров стороны сверили свои позиции по формированию нового правительства. В рамках этих консультаций ас-Садр подробно раскрыл свои идеи относительно политического будущего Ирака: суть — правительство большинства, возглавляемое им самим, которое оставляет бывшего премьер-министра Нури аль-Малики и ряд шиитских политических сил вне исполнительной власти. Однако «закрытый» обед, который длился несколько часов, «закончился без какого-либо реального прогресса».  Напомним, что 27 декабря Верховный суд окончательно утвердил результаты октябрьских парламентских выборов. М.ас-Садр стал победителем, его список получил 74 места. Сторонники уходящего спикера парламента Мухаммед Халбуси занял второе место с 42 местами, а «Правовое государство» Нури аль-Малики — третье, получив 35 мест. «Фатх», политическое крыло вооруженных группировок, поддерживаемых Ираном, потерпело одно из самых больших поражений на выборах, получив всего 17 мест, что составляет менее половины от их числа на предыдущих выборах. 9 января  должна начаться парламентская сессия для избрания президента, премьер-министра и спикера. Это вынуждает ас-Садра торопиться. Политическая система Ирака требует национального и сектантского баланса на этих высших должностях, что означает, что их должны занимать курд, шиит и суннит соответственно. Все они должны быть назначены одновременно. Ас-Садр надеялся, что обед в Наджафе ускорит переговоры о формировании правительства в преддверии заседания парламента 9 января. Он по-прежнему настаивает на формировании правительства политического большинства, в которое войдет ряд шиитских сил, победивших на выборах, но не все из них. Он довел до партнеров, что интересы иракцев требуют, чтобы одна из основных шиитских сил перешла в оппозицию, в то время как другая шиитская сила формирует правительство и несет полную ответственность за его деятельность и деятельность премьер-министра и министров. Собственно этот нюанс и является «камнем преткновения» в рамка проводимых им консультаций с другими шиитскими группами.   «Мы не можем быть удовлетворены демонтажем шиитских блоков, в то время как курдский и суннитский блоки объединяются в правительстве ас-Садра. Это приведет к ослаблению и рассредоточению шиитских сил», — сообщил один из присутствующих на обеде в Наджафе шиитских лидеров на условиях анонимности.

Со времени первых выборов в эпоху после Саддама Хусейна в 2005 году политические силы Ирака разделили власть, распределив министерства и другие государственные органы между собой пропорционально количеству выигранных ими мест в парламенте. Эта система разделения власти привела к почти полному отсутствию парламентской оппозиции, которая следит за деятельностью правительства и стремится исправить его ошибки. Неизбежно, это обстоятельство способствовало давней финансовой и административной коррупции, которая поражает Ирак. Это также не привело к политической стабильности. Политические силы сталкиваются, конкурируют и подрывают друг друга в борьбе за все большие законные и незаконные выгоды. В преддверии октябрьских выборов различные инциденты затронули сектора, находящиеся под наблюдением ас-Садра, — здравоохранение и электроэнергетику, — что побудило его обвинить своих соперников в попытке дискредитации. Около 150 человек погибли в результате двух пожаров в больницах Багдада и Насирии в апреле и июле, инцидентов, в которых коррупция и халатность, по-видимому, сыграли главную роль. Аналогичным образом, в тот же период были разрушены десятки опор электропередач в центральных и южных мухафазах (провинциях), которые также контролировались союзниками ас-Садра, который именно в то время выбросил в массы лозунг о  формировании правительство большинства, если его список будет избран в качестве крупнейшего блока. Тем не менее ас-Садр и его предпочтительные партнеры среди шиитов и суннитов не получили достаточного количества мест, чтобы сформировать абсолютное большинство, что вынудило его сейчас вести более широкие переговоры в рамках определения консенсусных фигур будущих президента, премьер-министра и спикера. Чтобы противостоять нынешним планам ас-Садра, проигравшие шиитские силы, связанные с Ираном, в свою очередь возродили «Координационную структуру шиитских сил», старую политическую формацию, которую возглавил давний недруг ас-Садра  аль-Малики и которую  представители ас-Садра бойкотировали  перед выборами.  Без ас-Садра эта группировка объединяет около 60 парламентских мест. При этом аль-Малики полагает, что «политическая коррекция ситуации» — это решение, то есть некое  политическое соглашение, которое сохранит влияние каждого и обеспечит им необходимую защиту, может положить конец проблеме и удовлетворить все стороны. Если проще, то «политическая коррекция», которую предлагает аль-Малики, по словам старшего командира мощной шиитской вооруженной группировки «Асаиб Ахль аль-Хак», заключается в том, чтобы вернуться к консенсусу и сформировать правительство «национального участия», то есть объединить лагеря ас-Садра и аль-Малики.  По словам высокопоставленного политического лидера, близкого к аль-Малики, он взвесил свои и ас-Садра сильные и слабые стороны и посчитал, что лучшая тактика – «представить себя спасителем и защитником проигравших шиитов». И одновременно представить себя единственным лидером, кто способен сдерживать от насилия оппозиционные шиитские вооруженные группировки. При этом на роль премьер-министра он не претендует. Одна из тактик, используемых сейчас ас-Садром, состоит в том, чтобы предложить передать ответственность за формирование правительства другому шиитскому лидеру  и самому перейти в оппозицию. «Короче говоря, ас-Садр стремится разрушить рамки координации, в то время как остальные шиитские лидеры стремятся заставить его вернуться к прежней системе единого шиитского блока. Шиитские силы опасаются, что ас-Садр сформирует правительство без них, но они также опасаются, что он перейдет в оппозицию. Переход ас-Садра в оппозицию означает, что следующее правительство никогда не будет стабильным и что оно может пасть через месяцы или недели. Что касается его полного контроля над правительством и парламентом, это будет означать, что он будет преследовать их одного за другим. Ас-Садр не простит им того, что они сделали с ним перед выборами, и он не забудет своего старого соперничества с аль-Малики и аль-Хазали», — считает анонимный высокопоставленный шиитский лидер, близкий к Ирану. При этом ас-Садр хорошо знает своих противников. Он знаком с сильными сторонами «Координационную структуру шиитских сил», но, что более важно, с ее слабыми сторонами. Аль-Малики, аль-Амири и аль-Хазали — все хотят, чтобы их считали главными фигурами  шиитских сил Ирака, в рамках их контактов с Тегераном.  Эта внутренняя конкуренция  дала ас-Садру возможность попытаться оторвать аль-Амири, аль-Хазали и аль-Файяда от их союзников. У аль-Хазали, который стремится возглавить все вооруженные шиитские группировки и блок «Фатх», есть реальные проблемы с аль-Амири, лидером «Фатха», обвиняемым в  поражении на выборах. Существуют также споры между лидером «Асаиб Ахль аль-Хак» аль-Хазали и лидерами других вооруженных группировок, которые замыкаются на «Катаиб Хизбаллу», по поводу руководства, влияния и контроля доходов. Ас-Садр мог бы обеспечить аль-Хазали прикрытие и защиту во время этих споров, и последний, как сообщается, заинтересован в том, что предлагает ас-Садр по вопросу формирования нового правительства.  С другой стороны, аль-Файяд стал самым слабым звеном из всех шиитских сил, связанных с Ираном, после убийства в январе 2020 года Абу Махди аль-Мухандиса, «крестного отца» всех шиитских вооруженных группировок, который был самым большим сторонником аль-Файяда. Не имея реальной поддержки на местах, он сейчас нуждается в новом покровителе, чтобы обеспечить себе место главы Сил народной мобилизации- должность, к которой многие шиитские руководители стремятся. Что касается аль-Амири, возглавляющего организацию «Бадр», то известно, что он наименее склонен к участию в политических конфликтах, и у него репутация человека стабильного и прагматичного. Несмотря на большие споры аль-Амири с командирами вооруженных группировок по поводу некоторых политических позиций премьер-министра Мустафы аль-Казыми и Муктады ас-Садра в последние месяцы, он никогда не стремился быть инструментом в углублении этих споров и всегда играл роль посредника между всеми конфликтующими сторонами. Поэтому ожидается, что он в конечном итоге присоединится к ас-Садру в качестве «успокаивающего фактора» и посреднического звена между ним и его шиитскими противниками.

После встречи с ас-Садром 29 декабря аль-Амири вернулся один в Багдад, чтобы встретиться с лидерами «Координационной структуры шиитских сил» в доме аль-Малики. Аль-Хазали и Аль-Файяд не присутствовали на этой встрече. «В настоящее время существует не так много вариантов для всех. Либо ас-Садр отказывается от своего проекта и вступает в союз с силами «Координационной структуры шиитских сил», чтобы сформировать правительство, разделяющее власть между всеми шиитскими группами, либо он выдерживает давление и продолжает свой проект. Успех ас-Садра означал бы распад системы координации между шиитами, и поскольку это формирование основано на временных тактических объединениях, а не на стратегических политических союзах, ее распад весьма вероятен»,- полагают местные шиитские эксперты.   Необычно для Ирака, что три влиятельных центра влияния — Вашингтон, Тегеран и религиозные власти в Наджафе — до сих пор оставались «над схваткой» и старались держать нейтралитет. Шиитские эксперты уверены, что эта ситуация сохранится и в среднесрочной перспективе: «Странно то, что Иран и Америка еще не вмешались, а это значит, что игра все еще носит чисто локальный характер, и Наджаф еще не сказал своего слова. Поэтому трудно увидеть на горизонте больше, чем эти два вышеуказанных сценария».

52.4MB | MySQL:103 | 0,478sec