О сотрудничестве России и Ирана в отношении Центральной Азии и Закавказья

В силу своего геополитического положения, экономического и военного потенциала Иран является важным внешнеполитическим союзником России на южном направлении. Иран не имеет сухопутной границы с Россией, но он граничит с Арменией, Азербайджаном, Туркменией и находится вблизи Северного Кавказа. Как отмечала в своих работах, известный российский востоковед Л.М.Кулагина, Тегеран в состоянии оказывать заметное влияние на события, происходящие в регионе. Политика Ирана в Центральной Азии и на Кавказе определялась, прежде всего, геополитическими интересами иранского государства. В период существования СССР Иран активно поддерживал исламские движения. После распада СССР Иран осознал опасность распространения зоны межэтнических и конфессиональных конфликтов на его северные районы. Поэтому Иран весьма сдержано отнесся к образованию новых мусульманских государств региона.  В конце 1991 г. особую озабоченность Ирана вызывало отсутствие стабильности в новых независимых государствах. Иран также опасался  возможных негативных для него последствий иностранного влияния в этих странах, особенно в Азербайджане и Туркмении. Когда геополитические интересы  ИРИ приходили в столкновение с вопросами «исламской солидарности» в Центральной Азии, Иран всегда отдавал приоритет геополитическим целям. Одно время Тегеран оказывал помощь исламским структурам в Центральной Азии и на Кавказе с целью оказать влияние на политику ряда государств региона.  Важным фактором, способствующим заинтересованности ИРИ в укреплении отношений с Россией в течение всех 1990-х годов, являлся их общий интерес в предотвращении экспансии США и Турции и роста влияния этих стран в Центральной Азии. Иран рассматривал российское присутствие в Центральной Азии как своеобразную преграду США в регионе. Процесс формирования российско-иранских подходов к проблеме Центральной Азии прошел ряд этапов. Даже во время острых разногласий между двумя странами по ряду региональных проблем (Таджикистан, НКО) Россия и Иран стремились, чтобы эти разногласия не сказались отрицательно на дружественных отношениях и признавали приоритетность двустороннего сотрудничества по вопросам безопасности в регионе. К середине 1990-х годов ситуация в Центральной  Азии и на Кавказе обострилась, что вынудило Иран и Россию принимать совместные меры по предотвращению эскалации региональных конфликтов, поэтому обе страны признавали важность сотрудничества в деле прекращения региональных конфликтов в этом регионе. В конце 1993 г. Иран и Россия признали более выгодным установить совместный контроль над переговорным процессом в Таджикистане. В 1994 г.  Иран прекратил оказывать поддержку таджикской оппозиции. Разрешение таджикского конфликта позволило России и Ирану использовать Таджикистан для своих совместных военных операций в Афганистане. В отличие от других районов Центральной Азии в Афганистане Иран и Россия поддерживали идею участия ООН. Возможно тот факт, что США поддерживали те же силы в Афганистане, что Россия и Иран, Москва и Тегеран не так остро реагировали на «постороннее» вмешательство в Афганистан, который они считали «зоной совместной ответственности». Другим примером российско-иранского партнерства являлась Чечня. Позиция ИРИ  в отношении первой и второй чеченской кампании продемонстрировали деидеологизированность иранской политики в отношении Кавказа и значение, которое Иран придавал отношениям с Россией. Официальная иранская позиция придерживалась принципа того, что чеченский конфликт – это  внутреннее российское дело. Так в сентябре 1999 г. в разгар чеченских событий Россия подписала с ИРИ контракт на поставку турбин для реактора в Бушере стоимостью 38 млн долларов.  Министр иностранных дел ИРИ К.Харрази охарактеризовал российско-иранские отношения как «стратегические». Интересы России и Ирана в Каспийском регионе во многом совпадали. Особое развитие российско-иранские связи по каспийской проблеме получили в 1994 г., когда США стали  проводить более активную политику на Каспии и все больше вовлекаться в нефтяные дела региона. ИРИ и РФ стремились предотвратить рост американского и турецкого присутствия и влияния в Каспийском регионе и воспрепятствовать планам США поставить под контроль эксплуатацию и добычу энергоресурсов Каспия. В Каспийском регионе Россию и Иран объединяли ряд общих интересов. Значительная часть разведанных  запасов нефти и газа находилась в секторах Азербайджана, Казахстана и Туркмении. Поэтому Россия и Иран весьма сдержанно относились к различным проектам экономического развития каспийских энергоресурсов. Они были заинтересованы в том, чтобы воспрепятствовать США в осуществлении проектов нефтепроводов прикаспийских государств, что способствовало их большей политической и экономической независимости.  После избрания президентом РФ В.В.Путина Россия выступила с целым рядом инициатив, направленных на повышение своего влияния на Каспии. Вновь назначенный представитель президента России по проблемам Каспия выступил с рядом предложений, нацеленных на расширение влияния и участия России в каспийских экономических проектах.  Особые разногласия по каспийской проблеме существовали между Ираном, Азербайджаном и Туркменистаном. Хотя Россия и Иран сотрудничали  по проблеме Каспия, объединенные общей целью, предотвратить расширение влияния США в регионе, они также являлись потенциальными соперниками в вопросах участия в крупных нефтяных проектах и перспективных путей транспортировки нефти и газа. Иранское правительство считало не приемлемым односторонние соглашения, связанные с эксплуатацией морских ресурсов до определения правового статуса Каспия и возражало против раздела моря по, тальвегу, поскольку это не  гарантировало справедливое для Ирана распределение богатств Каспийского моря. В последнее время в отношениях Ирана с Россией и с другими государствами  Центральной Азии и Закавказья появились новые тенденции. После 11 сентября 2001 г. расширились рамки конфликтного потенциала региона, который прежде сводился главным образом к проблеме ближневосточного конфликта. Это заставило многие страны региона пересмотреть свои внешнеполитические концепции. Угроза международного терроризма стала реальной для всех государств. Прежние элементы, которые служили главным фактором взаимоотношений России и Ирана в Центральной Азии и Закавказье стали меняться. Политика России в Центральной Азии претерпела значительную трансформацию и   приобрела более централизованный характер. Россия строила свои отношения с этими государствами без оглядки на третьи страны и в частности на Иран. За последние  десятилетия в республиках Центральной Азии спала волна национализма и борьбы за суверенитет, что мешало развитию отношений с Россией. В политике этих государств появилось больше прагматизма.  Укрепление российских позиций в регионе Центральной Азии ослабили заинтересованность Москвы в политической поддержке Ирана. Иран почувствовал эту перемену и стал выстраивать свои отношения со странами Центральной Азии и Закавказья, исходя только из своих интересов. Основные цели и направления политики Ирана в отношении этих государств оставались прежними. Иран  возражал против иностранного присутствия в этих регионах. Особую обеспокоенность Тегерана вызывали планы США обеспечить длительное присутствие своих войск в Афганистане и пограничных с ИРИ районах. Политика США в центральноазиатском регионе вызывала сопротивление со стороны местной власти. По оценке ИРИ, только Казахстан и Киргизия, которые были менее привержены исламу, чем другие центральноазиатские государства могли послужить базой американского и европейского влияния. Центральная Азия и Закавказье превратились в одно из главных направлений  внешней политики ИРИ.  За  короткое время иранские руководители посетили  Азербайджан,  Армению,  Туркменистан,  Таджикистан, Узбекистан. В пользу развития  сотрудничества Ирана и государств Центральной Азии говорит их культурное и историческое прошлое. Общность культуры, истории, литературы и религии иранских народов и народов центральноазиатского региона являлась важным фундаментом для развития их взаимоотношений. Особую  актуальность данный факт приобретает в настоящее время, когда культурно-политическая доктрина Ирана в регионе несколько отступает от чисто исламских постулатов и ориентируется на пропаганду иранского культурного наследия. Политические деятели ИРИ во время своих многочисленных визитов в страны региона неоднократно подчеркивали их общекультурные и исторические традиции, что, по их мнению, могло бы стать важным моментом распространения иранского влияния в этом районе.  Первостепенное  значение Иран уделял развитию  экономических отношений со странами региона. Страны Центральной Азии, тесно связанные с Россией избегали политического контекста в своих отношениях с Ираном. В настоящее время положение изменилось. У Ирана и стран Центральной Азии появились общие политические интересы: Афганистан, каспийская проблема, политика США в регионе, борьба с наркобизнесом и другие.  Иран пытался усилить свои позиции в этом районе. Заключая экономические и политические соглашения со странами Центральной Азии, Иран стремится объединить эти государства региона, оставив за собой главенствующую роль. В итоге это могло отрицательно сказаться на характере российско-иранских отношений. А также способствовать усилению позиций в государствах Центральной Азии и Закавказья третьих стран. Подобное развитие ситуации не могло служить подлинным интересам ни России,  ни Ирана. Это достаточно очевидно на фоне недавних событий в Афганистане, Азербайджане. Армении, Казахстане. Несмотря на усилия Москвы, возникшие в последнее время осложнения в российско-американских отношений во многом обусловлены непрекращающемся стремления США к мировому господству. В этой связи США рассматривают регионы Ближнего и Среднего Востока, Центральной Азии, Закавказья как сферу своих политических интересов. Политика Вашингтона потенциально  угрожает безопасности России и Ирана в этих регионах, которые являются сферой жизненно важных интересов  Москвы и Тегерана. В складывающейся ситуации немаловажную роль может сыграть намеченный на 19 января 2022 г. визит в Москву президента ИРИ Э.Раиси и его переговоры с президентом России В.В.Путиным. Москва и Тегеран заинтересованы в поддержании стабильности в регионе Ближнего Востока, Центральной Азии и Закавказья. Это отвечает  интересам двух стран и способствует углублению российско-иранских отношений. Политические и экономические интересы России и Ирана в этом регионе во многом совпадают. Поэтому России и Ирану необходимо проводить  более скоординированную политику в регионе Большого Ближнего Востока, чтобы упрочить там свои позиции, углубить и расширить свои отношения с странами этого региона. Согласованная политика Москвы и Тегерана при поддержке Турции на южном направлении может положительно сказаться на урегулировании ситуации в регионе Большого Ближнего Востока, в том числе и в Сирии.

52.74MB | MySQL:103 | 0,524sec