О продовольственной инфляции в Сирии

На фоне сохранения ковидных ограничений, ведущих к сбоям в работе глобальных цепочек продовольственных поставок, Сирии в среднесрочной перспективе угрожает новая волна роста продовольственной инфляции.

За истекший первый месяц 2022 года под воздействием широкого распространения в мире штамма «омикрон» процесс удорожания услуг транспортировки и доставки продовольствия в мире ускорился, и оказывает сильное воздействие на все без исключения страны мира. Однако наиболее сильный эффект эти ограничения имеют в странах, которые де-факто отключены от глобальной мировой экономической системы и находятся в искусственной изоляции, в том числе и Сирия. Здесь эффект ковидных ограничений оказывается сильнее, а рост продовольственной инфляции многократнее.

Основная причина галлопирующего роста продовольственной инфляции в Сирии, многократно превышающего увеличение продовольственных цен в соседних странах региона, заключается в ограниченности финансовых потоков и ресурсов в руках Дамаска под воздействием санкций. Эта проблема существовала еще задолго до пандемии, ввиду обструкции со стороны западных стран и подконтрольных им финансовых и инвестиционных институтов.

С начала военного конфликта в Сирии в 2012 году доминирующая часть глобальных поставщиков продовольствия не работают с сирийским рынком из-за санкционных ограничений. Международная банковская система за редким исключением отказывается обслуживать любые торговые сделки, касающиеся закупок продовольствия для сирийского рынка. Этот «эксклюзивный» характер сирийского продовольственного рынка ведет к росту сопутствующих расходов (транспортных, финансовых и пр.), причем не только для трейдеров, но и для неправительственных организаций, которые поставляют гуманитарную помощь сирийскому населению. Таким образом, в стране образовался перманентный дефицит на продовольственные товары и высокая себестоимость их импорта, даже из дружественных стран, включая Россию и Иран.

Ковидные ограничения и локдауны привели к еще большей дестабилизации в работе глобальных цепочек поставок продовольствия. В реальной жизни более сложные и изощренные цепочки поставок (которые собственно и сложились на сирийском рынке в условиях блокады и санкций западных стран) оказались наиболее уязвимыми перед угрозой ковидных ограничений и сбоев поставок. Дамаску пришлось под воздействием ситуации кардинально перестраивать цепочки поставок. Например, по зерновым сегодня Сирия в значительной степени зависит от поставок продукции из России, и в меньшей степени из Украины. Соответственно, Дамаск вынужден напрямую работать с трейдерами именно по этому маршруту, которые являются не такими крупными игроками на мировом рынке и не относятся к числу глобальных поставщиков. Второй источник импорта зерновых в Сирию – Турция, cнабжающая пшеницей подконтрольные им регионы в Идлибе и Алеппо. При этом, поступающие по турецкому каналу поставки продовольствия затем перераспределяются и в другие регионы Сирии, где перепродаются, но уже по завышенным ценам.

Эта ограниченность выбора при отсутствии «экономии масштаба» ведет удорожанию их логистических и транспортных услуг, минимизирует здоровую рыночную конкуренцию и соответственно cоздает благоприятную почву для коррупции и завышенной стоимости услуг. Разумеется, такая ситуация напрямую влияет на стремительный рост продовольственных цен на сирийском рынке. Как следствие, только в течение 2021 года продовольственная инфляция в Сирии, по данным независимых экспертных источников, cоставила 236%, почти вдвое превышая средние показатели экономической инфляции по стране (139%).

В то же время, хроническое недоинвестирование агропромышленного сектора внутри страны на протяжении последних лет не позволило Дамаску создать необходимый запас прочности на случай таких вызовов как пандемия. В результате в последние годы зависимость Сирии от импортного продовольствия только увеличивалась, что вело к параллельному росту государственных расходов на импорт жизненно важной продукции.

По данным международных экспертов, еще в августе прошлого года правительство Сирии было вынуждено ввести шестимесячный мораторий на импорт целого списка продукции, включая металлические трубы, керамику, орехи и мобильные телефоны. Это решение было принято в целях сохранения валютных резервов для срочных закупок на внешних рынках ключевых товаров  — пшеницы и топлива. Также с учетом девальвации сирийского фунта летом 2021 года правительство субсидирует импорт по специальным ценам (по официальному валютному курсу, который отличается от рыночного) целого набора стратегически важных видов продовольствия (сахар, рис, кукуруза, яйца), а также семена и удобрения.

Думается, c учетом текущей политической ситуации вокруг Сирии, проблема продовольственного дефицита и роста цен на основную продукцию сохранится в качестве ведущего тренда в 2022 году. По итогам прошлого года дефицит импорта продовольствия в Сирию оказался значительным, особенно по пшенице и ячменю. По пшенице общие потребности Сирии в 2021 году составили 4.3 млн тонн, в том числе 3.6 млн тонн на продовольственное потребление и порядка 400 тыс. тонн для семян. Производство пшеницы в прошлом году при этом не превысило 1 млн тонн, таким образом более 75% потребностей нужно было удовлетворять за счет импорта. Но в реальности, Дамаску удалось импортировать лишь 1 млн тонн пшеницы и еще порядка 300 тыс. тонн было получено по каналам гуманитарной помощи. Итог – явный дефицит продовольствия в доле 44% от потребностей (1.9 млн тонн). Следствие – сокращение рационов продовольствия населением, ухудшение качества их питания и удорожание продовольствия на внутреннем рынке.

Еще более драматические результат по итогам 2021 года продемонстрировал рынок ячменя. Здесь потребность за прошлый год составляла 2.4 млн тонн (из которой 90% ячменя нужно для применения в качестве корма для животных). На фоне неубедительных показателей местного производства (Сирия смогла вырастить только 300 тыс. тонн), Дамаск решил импортировать только 50 тыс. тонн и в итоге дефицит ячменя по итогам года составил 87%. Разумеется, это сильно ударило по животноводческому сектору страны.

Думается, прогноз по обеспеченности продовольствием Сирии в 2022 году будет неутешительным. Рост внутренних потребностей за счет дальнейшей урбанизации населения и сокращения посевов приведет к нагрузке на импорт важнейшей продовольственной номенклатуры. При этом сохранение нынешней политической ситуации вокруг Сирии, которое блокирует любые возможности для диверсификации каналов импорта, наряду с дальнейшими сбоями в работе глобальных поставок продовольствия под воздействием долгосрочных последствий коронавируса будут подстегивать новый виток роста продовольственных цен на сирийском рынке. Глобальная инфляция на мировых рынках – в силу вышеозначенных факторов – будет в сирийских реалиях многократно увеличиваться.

52.62MB | MySQL:106 | 0,795sec