О причинах невозможности урегулирования конфликта в Йемене в 2022 году

Помимо боев за стратегически важную провинцию Мариб на севере Йемена, в последнее время обострилась ситуация и в еще одной нефтеносной  мухафазе (провинции) страны, но на этот раз уже на юге – Шабве. Судьба йеменской мухафазы Шабва давно является постоянным источником конфликта между боевиками, поддерживаемыми Объединенными Арабскими Эмиратами (ОАЭ), и проправительственными силами с момента назначения Мухаммеда Салеха бен Адье губернатором в ноябре 2018 года. При этом он пользуется поддержкой вооруженного крыла исламистской партии  «Ислах» под командованием вице-президента Али Насера Мухаммеда, который вывел все подконтрольные себе силы в Шабву из Мариба, тем самым серьезно ослабив линию обороны там. Пользуясь этим, бен Адье провел несколько наступательных операций против сил, поддерживаемых ОАЭ, в Шабве, в конечном итоге отбив большую часть прибрежной провинции, которая находится к востоку от Адена, к августу 2019 года. Только морской порт Балхаф, в котором в 2006 году был построен завод по производству сжиженного природного газа, оставался под контролем ОАЭ, и эта ситуация приводила в ярость местные йеменские власти, которые хотели, чтобы порт снова начал экспортировал газ.  В сентябре прошлого года  бен Адье обвинил поддерживаемые ОАЭ силы в захвате Балхафа и призвал Абу-Даби покинуть порт. Воспользовавшись этим спором, в том же месяце повстанцы-хоуситы захватили районы Байхан и Айн в Шабве, где они также удерживают район Осайлан. Напряженность между бен Адье и силами, поддерживаемыми ОАЭ, резко обострилась 31 декабря 2021 года, когда президент Йемена Абд Раббо Мансур Хади уволил бен Адье (он был вынужден покинуть Йемен)  и назначил на его место губернатора, выступающего за альянс с ОАЭ, Авада аль-Авлаки. Отметим, что он является родственником не только одного из руководителей Южнойеменского переходного совета (ЮПС), но и «второго номера» в АКАП — Саада аль-Авлаки. Таким образом, Эр-Рид (а Хади издал свой указ о смещении  бен Адье под  саудовским нажимом) назначил компромиссную для ОАЭ фигуру и одновременно дали новый импульс для усиления боевого потенциала АКАП в этих провинциях.   В обмен ОАЭ перебросили  из Ходейды  в Мариб силы во главе со своим ставленником и племянником бывшего президента А.А.Салеха Тариком Салехом для купирования наступления хоуситов. Но не все силы ушли в Мариб. 26 декабря поддерживаемая ОАЭ бригада «Аль-Амалика», которая вела боевые действия с хоуситами в провинциях Таиз и Ходейда на западном побережье, покинула район Аль-Хаука в Ходейде, чтобы поддержать аль-Авлаки. После этого  развертывания поддерживаемые ОАЭ силы теперь контролируют большую часть провинции Шабва. Оправдывая свое вмешательство, веб-сайт бригады «Аль-Амалика» сообщил, что ее силы отправились в Шабву, чтобы освободить районы, находящиеся под контролем хоуситов: «Наши коллеги переехали в Шабву в качестве подкрепления тамошним силам, чтобы освободить Шабву от ополчения хоуситов, а не по какой-либо другой причине. Они получили указания от руководства поддержать боевиков в Шабве, поскольку сейчас это является приоритетом для руководства. Шабва — это нефтяное месторождение, и, если мы спасем его от хоуситов, губернатору и правительству будет легче экспортировать нефть через морской порт Балхаф, и именно поэтому сейчас это является приоритетом». До войны поступления от добычи нефти составляли от 70 до 75% доходов правительства Йемена и около 90%экспорта, но добыча нефти почти полностью прекратилась в 2015 году, когда разразилась война между правительственными войсками и хоуситами.

В этой связи американские эксперты полагают, что по мере того, как конфликт в Йемене будет обостряться, худший в мире гуманитарный кризис будет углубляться, и в следующем году достичь политического урегулирования будет все труднее, что приведет к циклу нестабильности, который сохранит раздираемую войной страну в качестве геополитического театра военных действий. Гражданская война в Йемене недавно вступила в седьмой год, создав то, что Организация Объединенных Наций и другие международные организации сейчас считают самым смертоносным гуманитарным кризисом в мире. И это кризис, который до сих пор не имеет четкого конца, поскольку циклические модели ведения войны и боевые действия равных по силе военных субъектов с обеих сторон постоянно отдаляют конфликт от политического урегулирования или прекращения огня. Нехватка ресурсов становится все более серьезной проблемой в Йемене в ходе войны. Программа развития Организации Объединенных Наций (ПРООН) предсказала в 2019 году, что если конфликт продлится до 2022 года, Йемен станет самой бедной страной в мире. В 2021 году ПРООН сообщила, что конфликт навсегда уничтожил 126 млрд долларов потенциального экономического роста, который никогда не будет восстановлен, и что 80% населения Йемена в настоящее время полностью зависит от гуманитарной и финансовой помощи. Стоимость йеменской валюты недавно пережила беспрецедентный обвал, отчасти вызванный годами продолжающейся войны. Ожидается, что к концу 2021 года число людей в Йемене, как непосредственно погибших в результате насилия, связанного с конфликтом (т. е. боевых действий или воздушных налетов), так и косвенно погибших в результате последствий продолжающейся гражданской войны (т. е. голода и предотвратимых болезней), составит 377 000 человек, причем дети в возрасте до пяти лет составят 70% от этих смертей, согласно докладу ООН, опубликованному в ноябре. В этой связи ООН призвала 1 января международно-признанное правительство Йемена разрешить ввоз оборудования связи в аэропорт в удерживаемой повстанцами-хоуситами столице Сане. Полеты в столицу были в значительной степени приостановлены из-за блокады, проводимой Саудовской Аравией с августа 2016 года, но были исключения для рейсов с гуманитарной помощбю, которые являются главным спасательным кругом для населения. Но аэропорт Саны был закрыт на несколько дней в декабре после того, как коалиция во главе с КСА нанесла по нему авиаудары, обвинив хоуситов в использовании его для запуска ракет и беспилотных летательных аппаратов по саудовской территории. Сообщается, что в результате авиаударов были уничтожены средства связи и навигации. Реально же удар был направлен на ликвидацию больного коронавирусом посла Ирана, которого пытались вывезти на родину через Оман.   Авиаудары были нанесены по взлетно-посадочной полосе и нескольким зданиям в аэропорту, включая таможенный терминал. Хоуситы вновь открыли аэропорт 27 декабря. «Закрытие аэропорта для гуманитарных рейсов серьезно подрывает операции по оказанию помощи», — заявил координатор ООН по гуманитарным вопросам в Йемене Дэвид Грессли в заявлении от 30 декабря.  Грессли приветствовал открытие аэропорта, но сказал, что там было обнаружено неисправное коммуникационное оборудование. «Управление гражданской авиации и метеорологии (CAMA) в Сане считает оборудование устаревшим», — сказал он. По словам Грессли, «экипажи гуманитарных рейсов ООН сообщили по меньшей мере о 10 случаях, когда они не могли связаться с диспетчерской вышкой… или имели неясную связь». Чтобы исправить «потенциально опасную ситуацию», он призвал правительство Йемена разрешить импорт нового оборудования. При этом коалиция, возглавляемая Саудовской Аравией, «не санкционировала передачу, несмотря на несколько просьб Организации Объединенных Наций, сославшись на необходимость одобрения правительства Йемена. Оборудование необходимо для обеспечения безопасного использования аэропорта Сана для гуманитарных рейсов и, как следствие, продолжения операции по оказанию помощи в Йемене».

Американские эксперты полагают, что постоянные удары беспилотников и ракет хоуситов по территории Саудовской Аравии провоцируют цикл военной эскалации, что затрудняет перемирие воюющих сторон. Эти нападения, которые представляют угрозу для Саудовской Аравии, а также правительственных сил Йемена и гражданского населения, становятся все более частыми. Саудовская Аравия всегда отвечают на такие нападения хоуситов ответными авиаударами и усиленными наземными наступлениями. Улучшение возможностей хоуситов и их, казалось бы, бесконечный арсенал ракет — некоторые из которых получены из Ирана, другие из внутренних запасов и мастерских — означает, что Саудовская Аравия и правительство Йемена, скорее всего, продолжат реагировать военным путем на удары хоуситов, продолжая цикл насилия и разрушений. В начале декабря специальный посланник США в Йемене заявил, что с 1 января 2021 г. Саудовская Аравия подверглась 375 трансграничным нападениям. Это увеличение по сравнению с числом таких нападений, которые королевство наблюдало за весь 2020 год, отчасти благодаря недавним технологическим усовершенствованиям хоуситов.

Ключевые линии фронта остаются в тупике, несмотря на интенсивные бои, что заставляет каждую сторону воздерживаться от отступленияНа линии фронта в провинциях Шабва и Мариб продолжаются ожесточенные бои. Отсутствие территориальных захватов в ходе этих боев указывает на то, что боевые потенциалы воюющих сторон на местах относительно равны. Более того, природные ресурсы в этих районах, а именно запасы нефти в Марибе, порт и прибрежная территория Ходейды, а также углеводороды  Шабвы, снижают стимул для любой стороны отступить с линии фронта. Хотя вероятна дальнейшая стагнация ситуации, линия фронта сместится, если Саудовская Аравия сочтет материальные и людские потери слишком дорогостоящими для поддержания баланса или если усилия хоуситов по ведению переговоров с местными племенами в Марибе начнут буксовать. В последние месяцы боевые действия в Марибе были особенно интенсивными и циклическими, в результате чего одно и то же гражданское население Йемена неоднократно перемещалось по мере того, как эпицентр конфликта продвигался и отступал. В докладе ПРООН, опубликованном 12 декабря, указывается, что продолжающееся насилие в Марибе привело к перемещению 45 000 человек только с сентября этого года.

Затянувшаяся война усугубила первоначальные причины конфликта в Йемене, затруднив его разрешение. Неравенство и нехватка ресурсов, недоверие местных жителей к внешним субъектам (включая Саудовскую Аравию, ОАЭ  и Иран), а также социальные, межконфессиональные и географические разногласия между йеменскими общинами были одними из факторов, спровоцировавших конфликт в 2014 году. Все эти факторы усугубились в ходе войны, снижая вероятность прекращения конфликта путем переговоров. Эр-Риядское соглашение 2019 года привело к формированию в начале 2021 года правительства Йемена, в которое вошли лидеры Севера и Юга, исключая повстанцев-хоуситов. Но остаточное недоверие между северной и южной группировками Йемена продолжает препятствовать более глубокому сотрудничеству, выходящему за рамки поддержания общего фронта против хоуситов, не позволяя правительству Йемена выступить сильным и единым фронтом на мирных переговорах как внутри страны, так и во всем мире. От себя добавим, что этому способствовал и раскол между КСА и ОАЭ, которые поддерживали различные блоки в этом противостоянии.

     Учитывая эти факторы, воюющие стороны Йемена вряд ли достигнут политического урегулирования в 2022 году. Продолжающийся конфликт, в свою очередь, сохранит Йемен в качестве ключевого геополитического прокси-театра для Саудовской Аравии, Ирана и других внешних игроков, имеющих свои интересы в регионе. Рост нестабильности в Йемене является одним из факторов, которые в настоящее время подталкивают КСА и ОАЭ к рассмотрению вопроса о сближении с Ираном, который оказывает экономическую и техническую поддержку йеменским хоуситам — в надежде, что более тесное общение с Тегераном смягчит угрозу распространения конфликта на саудовскую или эмиратскую территорию. Однако стратегические императивы, вынуждающие Эр-Рияд продолжать свое военное вмешательство в Йемен, а именно необходимость обеспечения территориальной целостности Саудовской Аравии и недопущения прихода к власти в Сане шиитского, проиранского или экстремистского правительства, вряд ли изменятся в течение следующего года. Поскольку коалиция, возглавляемая Саудовской Аравией и ее йеменские союзники, остаются на одной стороне войны, а повстанцы-хоуситы остаются на другой, все усилия по прекращению огня в 2022 году, скорее всего, будут сорваны по знакомым линиям разлома, которые ставили в тупик предыдущие политические соглашения, направленные на прекращение конфликта. Продолжающийся конфликт также вынудит Соединенные Штаты продолжать участвовать в Йемене, чтобы защитить Саудовскую Аравию, одного из ключевых региональных партнеров Вашингтона, от растущей угрозы ударов хоуситов с использованием ракет и беспилотных летательных аппаратов. Иран продолжает предоставлять повстанцам-хоуситам в Йемене вооружение и военную технику. Однако степень экономической поддержки Тегераном хоуситов остается неясной. Последняя по времени  попытка ООН добиться прекращения огня в ноябре 2021г. привлекла значительное внимание средств массовой информации, но не нашла поддержки на местах у воюющих сторон. С момента вступления в должность президента США Джо Байдена его администрация  попыталась уменьшить явное участие Соединенных Штатов в конфликте в Йемене, сократив масштабы сотрудничества США с коалицией во главе с Саудовской Аравией. Но Вашингтон остается основным поставщиком развединформации,  военной техники в Саудовскую Аравию и недавно завершил продажу КСА партии оборонительных ракет «воздух-воздух».

52.6MB | MySQL:103 | 0,539sec