О трудностях работы афганских дипмиссий за рубежом после прихода к власти талибов

Многим афганским дипломатам пришлось из-за границы наблюдать за тем, как в августе 2021 года рухнуло правительство, которому они служили. Спустя пять месяцев после прихода к власти радикального исламистского движения «Талибан» (запрещено в РФ) многие из них по-прежнему остаются верными падшему прозападному правительству и отказываются передать свои дипломатические полномочия талибам. Большинство афганских посольств до сих пор используют в качестве государственной символики флаг ИРА. Тем не менее, текущая ситуация такова, что «Талибан» начал оказывать более агрессивное давление на афганских дипломатов в изгнании, которые не признают их режим. В качестве рычагов давления движение использует такие методы как спонтанные кадровые перестановки и угроза насилия в отношении дипсотрудников. Примечательно, что при этом руководство талибов рассчитывает обрести более широкое политическое признание внутри страны и за рубежом. После захвата власти в стране талибы разослали афганским послам письма и текстовые сообщения с требованиями поделиться информацией о составе и рабочих планах дипмиссий, но большинство из 45 посольств и 20 консульств Афганистана  по всему миру бросили вызов талибам. Некоторые дипмиссии отвергли перспективу кадровых перестановок и развернули активную информационную кампанию против боевиков. Другие посольства, в том числе в соседнем Таджикистане, превратились в центры антиталибской оппозиции. Однако движению удалось  выборочно активизировать усилия по ссылке и замещению дипломатов, которые сопротивлялись его правлению, особенно тех сотрудников, которые служили в соседних странах. Так, вскоре после захвата власти талибы взяли контроль над афганской дипломатической миссией в соседнем Пакистане, где многие главари и их семьи проживали на протяжении последних 20 лет, скрываясь от сил международной коалиции. За последние несколько недель талибы назначили новых исполняющих обязанности послов, которые возглавят дипмиссии Афганистана в Иране и Китае. Хотя неясно, были ли эти шаги одобрены принимающими сторонами, все же они представляют собой возможное потепление отношений между талибами и странами, находящимися за пределами зоны американского влияния. Данные меры также проливают свет на стратегию талибов, заключающуюся в попытке незаметно заменить афганских дипломатов за границей лоялистами, даже если иностранные государства откажутся официально признать режим талибов в Афганистане. Неделю назад о своей отставке объявил посол Афганистана в КНР Джавид Ахмад Каем, объяснив этот шаг глубоко укоренившимся личным и профессиональным разочарованием. «Талибан» стремился подорвать позиции Каема, назначив другого афганского дипломата, Махьюддина Садата, в качестве первого секретаря посольства. Всего несколькими неделями ранее талибы установили влияние над дипмиссией в Иране, назначив бывшего временного поверенного в делах Абдула Кайюма Сулеймани исполняющим обязанности посла в Тегеране в декабре 2021 года. Большинство афганских дипломатов были ошеломлены бегством бывшего президента Афганистана Ашрафа Гани, и, хотя многие из них остались служить в изгнании без страны, куда можно было бы вернуться, в целом они предпочли не реагировать на требования, запросы и угрозы со стороны талибов. Со сменой власти в Кабуле зарубежные представительства Афганистана оказались в новой реальности. Дипломаты боятся возвращаться на родину, а статус возглавляемых ими миссий по-прежнему не определен. В дополнение к психологическим трудностям и переживаниям по поводу судеб их семей на родине, афганские дипломаты теперь вынуждены решать, как управлять дипмиссиями, представляющими уже несуществующее правительство. Другой проблемой является финансовый аспект: средства на банковских счетах многих посольств начинают иссякать, а проблемы накапливаются: необходимо оказывать помощь афганцам, пытающимся найти способы законного пребывания в чужой стране, чтобы они не были депортированы в контролируемый талибами Афганистан. Поиск способов получить визы для афганцев и поддержка оставшихся без зарплат дипломатов также требуют больших финансовых затрат. Тем не менее, правительство в изгнании рассматривает разные схемы привлечения средств в попытке сохранить посольства открытыми. Так, бывший министр иностранных дел Афганистана Мохаммад Ханиф Атмар, который был эвакуирован в Турцию после падения Кабула, работает над технико-экономическим обоснованием, согласно которому деньги из более финансово обеспеченных посольств будут распределяться равномерно. Однако главы дипмиссий все еще беспокоятся, что этого будет недостаточно. Некоторые послы теперь рассматривают свою работу как опекунство над местными афганцами, нуждающихся в консульских услугах, и над сотрудниками посольств и их семьями, которые сталкиваются с неопределенным будущим и отсутствием реальных возможностей восстановить жизнь на родине. В то же время другие послы считают, что их работа имеет больший политический и символический вес: выступать за то, чтобы принимающие правительства оказывали давление на новый режим талибов в отношении прав человека и прав женщин, одновременно выступая в качестве голоса афганской демократии в изгнании. «Гани не смог защитить Афганистан и нашу конституцию, и он не смог защитить права нашего народа», — заявил Залгай Саджад, генеральный консул Афганистана в Нью-Йорке: «Мы работаем вместе со всеми нашими посольствами и консульствами по всему миру, чтобы донести голос нашего народа». При этом стоит отметить, что во время своего правления Гани повысил зарплату дипсотрудникам и работал над приобретением дипломатической собственности, что, по словам экспертов, позволило некоторым представительствам продержаться дольше, чем предполагалось. В целом, большинство афганских дипломатов утверждают, что они не намерены возвращаться в захваченный талибами Афганистан, какие бы обещания ни давало новое правительство. Особое опасение за свое будущее и будущее своих семей выражают те, кто базируется за пределами Европы и США, так как в других регионах отсутствует четкая система предоставления убежища.

52.7MB | MySQL:104 | 0,451sec