О китайских инвестициях в страны Ближнего Востока и Северной Африки

Ирак был главным арабским бенефициаром китайской инициативы «Пояс и путь» (BRI) в 2021 году, и привлек около 10,5 млрд долларов финансирования, говорится в исследовании Центра зеленых финансов и развития Шанхайского университета Fudan, опубликованном 2 января. Ирак занял центральное место в том, что исследователи  описали как «сильный сдвиг» в инвестициях Китая в BRI в направлении Ближнего Востока и Северной Африки. Согласно отчету, финансовые инвестиции Китая и договорное сотрудничество в 144 странах БВСА составили 59,5 млрд долларов в 2021 году —  в соответствии с примерно с 60,5 млрд  долларов в 2020 году. Но в  ближневосточных и североафриканских  странах уровень китайских инвестиций в контракты по строительству  вырос на 360% и 116% соответственно. В последние годы Пекин превратился в ключевого финансового игрока во всем регионе. В Египте он принимает активное участие в инфраструктурном буме президента Абдель Фаттаха ас-Сиси, где строит морские порты и самую высокую башню в Африке. На этом фоне торговля со странами Персидского залива резко возросла в последние годы из-за растущего аппетита Китая к ближневосточным энергоносителям. Исследователи из Fudan заявили, что финансовые и инвестиционные ресурсы Китая, связанные с нефтью, в рамках BRI выросли с 1,9 млрд долларов в 2020 году до 6,4 млрд долларов в 2021 году. Пекин в настоящее время является главным торговым партнером Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), при этом двусторонняя экономическая активность между богатыми нефтью странами блока и второй по величине экономикой в мире достигла 180 млрд долларов в 2020 году. В докладе указывается на то, что роль США в регионе уменьшается, имея в виду  «изношенные связи» Америки с некоторыми союзниками в Персидском заливе, узод из Афганистана и объявление в прошлом году об окончании боевой миссии США в Ираке. Говард Шатц, аналитик корпорации Rand, ранее подчеркнул, что выводы о полном выходе США из региона были преувеличены и что, несмотря на свои инвестиции, Китай вряд ли попытается заменить США в качестве гарантии безопасности региона, от которой он выигрывает. «В ближайшей и среднесрочной перспективе я не думаю, что Китай попытается вытеснить США с места главного гаранта безопасности в регионе. Если Пекин начнет обеспечивать безопасность в регионе, то ему, возможно, придется выбирать какую-либо сторону в том или ином конфликте», — сказал Шатц.  И в данном случае трудно не согласиться, но с одним уточнением. Китай не то, что не может стать гарантом безопасности в регионе, он просто не хочет это делать, поскольку весь опыт США говорит о том, что это дорого и по большому счету бесперспективно. Поэтому собственно США и пытаются как-то нащупать баланс между своей ролью гаранта  безопасности и огромными финансовыми и репутационными издержками. В рамках этой политики, несмотря на вывод войск из Ирака, США по-прежнему сохраняют в стране около 2500 военнослужащих для обучения и оказания консультативной помощи в борьбе с группировкой «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России). И хотя Китай был осторожен, чтобы не ввязываться в бесчисленные конфликты в регионе, работая на равных с такими региональными врагами, как Иран, Израиль и Саудовская Аравия, он не избежал нестабильности, которая преследует других инвесторов. В прошлом месяце неизвестные  боевики открыли огонь по двум автомобилям, принадлежащим китайскому нефтяному гиганту Sinopec, в юго-восточной провинции Майсан в Ираке, ранив двух суданских охранников, работающих на компанию. А в декабре ракетным и артиллерийским обстрелом были подвергнуты  объекты китайской нефтесервисной компании ZPEC в южной провинции Ирака Насирия, при этом, правда, не причинив никаких жертв или ущерба. Основная часть взаимодействия Китая с Ираком связана с энергетикой. Ирак является третьим по величине экспортером нефти в Китай, и две страны сотрудничают в строительстве электростанции на тяжелой нефти Аль-Хайрат стоимостью 5 млрд долларов в провинции Кербела. Sinopec также выиграла контракт на разработку иракского газового месторождения «Мансурия» недалеко от границы с Ираном. При этом  Ирак, который все еще восстанавливается после военной кампании по разгрому ИГ, все чаще обращается к Пекину за помощью в модернизации своей стареющей инфраструктуры. В прошлом году китайская компания выиграла контракт на строительство гражданского аэропорта в Насирии, а Sinotech намерена построить 1000 школ в Ираке, которые будут оплачены за счет поставок в Китай нефтепродуктов. Исследователи также делают вывод о том, что они ожидают ускорения «зеленых проектов» в рамках BRI Китая в соответствии с руководящими принципами китайского правительства на 2022 год. Они отметили, что финансирование и инвестиции в «зеленую энергетику» выросли до 6,3 млрд по сравнению с 6,2 млрд долларов в 2020 году, и что Китай не участвовал в угольных проектах в ближневосточном регионе и Магрибе в 2021 году в соответствии с обещанием председателя Китая Си Цзиньпина не строить угольные электростанции за рубежом.

62.17MB | MySQL:101 | 0,481sec