О предлагаемом Турцией посредничестве между Россией и Украиной. Часть 5

Нынешний кризис по безопасности между Россией и Западом многие зарубежные игроки склонны сводить к обострению российско-украинских отношений. При этом, турецкая сторона продолжает посылать сигналы в сторону как Украины, так и о России о готовности к посредничеству в этом кризисе.

Продолжаем разбираться с турецкой позицией по этому вопросу.

В Части 4 нашей публикации, опубликованной на сайте ИБВ (ссылка: http://www.iimes.ru/?p=82905) мы продолжили говорить о турецком посредничестве в кризисе, точкой бифуркции которого стала (предсказуемо, впрочем – прим.) Украина.

Кроме того, в конце прошлой публикации мы привели свежие высказывания чрезвычайного и полномочного посла Украины в Турецкой Республике Василя Боднара, сделанные им в его эксклюзивном интервью турецкому изданию Daily Sabah.

Пожалуй, самым интересным заявлением высокопоставленного украинского дипломата является то, что Украина «держит фронт» от «российской агрессии» не только для самих себя, но и для Европы в целом. В том смысле, что за Украиной могут последовать и другие страны, а потому Украине нужна западная поддержка. Причем, что характерно, украинский дипломат указал на то, что поддержка Украине нужна лишь только «западным весом» — в том смысле, что Украине нужно «только членство в НАТО», а дальше она уж «сама справится». То есть, Украина, выражаясь военным языком, не просит поддержки «силами и средствами».

А вот, что на тему посредничества 22 января турецкому изданию Sabah написал известный политолог, глава фонда SETAV Бурханеттин Дуран:

«Эрдоган ранее, за закрытыми дверям, озвучивший свое предложение российскому лидеру Путину о посредничестве, в эти дни говорит о нем более громким голосом. Турция, имеющая обширное сотрудничество как с Россией, так и с Украиной, обеспокоена тем, что эти две страны могут вступить в столкновение друг с другом. Турция не хочет, чтобы из-за столкновения наносился ущерб ее национальным интересам в областях, простирающихся от оборонной промышленности до энергетики и туризма. Более того, Турция, в качестве одного из важных членов НАТО, даже если она захочет, не сможет остаться в стороне от этого кризиса.

Опять во всем мире звучит: «Что происходит, нежели снова грядет Холодная война?» Неудивительно, что инициативу в этом кризисе взял на себя Эрдоган.

Президент Украины Зеленский заинтересован в посредничестве Эрдогана. При каких условиях и когда Пеки Путин с интересом рассмотрит это предложение? Прежде чем искать ответ на этот вопрос, позвольте мне подчеркнуть одно обстоятельство. Нынешняя напряженность — это не только кризис в Донбассе между Россией и Украиной. Этот вопрос выходит даже за рамки озабоченности Кремля «национальной безопасностью» по поводу вступления Украины в НАТО.

Они, конечно, важны и составляют первую линию кризиса. Есть второй уровень, где расчет Путина — больше. Он описается на «большую сделку», которая определит будущее отношений между Западным альянсом и Россией. На самом деле, это – старый счет времен распада Советского Союза. Однако, невозможным является, чтобы Байден выполнил путинское требование о предоставлении письменных гарантий остановки расширения НАТО. Шаг назад в вопросе размещения военных в Восточной Европе также рассматривается в качестве очень серьезного компромисса. Именно из-за этого уравнения глобальных держав (буквально, «больших сил» — прим.) Путин, в напряженности с Украиной, стремится к стратегическому торгу с Байденом.

У нас впереди три сценария этой напряженности, которая, как ожидается, не будет разрешена в краткосрочной перспективе.

Во-первых, Путин, получивший некоторые выгоды от этого большого торга, может решить снизить напряженность. И в этот момент открывается возможность встречи Путина и Зеленского.

Во-вторых, если Путин не получит от Байдена того, чего хочет, и предпочтет снизить напряженность в условиях дороговизны политических и экономических санкций со стороны Западного альянса, ему может оказаться полезным снова провести переговоры с Зеленским.

В-третьих, Путин, который не получит желаемого, предпочтет столкновение на Украине. Этот вид конфликт также может быть ограничен, иначе начнется новая поляризация, которая заставит мир двигаться.

С точки зрения этих трех вариантов стоит отметить, что очень ценным является опция лидерской дипломатии Эрдогана с Путиным и Зеленским.

Турция, которая не приемлет аннексию Крыма, поддерживает целостность Украины. Она хочет, чтобы Россия и Украина, с которыми у нее хорошие отношения, урегулировали кризис на Донбассе путем переговоров. Опять же, Россия может счесть более целесообразным работать с Турцией для обеспечения стабильности как в Черном море, так и на Кавказе.

На самом деле Турция, которая способствует миру, стабильности и сотрудничеству в соседних регионах, должна играть активную роль на каждом этапе украинского кризиса, который, как предполагается, продлится долго».

Итак, какие выводы просматриваются из изложенного выше? Имеем в виду, прежде всего, то новое, что прозвучало о турецкого политолога.

Прежде всего, мы наблюдаем перечисление трёх сценариев, ни один из которых не предусматривает удовлетворения базовых российских требований к США и к НАТО.

Два из трех сценариев, описанных турецким автором, и вовсе предусматривают, что Россия «не получит желаемое» — буквально, это переводится, что Россия не получит ничего из своих требований. Один же, первый вариант, предусматривает, что Путин получит «некоторые выгоды» из своего диалога с Западом. Иными словами, диапазон возможного для России в этом торге, на взгляд турецкого аналитика, простирается от «ничего (с большей вероятностью) до хоть что-то (с меньшей вероятностью).

Далее, лишь только один вариант из трех предусматривает то, что Россия пойдет на столкновение на Украине. Два других варианта, как указывается турецким аналитиком предусматривают деэскалацию с российской стороны и выход на переговоры между Путиным и Зеленским. Разумеется, здесь турецкая сторона подает себя в качестве логичного посредника в конфликте.

Логичность как посредника Турции заключается, на взгляд этого и ранее процитированных нами турецких авторов в том, что Турция – это региональная страна, а, следовательно, она меньше любой державы «извне» заинтересована в том, чтобы в регионе (её проживания – И.С.) разгорелся бы конфликт.

Второй аргумент здесь заключается в том, что у Турции – «хорошие отношения» как с Россией, так и с Украиной, а, следовательно, она способна одновременно, пользуясь этими отношениями, как активом, играть «за двумя столами».

И есть ещё один немаловажный момент, который заключается в том, на что указал турецкий автор – а именно на членство Турции в НАТО, что предопределяет для Турции «невозможность остаться в стороне от этого кризиса».

Это – к вопросу о той самой «правильной стороне истории», которую каждая из стран выбирает для себя. Хотя, заметим, что Турция не обязана, даже в качестве члена НАТО участвовать в «усмирении агрессивной России». В том смысле, что в Уставе НАТО есть положение о коллективной безопасности стран-участниц. Однако, Украина не является членом НАТО. Кроме того, блок НАТО, в ходе того же «самолетного кризиса» 2015 – 2016 гг., уже отказывал Турции в «праве на коллективную оборону». И, вообще-то говоря, и сама Турция может «заиграть» запрос со стороны НАТО, если он последует. В этом смысле, просматриваются параллели с грузинским кризисом 2008 года.

Тут есть одно немаловажное обстоятельство, которое называется «настроения турецкого электората». В условиях предвыборного года, тем более, в условиях надвигающегося 100-летнего юбилея Турецкой Республики турецкая власть, как никогда, должна быть чутка к настроениям населения. Вдвойне чутка – с учетом тех экономических трудностей, которые возникли на фоне падения курса турецкой лиры по отношению к доллару и к евро, повлекшему за собой скачок инфляции.

В этом смысле, достаточно характерным является социологическое исследование, проведенное анкарской компанией MetroPOLL в январе 2022 г. Вопрос был сформулирован следующим образом: «Кому должна отдавать приоритет Турция в своих международных отношениях: США и ЕС, или же России и Китаю?».

Были получены следующие ответы: за США и ЕС проголосовало 37,5% опрошенных, за Россию и Китай – 39,4% респондентов. Затруднились с ответом или не дали ответ на вопрос – 23,1% опрошенных.

Конечно же, 23,1% — это достаточно серьезная «серая зона», в которой мнение может сложиться в ту или другую сторону. Однако, 39,4% опрошенных, проголосовавших за «Россию и Китай», — это достаточно серьезная цифра, чтобы её можно было бы игнорировать. Конечно, здесь присутствует некоторая условность в объединении двух стран – России и Китая — и предложении их «пакетом». Но тут главное – вектор и, пусть даже с небольшой разницей, но доминирует все же идея о том, что Турция «должна идти на Восток».

Известная «евразийская» газета Aydınlık опубликовала мнения, касающиеся результатов проведенного исследования.

Заместитель председателя партии VATAN проф. д.н. Семих Корай выразился, со страниц турецкого издания, следующим образом:

«Результаты исследования показывают, что наша нация продолжает учиться на собственном опыте. Никакой выгоды от США и Европы для выхода Турции из трудностей нет. Наши люди это понимают. Трудности появляются и в сознании нашего народа. Становится все более ясно, где находится выход в международную плоскость. Результаты исследований также показывают это.

Произошедшее в Афганистане серьезно пошатнуло доверие к США. Решительная позиция России в Украине дает результаты. НАТО находится в процессе распада. Я думаю, что эти процессы также влияют на предпочтения народа.

Люди спрашивают: «Кто та сила, которая изменит будущее мира?» и идут ответ (на этот вопрос – И.С.). Распространенным ответом на этот вопрос в 1990-е годы были Соединенные Штаты, сейчас ситуация быстро меняется. США все испортили. США и Европа больше не в силах определять будущее мира. Инициатива переместилась в Евразию. Евразийские страны также решают международные проблемы. Турецкий народ также находится на пути к осознанию этой реальности.

Тем не менее, тех, кто упоминает США и ЕС в результатах исследований, все еще, много. Это несовместимо с изменениями в мире. Должно быть большее снижение (тех, кто поддерживает курс на США и ЕС – прим.). Я считаю, что предстоит развитие, в этом направлении, в предстоящий период».

Обратимся к другим комментариям по поводу результатов проведенного социологического опроса. В частности, вот что на эту тему заявил депутат правящей Партии справедливости и развития Мурат Байбатур, сопредседатель межпарламентской группы дружбы Турция Россия.

Цитируем турецкого депутата:

«В последнее время, Турция развивает сотрудничество не только с однополярным миром (читай, США – И.С.), но и с Россией, Китаем и Европой (на самом деле, Турция развивает свое сотрудничество с Европой не только «в последнее время»; следовало бы её отнести к тому самому «однополярному миру» в начале предложения – И.С.). Важное значение имеет развитие наших отношений с Россией и Китаем. Нам нужно поддерживать хорошие отношения как с Западом, так и с Азией. У нас есть родственники в Азии (имеются в виду родственные народы; один из самых ярких примеров – это уйгуры в Китае – И.С.).

Турция не может действовать в соответствии с однополярным миром, даже если бы захотела. Россия и Китай также важны для нас. Наш уважаемый президент неоднократно высказывал свое мнение по этому поводу.

Для нашего народа нормально желать, чтобы Россия и Китай имели приоритет во внешних отношениях. На этот выбор народа влияет враждебное отношение США и ЕС к Турции. Главари ФЕТО находятся под защитой в Америке. Там много беглых членов ФЕТО. То же самое верно и для ЕС. Беглецы из ФЕТО укрылись в Европе.

США передали тысячи грузовиков с оружием РПК / ПДС в восточной Сирии. США и ЕС не действовали в духе союзничества. Они проявили враждебное отношение. В прошлом, Запад лидировал в такого рода исследованиях (в социологических опросах, в плане того, с кем Турции надо строить стратегические отношения – прим.). Сейчас происходит обратное. Большое влияние на это оказывает враждебное отношение США и ЕС».

На самом деле, с последним нельзя не согласиться: действительно, по мнению автора настоящей статьи, на настроение турецких участников социологического опроса оказывает, в первую очередь, влияние враждебное отношение со стороны Запада к Турции.

Это несколько отличается от предыдущей трактовки результатов, где сопредседатель партии VATAN говорит о том, что центр силы смещается в Азию и опрошенные не могут этого игнорировать.

Ну, то есть, в первую очередь, речь идет не о цивилизационном выборе в пользу Азии, а о том, что Запад отталкивает Турцию в «объятия» Азии.

Хотя тот же представитель партии VATAN и говорит о том, что для Турции «нет пользы» ни в отношениях с США, ни в отношениях с Европой. Но опять возвращается к тому, что «инициатива сместилась в Евразию». Однако, как он сетует, ещё много людей в Турции не видят этой динамики.

А вот что на эту тему говорит бывший начальник разведки Генерального штаба ВС Турции Исмаил Хакки Пекин:

«Результаты исследования соответствуют мировому курсу. В прошлом, Запад обычно был впереди в этом типе исследований. Под влиянием периода Холодной войны наметилась враждебность по отношению к России и Китаю. Общественность, кажется, оправилась от этого влияния. Теперь кажется, что предпочтения изменились. Я думаю, что самым большим фактором в появлении этого результата являются угрозы, с которыми сталкивается Турция. В Турции считают, что угроза исходит от США и ЕС. В этом случае люди предпочитают Россию и Китай. Такова тенденция государства.

Кроме того, общественность также обнаруживает это. Мировые балансы быстро меняются. Вес экономики переместился в Азию. Веса также меняются в политическом влиянии и военной мощи. Наши отношения с Азией улучшаются. Россия и Китай все ближе и ближе к нам. «Пояс и путь» также важен для Турции. Результат свидетельствует о том, что наши люди начинают видеть будущее в Азии. Люди предпочитают Азию.

В этом процессе также идут дискуссии на телевидении и в газетах. В конце концов, эти обсуждения могли быть и эффективными. Запад всегда относился к Турции как ко второму или третьему сорту. Он действовал иначе только тогда, когда у него были интересы. Я считаю, что накопление, созданное этим, эффективно меняет предпочтения людей».

А вот и мнение специалиста по международным отношениям проф. д.н. Хасана Юнала:

«В Турции растут антиамериканские настроения. Это можно увидеть в любой сфере. Есть гнев и отвращение к тому, что делают США. Результат исследования соответствует общей тенденции Турции. Турецкий народ очень чувствителен к происходящему в мире. Он понимает куда все движется. Он осознает, что экономический, военный и политический вес в мире смещается с запада на восток. Он также видит, что США и ЕС потеряли свою былую мощь.

В исследовании есть моменты, которые необходимо изучить в предпочтениях избирателей, проголосовавших за те или иные партии. Например, противоречиво отношение тех, кто будет голосовать за НРП. База Народно-республиканской партии – кемалисты и Ататюркисты. Удивительно, что те, кто голосовал за партию, основанную Ататюрком, — более западные. На мой взгляд, этот сегмент путает потребность в модернизации с отношениями с Западом».

52.62MB | MySQL:102 | 0,554sec