О развитии военных связей Турции со странами Африки

Турция продолжает развивать военные связи с Гамбией, самой маленькой страной в Западной Африке. В начале января с.г. 250 гамбийских военнослужащих прибыли в западный турецкий город Испарта на военно-транспортном самолете ВВС Турции A400M для прохождения антитеррористической подготовки. Планировалось, что военнослужащие также пройдут курс обучения в мотопехотных частях.

Военные связи между двумя странами, которые были начаты в 1991 году, вышли на новый этап с подписанием в 2014 году соглашения о сотрудничестве в оборонной сфере, в соответствии с которым Турция ускорила обучение личного состава гамбийских Вооруженных Сил (ВС), параллельно оказывая им значительную материальную поддержку[i].

В 2018 и 2019 гг. Турция оказала Гамбии материальную помощь, обеспечив воинский контингент полевой и повседневной формой. В 2019 году снова было объявлено, что Турция предоставила Гамбии военную помощь на сумму 1,4 млн долл., содержание которой в открытых источниках не разглашается.

В марте 2021 года министр обороны Гамбии Сейх Омар Файе провел переговоры с турецким коллегой Хулуси Акаром, в результате которых подписанное в 2014 году Соглашение о военном сотрудничестве и обучении было пролонгировано. В декабре 2021 года турецкий транспортный самолет с группой военных инструкторов на борту доставил в Гамбию специализированный груз, однако подробности данного мероприятия также не получили освещения в СМИ.

В 2021 году турецкие источники сообщили, что ВС Гамбии заинтересовались приобретением ударных беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) Bayraktar TB2. Турецкие ударные БПЛА, которые за последние годы заработали себе хорошую репутацию в нескольких зонах боевых действий, таких как Ливия, Сирия и Нагорный Карабах, производятся компанией зятя Р.Т.Эрдогана Сельчука Байрактара. Важной причиной выбора турецких БПЛА для военных Гамбии является то, что в Турции нет длительного процесса получения разрешения на экспорт, в отличие от США и Европейского союза.

Не секрет, что Анкара ищет новые рынки в Африке для экспорта продукции военной промышленности, в которую она в последние годы вкладывала значительные средства. На данный момент Турция подписала двусторонние соглашения с Танзанией, Суданом, Угандой, Бенином и Кот-д’Ивуаром о сотрудничестве в области промышленного производства, закупки и обслуживания вооружения и военной техники, а также о технической и материально-технической поддержке, обмене информацией в специализированных областях, тем самым открывая новые рынки для турецких оборонных компаний.

Согласно открытым данным об экспорте за 2021 год, обнародованным Ассамблеей экспортеров Турции в начале 2022 года, продажи оружия Турцией достигли рекордного уровня, при этом наибольший рост приходится именно на африканские страны.

За первые 11 месяцев 2021 года Турция осуществила экспорт оборонной продукции на сумму 2,793 млрд долларов, что на 39,7% больше, чем за аналогичный период 2020 года. Турецкая военная промышленность, которая в 2019 году достигла рекордных показателей экспорта в размере 2,7 млрд долларов, готовится установить новый рекорд, завершив прошлый год экспортом на сумму более 3 млрд долларов. В ноябре 2021 года впервые на долю оборонного сектора приходилось 1,8% от общего объема экспорта Турции.

В 2022 году ожидается рекордный рост продаж вооружения и военной техники  африканским странам. По сравнению с предыдущим годом Турция увеличила свой оборонный экспорт в Африку на 700% за первые 11 месяцев 2021 года с 41 млн долларов до 328 млн долларов. Таким образом, Африка занимает пятое место в военном экспорте Турции после Северной Америки (1,56 млрд долларов), СНГ (411 млн долларов), Ближнего Востока (381,1 млн долларов) и стран Европейского союза (338 млн долларов). Эксперты прогнозируют, что в ближайшем будущем Африка может стать третьим по величине рынком сбыта вооружений для Турции[ii].

Анкара уже давно поддерживает тесные контакты со странами Западной Африки. В прошлом году президент Р.Т.Эрдоган совершил четырехдневный официальный визит в Анголу, Нигерию и Того. Продажа оружия и торговые сделки были главной темой его визита. Одной из причин подобной активизации послужила девальвация турецкой национальной валюты на фоне глобальной экономической рецессии.

Выступая на пресс-конференции после встречи с президентом Анголы Мануэлем Гонсалвешем Лоуренсу, Эрдоган заявил, что Ангола ранее запрашивала у Турции БПЛА и что они также обсуждали возможность поставок бронетранспортеров.

Ранее Турция также заключила соглашения о военном сотрудничестве с рядом других африканских стран, включая Буркина-Фасо (2019) и Нигер (2020). Самым известным стало соглашение, подписанное в 2019 году с Ливией, в результате которого Анкара сорвала наступление Ливийской национальной армии (ЛНА) под командованием Халифы Хафтара на Триполи и заявила о себе как о главном игроке в этом конфликте.

Тем не менее, присутствие Турции в Ливии по-прежнему вызывает споры. На парижском саммите 12 ноября 2021 года международное сообщество потребовало вывода из страны всех иностранных сил, включая наемников. Анкара при этом считает, что турецкие войска, прибывшие по просьбе правительства Триполи, «нельзя ставить в один ряд с наемниками, привезенными другими странами».

В 2017 году турки создали свою единственную африканскую военную базу в Могадишо (Сомали)[iii], где сейчас обучают 1500 военнослужащих Сомалийской национальной армии[iv].

В сентябре 2020 года министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу встретился с представителями антиправительственных сил, свергнувшими Ибрагима Бубакара Кейту в Бамако. М.Чавушоглу стал первым иностранным официальным лицом, установившим контакт с новым правительством страны. Наконец, турецкая сторона провела переговоры с президентом Нигерии Мухаммаду Бухари и президентом Чада Махаматом Идриссом Деби Итно по вопросам «расширения сотрудничества в области обороны, безопасности и борьбы с терроризмом».

Таким образом, все рассмотренные факты четко и недвусмысленно указывают на то, что официальная Анкара в ближайшее время не собирается прекращать завоевывать новые рынки сбыта военной продукции национального производства. В 2022 году возможен не только рост турецкого экспорта вооружений и военной техники, но и повышение интенсивности проведения мероприятий оперативной и боевой подготовки Турции совместно с военнослужащими дружественных африканских стран. Предполагается, что такой комплексный подход позволит улучшить имидж Турции не только как производителя продукции военного назначения, но и как страны-союзника для ряда государств африканского континента.

[i] https://www.gisreportsonline.com/r/turkeys-influence-in-africa/

[ii] https://www.dunya.com/sektorler/savunmada-abdye-ihracat-1-milyar-dolari-asti-haberi-642020

[iii] https://www.jstor.org/stable/26776053

[iv] https://www.tandfonline.com/doi/full/10.1080/17502977.2021.1987850

52.71MB | MySQL:104 | 0,531sec