Алжир декларирует инвестиционную реформу

Несмотря на многократный рост стоимости природного газа на мировых рынках, Алжиру не удается стать центром привлечения иностранных инвестиций в свою энергетическую отрасль. Это наглядно продемонстрировала реакция крупных нефтегазовых компаний на настойчивые предложения руководства АНДР внести свои инвестиции в развитие разведки, добычи и транспортировки голубого топлива.

Заметим, что некоторые компании вроде Eni и Total заключили соглашения по ряду проектов, но этого мало, чтобы решительно изменить ситуацию с добычей энергоресурсов.

Речь идет о рассмотрении 26 февраля алжирским правительством под председательством премьер-министра Аймена Бенабдеррахмана «Проекта закона Об инвестициях». Как сообщили его источники, «Новые положения направлены на устранение недостатков и трудностей, препятствующих осуществлению инвестирования, а также на упрощение соответствующих процедур».

Заметим, что долгожданный для лидеров бизнеса проект закона о поощрении инвестиций, вносящий поправки в соответствующий закон 16-09 от 8 марта 2016 года, согласно правительственному коммюнике, предполагает «устранение недостатков и трудностей, выявленных в процессе инвестирования, и упрощение процедур, связанных с этим. Но, прежде всего, он нацелен на решение проблем, связанных с возвращением инвестиций в производство, и на приведение правовой базы, регулирующей их, в соответствие с текущей экономической средой».

В свою очередь, президент АНДР Абдельмаджид Теббун объявил, что проект закона будет рассмотрен на следующем заседании Совета министров и будет опубликован через месяц, то есть к концу марта.

Также глава государства заверил, что «этот закон позволит установить прозрачные инвестиционные правила, позволяющие инвесторам, как алжирским, так и иностранным, реализовывать свои проекты, получать прибыль с возможностью их перевода за границу или беспрепятственного реинвестирования, при условии, что сделки осуществляются прозрачно и в рамках закона».

В свою очередь, в интервью информационному агентству APS министр промышленности Ахмед Зегдар затронул меры, предусмотренные в предварительном законопроекте о поощрении инвестиций. В частности, он упомянул о «создании единого окна для крупных иностранных инвестиций и капиталовложений, обеспечивающего быструю и эффективную поддержку этих проектов».

«Эта мера, подчеркнул он, направлена на то, чтобы сделать этот механизм «центром продвижения Алжира как важного инвестиционного направления во всем мире, играющим перспективную роль в определении областей с высоким инвестиционным потенциалом».

Среди преимуществ, предусмотренных в новом законопроекте, министр промышленности привел, среди прочего, пересмотр нескольких процедур «для облегчения реализации инвестиционных проектов», в том числе «путем предоставления широких прерогатив представителям администраций Национального агентства инвестиционного развития (Andi) на уровне вилай (регионов). Также новый закон предусматривает реорганизацию этого органа в целях активизации и укрепления его роли как «локомотива» по прохождению сделок и их реализации.

Кроме того, среди наиболее важных «моментов, содержащихся в новом тексте» законопроекта, министр упомянул гарантии обеспечения со стороны Алжирского государства «стабильности правовой системы в течение не менее десяти лет с целью создания благоприятного доверительного инвестиционного климата».

Иными словами, это должно защитить зарубежных инвесторов от возможного пересмотра руководством АНДР условий их работы здесь по его усмотрению.

Итак, ничего в тексте законопроекта об отмене ключевого для прихода в Алжир инвесторов «правила 51/49» не говорится. Зато там есть другая новация, способная отпугнуть их. Речь идет о положении, «направленном на содействие привлечению местной рабочей силы иностранными инвесторами». С этой целью набор зарубежных сотрудников при запуске каждого инвестиционного проекта будет ограничен 10% от всех должностей.

Об этом открыто заявил Ахмед Зегдар, отметивший, однако, возможность увеличения этой доли до 15% в случае «отсутствия на местах» местных работников со специальными навыками.

Однако это весьма серьезное ограничение. Заметим, что уровень профессиональной подготовки алжирцев в сферах разведки, добычи и транспортировки энергоресурсов находится на крайне низком уровне и обычный претендент из АНДР на получение должности в данном секторе – является лишь выпускником средней школы. Но для заполнения большинства вакансий здесь обычно требуется нечто большее.

Причем особенно негативно относятся к преимущественному набору местных сотрудников китайские компании, для которых установленное алжирской стороной «прокрустово ложе» в 10 – 15% явно неприемлемо. И в том числе это обусловлено особенностями работы в них и руководства, поскольку у многих его представителей существует не всегда неоправданное предубеждение как относительно качества образования местных соискателей на работу в них, так и их рабочих качеств.

Иначе говоря, уже одно это сильно осложняет привлечение китайского бизнеса к инвестированию в Алжир, на что так рассчитывало его руководство.

Между тем, и без этого на пути иностранных инвестиций существует много препятствий. О них, к примеру, говорит в своих публикациях алжирский экономист Белкасем Бухруф.

В частности, говоря о причинах их нехватки в АНДР, он утверждает, что причин тому много. Но главная кроется в самой сути алжирского правящего режима и отсутствии его «политической воли», «институциональных колебаниях, управленческих и интеллектуальных недостатках элиты, принимающей решения, а также институционального и общего сопротивления переменам, и всецело всё зависит от волюнтаризма государства.

В результате алжирская экономика всегда страдала от идеологических перегибов и отсутствия прагматичного курса, а всегда плыла по течению, отчаянно барахтаясь при малейшем кризисе. Конфликты вокруг собственности, бюрократические проволочки, непрофессиональное управление производством, неконтролирующее институциональные транзакционные издержки, отсутствие предпринимательской культуры и громоздкость банковских, налоговых и таможенных механизмов — все это затрудняет создание основополагающего закона, связанного с инвестициями в Алжире».

Причем по его оценке, «Текст предварительного законопроекта О внесении изменений и дополнений в прежний инвестиционный механизм остается простым нормативным и институциональным механизмом регулирования инвестиций. Одного этого недостаточно, чтобы вдохнуть новую динамику в создание национального богатства. Инвестиции — это, прежде всего, социальная культура и институциональное видение, которые выходят за рамки текстов законопроектов».

Ситуацию, по его словам, осложняет то, что «Высшие должностные лица страны постоянно призывают власти и государственные органы вмешаться, чтобы упорядочить незавершенные инвестиционные дела, содействовать инвесторам и стимулировать их, чего не наблюдается реально». И «Именно от того, как снимаются инвестиционные ограничения, будут пропорционально зависеть показатели создания рабочих мест и национального богатства. Земельные, административные, банковские и налоговые ограничения сдерживают этот импульс. Причем вопрос о землевладении является очень сложным и забюрократизированным; наше управление является громоздким, неактивным, нерешительным и часто дорогостоящим по времени и деньгам; наша банковская и финансовая система архаична и мало устойчива к рискам; налоговые и парафискальные механизмы сложны и менее привлекательны, особенно для крупных компаний и структурных проектов.

Например, не может быть и речи о том, чтобы Национальный Инвестиционный совет продолжил бюрократизировать процесс запуска инвестиций и чтобы судебные власти продолжали тормозить инвестиционные проекты в своих офисах без каких-либо причин. Аналогичным образом, мэрам необходимо предоставить больше полномочий для участия в снятии земельных и административных ограничений. Кроме того, необходимо расширить и освободить место для прямых иностранных инвестиций (ПИИ), отменить регулирование и повысить профессионализм таможенных механизмов и экспортной логистики, упростить прохождение таможенных механизмов. Почти тысяча инвестиционных проектов, которые в настоящее время остаются нерешенными из-за различных препятствий, требуют окончательного решения».

Таким образом, последняя по времени алжирская инициатива, как представляется, недостаточно для настоящего инвестиционного прорыва. Однако в условиях повышения градуса конфликта Запада с Россией АНДР получает для этого серьезное политическое преимущество.

52.17MB | MySQL:103 | 0,768sec