Американские эксперты о последствиях двоевластия в Ливии

Парламент Ливии утвердил 1 марта новое правительство во главе с Фатхи Башагой в качестве премьер-министра, отстранив Абдель Хамида Дбейбу, который в свою очередь поклялся не уступать власть. Башага был объявлен временным премьер-министром в феврале. 1 марта спикер Палаты представителей Акила Салех заявил, что он возглавит кабинет из 35 министров, которым поручено управлять страной, получив большинство голосов от 92 членов парламента. Однако новое правительство Башаги может рискнуть спровоцировать новую борьбу за власть между базирующейся на востоке Ливии Палатой представителей и правительство А.Х.Дбейбы, базирующимся в столице Триполи  на западе страны. Дбейба, переживший покушение в прошлом месяце, поклялся не уступать власть, кроме как «избранному органу власти». Напомним, что он  был назначен в марте прошлого года главой поддерживаемого ООН Правительства национального единства (ПНЕ), которое должно было объединить разделенные институты страны и контролировать подготовку к выборам в декабре 2021 г. в рамках мирного процесса. Соперничающие фракции Ливии борются за позиции после того, как избирательный процесс  провалился в декабре на фоне споров о правилах, в том числе о легитимности  выдвижения собственной кандидатуры Дбейбой на пост президента после того, как он пообещал не баллотироваться. В последние недели различные вооруженные группы мобилизовали в столице все больше бойцов и техники, что вызвало опасения, что политический кризис может спровоцировать насилие. Башага занимал пост министра внутренних дел Ливии с 2018 по 2020 год. Ожидается, что он проведет переговоры с различными политическими партиями в попытке объединить Ливию, избежав таким образом хаоса и очередного витка гражданской войны. Он обещал, что «обратится ко всем».

Как полагают американские эксперты, присутствие двух правительств в Ливии имеет высокие риски по возобновлению насилия в стране и нарушения процесса  экспорта нефти и газа, поскольку лидеры противостоящих сторон начнут  бороться за внутреннюю и международную легитимность.  В то время как правительства Дбейбы и Башаги будут продвигать свои собственные конкурирующие взгляды на то, как вернуть ливийские выборы в нужное русло, их приоритетом будет укрепление своей власти и получение внутреннего и международного признания. Неудавшиеся декабрьские выборы оставили возглавляемый ООН ливийский мирный процесс без четкого пути к проведению первых общенациональных выборов в стране с 2014 года. Но ООН, США и ЕС по-прежнему хотят, чтобы выборы состоялись как можно скорее. И оба правительства пытаются использовать эти требования в своей повестке дня, предлагая различные пути проведения выборов, хотя их  лидеры хорошо понимают, что проведение голосования и референдума по новой конституции маловероятно до тех пор, пока существуют конкурирующие правительства. Премьер-министр Дбейба изложил свой план проведения парламентских выборов к июню 2022 года. Столь короткий график является важной частью его усилий  по обеспечению того, чтобы его правительство сохранило признание ООН, поскольку он совпадает с графиком, предложенным спецпредставителем  ООН по Ливии Стефани Уильямс в январе. Альтернативному премьер-министру Башаге будет поручено реализовать собственную избирательную «дорожную карту» Палаты представителей, которую этот законодательный орган  одобрил в начале февраля. Согласно плану Палаты представителей, политические институты Ливии внесут поправки в проект конституции страны и вынесут его на референдум в качестве основы для выборов, а затем проведут выборы через 14 месяцев после референдума, назначив их самое раннее на середину 2023 года. На этом фоне сейчас обе стороны, скорее всего, будут бороться за контроль над важнейшими правительственными учреждениями Ливии, включая Центральный банк и государственную Национальную нефтяную корпорацию (ННК), что может нарушить экспорт нефти. Политический кризис в Ливии сейчас более сложен, чем просто традиционный конфликт между Киренаикой и Триполитанией, потому что, как и Дбейба, и Башага родом из западного города Мисурата. Башага также имеет некоторый уровень поддержки на западе Ливии, что теоретически может увеличить его шансы на смещение Дбейбы в Триполи. Однако победа над умами основных международных спонсоров может оказаться еще более важной, поскольку признание ООН придает больше легитимности экспорту нефти и природного газа из страны, которые имеют решающее значение для финансирования ливийского бюджета. В прошлом Соединенные Штаты останавливали танкеры, экспортировавшие ливийскую нефть не под эгидой Национальной нефтяной корпорации. Кроме того, большая часть из 1,2 млн баррелей нефти, которые Ливия экспортирует каждый день, отгружается с пяти нефтяных терминалов, расположенных в Киренаике — территории, которая прочно контролируется командующим Ливийской национальной армии (ЛНА) Халифой  Хафтаром, Палатой представителей и сторонниками нового правительства во главе с Башагой. За последнее десятилетие Хафтар и другие восточноливийские политические деятели неоднократно блокировали экспорт с некоторых из этих терминалов, чтобы отрезать нефтяные доходы правительственным лидерам в Триполи. В рамках наступления на Триполи, начатого в 2019 году, ЛНА блокировала экспорт нефти из восточных портов и некоторых месторождений на юге Ливии в период с января по сентябрь 2020 года. За эти девять месяцев добыча нефти в стране сократилась с 1,2 млн баррелей в сутки до менее чем 200 000 баррелей в сутки. Другой вопрос, что международные трейдеры и биржи пока готовы иметь дело только с т.н. «западной» НОК, которая располагается в Триполи. Попытки Тобрука в то время запустить собственный процесс экспорта нефти провалились. Но сейчас такой сценарий блокировки вновь реален, особенно если Башага не сможет прийти к власти в Триполи. Любое прекращение экспорта ливийской нефти в ближайшие несколько месяцев усугубит продолжающийся кризис на мировом энергетическом рынке из-за западных санкций в отношении России, одного из крупнейших мировых экспортеров нефти и природного газа. Потеря экспорта российской нефти из-за западных санкций, связанных с военной операцией Москвы на Украине, уже вызвала глобальный шок поставок. 3 марта европейский нефтяной бенчмарк Brent впервые с 2008 года достиг отметки 119 долларов за баррель, а затем снизился до 110 долларов. По состоянию на 11 утра по восточному стандартному времени 4 марта он торговался на уровне около 115 долларов за баррель.

В краткосрочной перспективе попытка Башаги управлять страной из Триполи, вероятно, приведет к некоторому насилию в столице, но более широкое возвращение к гражданской войне по всей стране маловероятно. За 11 лет, прошедших после «арабской весны», в Триполи появились мощные группы ополченцев. Похоже, они разделились по поводу того, поддерживать ли Башагу или Дбейбу, и разные группы ополченцев время от времени сражались друг с другом. Башага пользуется поддержкой некоторых ополченцев в Триполи и Мисурате, но также стал врагом для других во время своего пребывания на посту министра внутренних дел в правительстве Ф. Сарраджа в 2018-2021 годах. Учитывая их историю борьбы с Хафтаром, некоторые из самых мощных групп ополченцев Триполи также выступят против  Башаги из-за ее союза с командующим ЛНА. Если Башага когда-нибудь и прибудет в Триполи, то вероятен сценарий возникновения серьезных боев между этими отрядами  за контроль над правительственными офисами и зданиями в столице. Эта конкуренция за власть может выйти за рамки просто попытки контроля над правительственными учреждениями. Тем не менее, более широкий конфликт маловероятен, поскольку Хафтара, похоже, устраивает тот факт, что политический кризис в Ливии продолжается. Если Башага сможет вырвать контроль над столицей у Дбейбы, это даст Хафтару ключевых союзников в ливийском правительстве. Но даже если этого не произойдет, усиление междоусобиц между ведущими западноливийскими деятелями, такими как Башага и Дбейба, все равно пойдет ему в актив и позволит продолжить консолидацию своей власти на юге и востоке сраны.

52.11MB | MySQL:103 | 0,491sec