Американские эксперты о работе Ирана с прокси-группами в Сирии и Ираке. Часть 2

Главным рычагом иранского влияния в Ираке являются вооруженные формирования «Аль-Хашд аш-Шааби» («Силы народной мобилизации»), созданные в соответствии с фетвой великого аятоллы Али ас-Систани летом 2014 года для борьбы против террористической организации «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России) после позорного бегства из Мосула иракской армии, показавшей полную небоеспособность. Позже «Аль-Хашд аш-Шааби» превратились в оснащенную современным оружием и полуофициальную военную структуру, своего рода параллельную армию. Политическое крыло прокси-групп, коалиция «Фатх» одержала победу на парламентских выборах 2018 года. Правда, на выборах в парламент в октябре 2021 года она завоевала всего 16 мест. Генерал Касем Сулеймани играл первостепенную роль в создании этих «Сил народной мобилизации». Он пользовался безусловным авторитетом и влиянием в среде полевых командиров: Хади аль-Амири, Абу Махди аль-Мухандиса, Кайса аль-Хазали и других.

Что касается Абу Махди аль-Мухандиса, убитого американцами вместе с Касемом Сулеймани, то он также был интересной фигурой. Этот шиитский деятель родился в 1954 году в городе Басра на юге Ирака от иракского отца и матери-иранки. Настоящее имя – Джамаль Джафар аль-Ибрагим. Еще в начале 1970-х годов он примкнул к Партии исламского призыва («Да’ава»). В конце 1970-х годов закончил инженерный факультет Багдадского политехнического института, откуда прозвище «Мухандис» («Инженер»). В 1979 году баасистское правительство осуществило масштабные репрессии против шиитов-сторонников политического ислама в Ираке, после чего Мухандис эмигрировал в Иран. В 1985 году Мухандис стал членом Высшего совета Исламской революции в Ираке во главе с аятоллой  Мухаммедом Бакиром аль-Хакимом (сформирован в ИРИ иракскими эмигрантами), а в 1990-е годы — председателем совет ее вооруженного крыла Бригады «Бадр». В 2003 году вернулся в Ирак, где двумя годами позднее был избран депутатом парламента. Одновременно в 2005-2006 годах был советником по безопасности премьера Ибрагима аль-Джафари.

Вот почему гибель Касема Сулеймани была серьезным ударом по иранскому влиянию в Ираке. Иранцы в свою очередь постарались все возможное, чтобы сохранить шиитские вооруженные формирования и оставить их в своей орбите.

В рамках этого процесса в начале января 2020 года состоялся ряд встреч иранских представителей с иракскими шиитскими политиками и полевыми командирами «Аль-Хашд аш-Шааби» в Бейруте, Тегеране и Куме. Переговоры с шиитскими силовиками решено было поручить лидеру ливанского движения «Хизбалла» Хасану Насралле. 9 января 2020 года произошла встреча в Бейруте командиров наиболее влиятельных группировок «Аль-Хашд аш-Шааби»: «Асаиб Ахль аль-Хакк», «Катаиб Хизбалла», «Катаиб Джунд аль-Имам», «Катаиб Сайид аш-Шухада» и «Катаиб аль-Имам Али». На встрече было решено отложить разногласия и выработать линию поведения в новых условиях. В этом нет ничего удивительного, так как Хасан Насралла давно рассматривается представителями шиитских политических групп, союзных с Ираном в качестве морального и политического авторитета «сопротивления».

В это же время другая часть иракских политиков и полевых командиров, включая лидера группы «Лива аль-Бадр» («Бригада Бадр») Хади аль-Амири прибыла в Тегеран для того, чтобы принести соболезнования верховному лидеру ИРИ Али Хаменеи в связи с гибелью Касема Сулеймани. Первоначально Хади аль-Амири был выбран на должность погибшего Абу Махди аль-Мухандиса, однако как оказалось, это было промежуточным вариантом. Этот 66-летний политик считается одним из самых проиранских деятелей Ирака. Большинство иракцев затем возвратились в Багдад кроме самого Х.аль-Амири и командира бригады «Хизбалла аль-Нуджаба» Акрама Кааби, встретившихся 12 января 2020 года с руководителями вооруженных формирований, побывавших у Х.Насраллы в Бейруте. Сутками позднее они выехали в иранский религиозный центр Кум, где провели встречу с лидером блока «Саирун» Муктадой ас-Садром, официально проходящим здесь религиозное обучение, и двумя его военными помощниками: Абу Дуа аль-Иссауи и Абу Ясиром аль-Кааби. По информации одного из участников встречи, ее цель состояла в том, чтобы создать почву для единого фронта сопротивления для изгнания американских войск и скоординировать позиции.

В настоящее время, по информации эксперта американского Института Ближнего Востока Майкла Найтса, военное руководство «Аль-Хашд аш-Шааби» делят между собой два человека. Это Абу Фадак и Акрам аль-Кааби. Американский аналитик напоминает, что Абу Махди аль-Мухандис выполнял две функции. Во-первых, он был заместителем председателя и оперативным командующим «Аль-Хашд аш-Шааби». Во-вторых, представителем КСИР в Ираке. В настоящее время эти роли разделены. Военным руководителем «Сил народной мобилизации» является Абу Фадак (Абдель Карим аль-Зреджауи), в прошлом один из полевых командиров «Катаиб Хизбалла», а представителем «сопротивления» (в иранской терминологии это шиитские прокси-группы на Ближнем Востоке, объединенные зонтичной структурой КСИР) – лидер «Харакат Хизбалла аль-Нуджаба» Акрам аль-Кааби (1).

Абу Фадак является не публичной, а теневой фигурой. Он тщательно изучил и перенял стратегию своего предшественника Абу Махди аль-Мухандиса на последнем этапе его руководства. Данная стратегия состоит в консолидации вооруженных формирований «Аль-Хашд аш-Шааби» и контроля над ними. Мухандис в свое время создал Амн аль-Хашд (Центральное Управление безопасности), призванное повысить дисциплину шиитских милиций и усилить контроль над их деятельностью. Абу Фадак наделил этот орган еще большими полномочиями. Он также создал в рамках «Аль-Хашд аш-Шааби» силы спецназа, такие как «Отряд 101» и «Отряд 313». Абу Фадак также известен как хитрый и эффективный политический оператор внутри «Катаиб Хизбалла». Манипулируя голосами во внутреннем консультативном совете этой группы, ему удалось подорвать позиции своего соперника Абу Хусейна (Ахмада Мохсена Фараджа аль-Хамидауи). 27 июля 2021 года ему удалось сместить последнего с поста генерального секретаря «Катаиб Хизбаллы». Абу Фадак в 2020 году вступил в конфликт с так называемыми «Отрядами охраны гробниц», вооруженными формированиями, получившими боевой опыт в Сирии, которые противились его назначению оперативным руководителем «Аль-Хашд аш-Шааби». Ему удалось расколоть наиболее мощное из этих соединений, так называемую «Боевую дивизию аль-Аббас» (26-ю бригаду).

В свою очередь Акрам аль-Кааби принял на себя роль представителя КСИР и сил «Аль-Кудс» в шиитских милициях. В его обязанности входит также планирование акций, направленных против американского военного присутствия в этой стране. Акрам Кааби заслужил доверие иранцев благодаря своим усилиям по консолидации шиитских милиций после гибели Касема Сулеймани и Мухандиса. Кааби является засекреченной фигурой. Он, как правило, не приходит лично на заседания Исполнительного совета «Аль-Хашд аш-Шааби», присылая своих представителей. В то же время другие, более заслуженные командиры, такие как Хади аль-Амири и Кайс аль-Хазали присутствуют на этих заседаниях лично. В среде шиитских вооруженных отрядов считается, что Кааби унизил своего бывшего босса Кайса аль-Хазали, который сам стремился на его место. У Абу Фадака и Акрама аль-Кааби есть общие противники. Это Абу Хусейн, соперничающий с Абу Фадаком за руководство «Катаиб Хизбаллой» и с Кааби за руководство деятельностью «сопротивоения» и братья Кайс и Ляйс аль-Хазали, не столь проирански настроенные как вышеописанные командиры и считающие, что иракские внутриполитические приоритеты стоят выше иранских целей в этой арабской стране.

Таким образом, Тегерану, несмотря на непростую политическую конъюнктуру в Ираке, удается сохранять контроль над «Аль-Хашд аш-Шааби», наиболее действенным инструментом иранского геополитического влияния. Насколько этот контроль окажется долгим, покажет время.

  1. Muhandis Replaced by Not One Man, But Two? | The Washington Institute
52.43MB | MySQL:103 | 0,627sec