О турецкой реакции на операцию РФ в Донбассе. Часть 4.

24 февраля с.г. Российская Федерация начала специальную операцию на Донбассе, целью которой была провозглашена демилитаризация и денацификация Украины. Эта операция стала логическим следствием признания Россией ДНР и ЛНР и очередным эпизодом в нынешнем витке противостояния между Западом / НАТО и Россией.

Продолжаем анализировать реакцию Турцию, как официальных лиц, так и обозревателей на происходящее. Часть 3 нашей публикации доступна по ссылке на сайте ИБВ  http://www.iimes.ru/?p=83864#more-83864.

Напомним, что мы остановились на рассмотрении тех заявлений, которые сделал министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу информационному агентству «Анадолу» 27 февраля с.г.

Продолжаем цитирование источника:

«Заявив, что у него были отдельные телефонные разговоры с министрами иностранных дел России Сергеем Лавровым и министрами иностранных дел Украины Дмитро Кулебой, Чавушоглу сказал, что оба его коллеги подтвердили проведение встречи между двумя странами.

«Не в Минске или Гомеле, а прямо по ту сторону украинско-белорусской границы, на белорусской стороне, эта встреча по возможности состоится завтра. (Нам) дали даже информацию о том, кто был в составе делегации», — заявил Чавушоглу.

Напомнив, что Турция всегда заявляла, что может провести эти встречи, Чавушоглу продолжил:

«Как мы вчера советовали сторонам, как мы сказали, место не важно, важно, чтобы Украина и Россия собрались вместе и, как можно скорее, начали переговоры и чтобы было установлено постоянное прекращение огня. Этот кризис должен быть прекращен. Первый шаг должен быть сделан с прекращением огня. Мы очень рады, что они достигли такой договоренности. Я надеюсь, что завтрашние переговоры завершатся прекращением огня».

Отметив, что у президента Реджепа Тайипа Эрдогана и у него самого были интенсивные дипломатические контакты по этому вопросу, Чавушоглу сказал:

«Мы продолжим эти контакты, но очень рады, что сегодня, особенно Россия и Украина, решили встретиться завтра. Когда я сегодня говорил с Кулебой, он сказал, что учел наши вчерашние рекомендации. Этому я особенно рад».

«Место не столь важно. Мы понимаем, что вы не хотите ехать в Беларусь. Мы знаем также причину. Но главное — установить здесь перемирие, так что не будьте страной, которая сбежала от переговоров и езжайте», — таковы были наши рекомендации.

«Когда Беларусь дала заверения (президенту Украины Владимиру) Зеленскому, они приняли решение поехать. Мы внимательно следим за этим процессом. Надеюсь, что он увенчается положительным результатом».

Объясняя, что в Министерство обращались граждане, которые хотят вернуться из Украины, Чавушоглу сказал: «Мы также проводим необходимую работу и делаем все возможное в сложных условиях».

Подчеркнув, что безопасность жизни является приоритетом в процессе эвакуации, Чавушоглу сделал следующие заявления:

«В некоторых городах, особенно в Киеве, сейчас дело дошло до уличных боев. В городе идет конфликт, идет война. Российские войска входят в этот город. Пытаться выселить наших граждан крайне рискованно. В Одессе и Киеве уже действует комендантский час».

Объясняя, что автобусы также отправляются из Турции для доставки граждан в Турцию, Чавушоглу сказал: «В настоящее время наши автобусы прибыли на румынско-украинскую границу. Они находятся в процессе пересечения границы».

Чавушоглу отметил, что, поскольку в городах Украины наблюдаются столкновения, Турция прилагает усилия для достижения гуманитарного прекращения огня и продолжает свои усилия по открытию воздушных и морских коридоров для эвакуации.

На вопрос о запросе Украины от Турции относительно Конвенции Монтрё, Чавушоглу заявил, что Конвенция четко определяет проход военных кораблей прибрежных и не прибрежных стран чере проливы и их пребывание в Черном море, а также правила относительно времени (пребывания) и лимитах.

Объясняя, что Турция до настоящего времени строго следовала Конвенции Монтрё, Чавушоглу сказал: «В этих условиях мы, конечно, будем выполнять Конвенцию Монтрё. В войне, в которой Турция не является стороной, Турция может закрыть Босфор для прохода кораблей из воюющих стран. Статья 19 Конвенции Монтрё говорит об этом предельно ясно».

Относительно того, можно ли охарактеризовать последние события как «войну, конфликт или операцию», Чавушоглу отметил следующее:

«Вначале было нападение со стороны России. Но мы оценили его с нашими экспертами, военнми и юристами. Сейчас видно, что особенно во многих городах это переросло в войну. Другими словами, в столкновениях на улице, это уже превратилось в войну между сторонами. По правде говоря, мы в этом вопросе пришли к единому мнению. Потому что между сторонами — серьезный конфликт. Это — не военная операция, это — не временные, один – два авиаудара, в стране в настоящее время есть подлинное военное положение».

Отметив, что статья 19 Конвенции Монтрё предусматривает исключение для прохода кораблей воюющих стран, Чавушоглу сказал: «Что это за исключение? Если военный корабль страны, являющейся стороной войны, следует на свою базу, в порт своей приписки, то тогда этот переход не пресекается. Здесь общее правило говорить об исключении»

Подчеркнув, что процесс должен быть прозрачным, Чавушоглу заявил, что российские корабли, направляющиеся к базам в Черном море, находятся в Средиземном море.

Отвечая на критику в адрес Турции, воздержавшейся при голосовании в Совете Европы, Чавушоглу заявил, что Турция сделала необходимые заявления как после решения России признать две сепаратистские области в Украине, так и после ее военной операции против Украины.

Объясняя, что Турция отвергла решения о признании и нападении, Чавушоглу сказал: «Мы еще раз подчеркнули нашу поддержку границы и территориальной целостности Украины. Как мы говорили ранее, после незаконной аннексии Крыма».

Объяснив, что Турция осудила решение вмешаться в дела Украины и признать сепаратистские регионы на всех международных площадках, таких как саммит лидеров НАТО, встреча ОБСЕ, ООН и Совет Европы, Чавушоглу подчеркнул, что Турция является одним из содокладчиков проектов резолюций в некоторых из них.

Отметив, что Турция также является содокладчиком проекта резолюции, который будет представлен Генеральной Ассамблее ООН, Чавушоглу сказал: «Неправильно предъявлять такие обвинения Турции, когда у нас такая ясная и ясная позиция в международном сообществе. Турция действует принципиально».

Чавушоглу также поделился подробностями решения воздержаться на заседании Комитета министров Совета Европы 24 февраля и сказал, что есть два варианта: один — приостановка полномочий России и начало диалогового процесса, а другой — приостановление полномочий без какого-либо процесса диалога.

Подчеркнув, что Турция делает упор на переговоры, диалог и дипломатию, Чавушоглу сказал: «Если бы был первый вариант, если бы был начат активный диалог с Россией, мы бы сказали «да». Россия или разорвать связи между Россией и этой организацией? Нет. Если мы здесь за диалог, то мы не должны соглашаться с решением о прекращении этого диалога. Мы действуем, исходя из принципов».

Отметив, что разрыв связей с Россией не принесет Совету никакой пользы, Чавушоглу сказал: «Как только вы их разорвете, более 140 млн россиян не смогут обращаться в Европейский суд по правам человека и не будут иметь такого права».

Отметив, что Турция работает в тесном сотрудничестве с Советом Европы и воздерживается, потому что выступает за диалог даже в самых сложных условиях, Чавушоглу сказал:

«Мы сказали об этом украинцам, и они это очень хорошо поняли. В то время как Украина постоянно благодарит Турцию за поддержку и за принципиальную позицию, тот факт, что кто-то внутри Турции пытается атаковать нас, дергая ее в других направлениях, — на самом деле, странный. Немного жаль, это лишь политически мотивированные комментарии».

Итак, что же главное можно вынести из выступления турецкого министра иностранных дел М.Чавушоглу? – Первое и главное, речь идет о том, что Турция признала происходящие на Украине события войной официально и будет применять положения Конвенции Монтрё. Насколько это повлияет на Россию? Новость о закрытии проливов для военных кораблей воюющих сторон, то есть, России и Украины моментально облетела российские СМИ.

Ответ на вопрос о влиянии на проведение Россией своей операции находится в тесной связи с той подготовкой, которая была проведена российской стороной до её начала. Полагаем, что такой сценарий был просчитан российской стороной и заранее были приняты меры по мобилизации всех необходимых кораблей в Черном море.

Полагаем, что, в свою очередь, Украине подтягивать попросту некого в Черное море. И тут возникает крайне интересный нюанс, касающийся кораблей невоюющих сторон – в первую очередь кораблей стран НАТО. Будет ли их проход расценен турецкой стороной как фактор давления на одну из воюющих сторон – Россию, а, следовательно, фактор, который необходимо пресечь, заблокировав проход и этим кораблям тоже. Ещё один вопрос связан с тем, может ли какая-либо страна передать Украине (на «безвозмездной основе») корабли, которые и будут следовать в порт приписки? Каковы будут / должны быть действия этого судна, следующего в порт приписки, к примеру, в порт Одессы, когда оно сталкивается с морской блокадой со стороны России?

В общем, есть множество вопросов относительно Конвенции Монтрё – в чьих интересах, по факту, окажется её применение со стороны Турции к нынешнему конфликту.

Понятно, что турки не могли не ввести в её действие, потому что конфликт, очевидно, затягивается. В этом смысле, министр иностранных дел М. Чавушоглу – более чем откровенен, когда сказал про «один – два авиаудара». Однако, смысл заключается в том, как будет трактоваться проход кораблей нечерноморских и невоюющих (официально) стран в Черное море со стороны Турции? – На этот счет, со всей определенностью, можно сказать одно, что Турция теперь будет находиться под постоянным давлением со стороны Запада и НАТО для трактовки положений Конвенции в наилучшем для них виде, дающим им возможность оказывать давление на Российскую Федерацию своими действиями в бассейне Черного моря.

52.65MB | MySQL:106 | 0,543sec