Американские эксперты о работе Ирана с прокси-группами в Сирии и Ираке. Часть 1

Одним из факторов геополитического успеха Ирана на Ближнем Востоке в последнее десятилетие стало создание союзных вооруженных формирований (прокси-групп) в Сирии, Ираке, Ливане и отчасти в Йемене, позволяющее эффективно решать военные и политические задачи.  В условиях угрозы нанесения военного удара со стороны США или Израиля и отсутствия боеспособных ВВС двумя факторами сдерживания внешней угрозы для ИРИ становятся развитие ракетного потенциала и поддержка прокси-групп, готовых выступить в случае враждебных действий против Исламской Республики. При этом «Хизбалла» и прокси-группы в Сирии «несут вахту» на границе с Израилем, а вооруженные формирования «Аль-Хашд аш-Шааби» выполняют аналогичную миссию в Ираке. Постоянные ракетные обстрелы американских военных баз в этой стране на протяжении последних двух лет фактически сделал американский военный контингент здесь небоеспособным.

Идейным вдохновителем и организатором прокси-групп в течение долгого времени был командующий спецподразделением «Аль-Кудс» КСИР генерал Касем Сулеймани, убитый в Ираке 3 января 2020 года в результате удара американских беспилотников вместе с командующим «Аль-Хашд аш-Шааби» Абу Махди  аль-Мухандисом. Гибель Сулеймани создала для иранцев определенные проблемы на этом направлении. Тем не менее, политическое и духовное руководство ИРИ и иранские силовики пытаются эти проблемы решать.

На сайте американского Института Ближнего Востока был опубликована статья Омара Абу Лайла «Призрак Касема Сулеймани в Дейр -эз-Зоре». Автор пишет о том, что, несмотря на раскол провинции Дейр-эз-Зор на зоны контролируемые правительством Башара Асада и сирийскими курдами из «Сил демократической Сирии»  (СДС), Иран продолжает наращивать здесь свое присутствие. В ситуации, когда и Тегеран, и Москва пытаются привлечь на свою сторону молодежь региона, иранцы сделали большие успехи по ее шиитизации. Дейр-эз-Зор как и остальная Сирия сталкивается с серьезными экономическими проблемами: безработицей, отсутствием капиталовложений, деградацией инфраструктуры. Ситуация усугубляется попытками Автономной администрации курдов воспрепятствовать контактам  своих районов с районами, контролируемыми правительством САР. На территориях, занятых СДС, продолжаются демонстрации представителей арабских племен с требованиями открыть переходы в правительственную зону и освободить родственников, арестованных за «сотрудничество с Исламским государством». Касем Сулеймани был главным архитектором иранской политики на этой территории. В свое время он совершил символический жест: помолился на линии иракско-сирийской границы, показав единство Ирака и Сирии и доминирование КСИР в этих странах. В настоящее время Касема Сулеймани уже нет, но, по мнению американского эксперта, его миссия продолжает осуществляться.

Одним из факторов создания базы иранской поддержки в регионе являются финансовые вливания. В Дейр-эз-Зоре действует Иранский культурный центр, активность которого увеличилась в 2021 году. В этом году центр раздал малоимущим семьям Дейр-эз-Зора по 70 долларов США. Сумма небольшая, но, учитывая низкий уровень жизни и постоянное падение сирийской национальной валюты это было весомой помощью арабским семьям. Центр также финансировал восстановление городского парка, разрушенного в результате военных действий. В парке сотрудники Центра провели детскую олимпиаду по декламации сур Корана. При этом с помощью КСИР и прокси-групп были предприняты беспрецедентные меры безопасности. Была запрещена парковка автомобилей и проезд мотоциклистов. Сотрудники центра открыли для детей курсы по персидскому языку, иранской истории и шиитскому богословию. Семьям, дети которых посещают курсы, выплачивается сумма в 250 сирийских фунтов.

Учитывая, что в городе в результате войны произошли большие разрушения, Иранский культурный центр восстановил мечети Али ибн Аби Талиба (первый шиитский Имама) и Аль-Урфа. Летом 2021 года начались действия по восстановлению странноприимного дома Шейха Абдаллы, странноприимного дома Аль-Рави и мечети Абу Абеда. В своих усилиях иранцы заручились поддержкой местного суннитского духовенства, в частности директора местного вакфа Мухтара аль-Накшбанди и директора Исламского института Дейр-эз-Зора Мухаммеда Айяда.

Центр также восстанавливает бульвар, идущий от мечети Муфтия к госпиталю. Что касается самого госпиталя, то иранцы забрали его от местного управления вакфов в обмен на ежегодные инвестиции на его развитие в размере 15 млн сирийских фунтов. В городе циркулируют слухи, что в госпитале будет осуществляться лечение бойцов местных шиитских милиций и иранских прокси-групп.

По информации аналитика, иранцы привлекают местных сирийцев в подконтрольные им вооруженные формирования (милиции) с помощью финансовых и социальных привилегий. Они выдают новым боевикам специальные удостоверения личности, позволяющие им беспрепятственно пересекать КПП, выплачивают зарплаты от 70 до 200 тысяч сирийских фунтов, ежеквартально выдаются продуктовые корзины. Всем этим занимается Центр гуманитарных инициатив КСИР, расквартированный в квартале Дейр-эз-Зора Харабиш. Американский эксперт обращает внимание на то, что происходит изменение идентичности Дейр-эз-Зора. Ранее типичный суннитский город, по его мнению, теперь все более приобретает иранские черты в архитектуре и уличной атмосфере. Такая же ситуация отмечается в Аль-Бу Камале и Аль-Маяддине.  Все это облегчается исходом из провинции значительного количества беженцев в годы гражданской войны. Сирию в период 2011-2017 годов покинули 5,5 млн беженцев. Большинство из них составляют сунниты. В меньшей степени это христиане (согласно ряду данных, из 2 млн сирийских христиан в стране остались чуть более полумиллиона). Возвращение беженцев возможно на условиях полной лояльности правительству Башара Асада и проиранским милициям. По информации американского эксперта, во время гражданской войны значительное количество домов, покинутых жителями в Дейр-эз-Зоре стали казармами или складами для прокси-групп или же были перераспределены в пользу семей их бойцов (1).

Провинция Дейр-эз-Зор является жизненно важной для Тегерана, так как через нее проходит сухопутный маршрут из Ирана через Ирак в Сирию, к побережью Средиземного моря. Исходя из этого, иранцы делают все для укрепления стратегической глубины и повышения лояльности населения. Однако не менее важным для Ирана в геостратегическом и геополитическом плане является Ирак.

Qassem Soleimani’s Ghost in Deir Ezzor | The Washington Institute

52.4MB | MySQL:103 | 0,510sec