О турецкой реакции на операцию РФ в Донбассе. Часть 7.

24 февраля с.г. Российская Федерация начала специальную операцию, целью которой была провозглашена демилитаризация и денацификация Украины. Эта операция стала логическим следствием признания Россией ДНР и ЛНР и очередным эпизодом в нынешнем витке противостояния между Западом / НАТО и Россией.

Продолжаем анализировать реакцию Турцию, как официальных лиц, так и обозревателей на происходящее. Часть 6 нашей публикации доступна по ссылке на сайте ИБВ: http://www.iimes.ru/?p=84080.

Напомним, что в предыдущей части нашей публикации мы обсудили выступления глав ведущих политических партий Турции касательно ситуации на Украине.

Обратимся теперь к тем заявлениям, которые прозвучали от пресс-секретаря президента Турции Р.Т. Эрдогана – Ибрагима Калына. Эти заявления прозвучали от «турецкого Пескова» 1 марта на проамериканском канале CNN Türk и были опубликованы влиятельным турецким изданием – газетой Milliyet.

Цитируем турецкого пресс-секретаря (перевод и выделение текста жирным шрифтом – авторские):

«Пресс-секретарь президента Ибрагим Калын сделал заявления по повестке дня в эфире CNN Türk. Отвечая на вопросы представителя CNN Türk в Анкаре Диджле Джанова, пресс-секретарь Калын дал оценку украинско-российскому кризису и событиям в регионе и Турции.

Заявив, что Турция сказала обеим сторонам дать шанс переговорам, Калын сказал:

«Вчера они провели первую встречу. Вероятно, они не смогут встретиться завтра. Это может произойти через несколько дней. Существует между ними множество технических вопросов, которые они приходят, уходят, обсуждают. Вероятно, это (второй раунд переговоров – И.С.) может быть отложен еще на день или два. Мы также находимся в тесном контакте с переговорными группами. Это также будет определяться развитием событий на местах. Если российские атаки на украинские города продолжатся, а разрушения там (окажутся) большими, то удержать украинскую сторону за столом переговоров может стать все труднее. Однако, до сих пор, сторонники продолжения переговоров на украинской стороне выражают свою волю (к тому, чтобы продолжать – И.С.)».

Цитируем далее:

«Ссылаясь на нереалистичные требования России, такие как согласие на аннексию Крыма, разоружение Украины и заверения в том, что она не вступит в НАТО, Ибрагим Калын заявил, что эти требования неприемлемы с точки зрения Турции. «Такое отношение не способствует миру и переговорному процессу. Если вы хотите, чтобы к переговорам относились серьезно, вам нужно свернуть военные действия. Я опасаюсь, что вооруженные атаки усилятся», — сказал Калын.

Указав, что они обеспокоены гибелью большего количества людей, Ибрагим Калын сказал: «С российской стороны — больше ответственности. Мы активизируем наши усилия в этом направлении. Я не хочу быть пессимистом, но картина, которую я вижу, выглядит не очень многообещающе. То, что произошло со вчерашнего вечера и сегодня, — это боевые действия, что будет сегодня вечером и завтра.  К сожалению, это показывает, что картина не обнадеживает», — сказал он.

Заявив, что главной целью президента России Путина является не Украина, а то, что он хочет заключить большую сделку с Западом, Калын сказал: «После окончания холодной войны в 1997 году и распада Советского Союза между Россией и НАТО было подписано соглашение. С Западным альянсом. Согласно этому соглашению каждый сам определит свою сферу влияния. Было взаимопонимание, что вы не войдете в мою зону, а я не войду в вашу зону. С 97 года по настоящее время многое изменилось. Вероятно, Путин думает: «Больше нет России, которая подписала это соглашение в 97 году, теперь есть другая Россия. Запад тоже изменился. Я хочу заключить новую сделку». Как он отметил (Ибрагим Калын – И.С.): «Даже если это оправдание или соображение оправдано, война, оккупация страны, в качестве ответа, не будет справедливой и законной. Мы должны четко это выразить».

В ответ на вопрос «Будут ли в этой ситуации снова, более серьезно, рассматриваться вопросы закупки Patriot, F-16 и F-35?», пресс-секретарь Калын ответил следующим образом:

«Этого требует правильное стратегическое мышление. Если они подходят к вопросу с правильной стратегией, я думаю, они должны сделать очень быстрый шаг для решения основных проблем Турции и удовлетворения ее потребностей. Это также в их интересах. Тот кризис, который возник, ещё раз выявил стратегическую важность Турции. Это должны правильно расценить как наши западные друзья, так и наши российские друзья. Они должны осознать ценность уравновешивающего положения Турции. Если они продолжат войну, это будет большой катастрофой для России. Грядут экономические санкции. По всей видимости, в течение месяцев, российская экономика будет парализована».

Говоря о реализации Конвенции Монтрё, Калын сказал:

«Конвенция Монтрё всегда играла решающую роль в поддержании мира и стабильности в Черном море. Мы всегда обеспечивали мир и стабильность, очень тщательно и последовательно выполняя Конвенцию Монтрё с 1936 года. Даже во время Второй мировой войны Черное море не стало морем войны. Статьи 19, 20 и 21 (Конвенции) Монтрё предельно ясны. Корабли воюющей стороны не могут проходить через Проливы в случае войны. Единственное исключение – суда, идущие в порт причала, имеют такое право. Я хотел бы сказать фразой, хорошо выраженной нашим президентом. Здесь основу нашей политики в комментировании и исполнении правил Монтрё является намерение не обострять напряженность. Другими словами, мы вносим предложения нужным сторонам, чтобы такие запросы не поступали. Не начинайте процесс, который сделает Черное море частью этого дела (конфликта – И.С.). Это не является нашим предпочтением. Мы сказали это всем. Это относится к Америке, Франции и Великобритании».

Говоря о событиях, связанных с ядерным оружием, Калын сказал: «Вопрос о ядерном оружии сам по себе является очень неправильной тактикой. Это очень неправильный подход с точки зрения Путина. Это показывает скорее слабость, чем силу.

Если лидер начинает говорит в духе «я использую ядерное оружие», это значит, что там есть небольшие колебания. По крайней мере, я лично так это прочитал. Надеюсь, что дело до этого не дойдет. НАТО дали более взвешенный и зрелый ответ на этот пункт.

К сожалению, даже если и были некоторые обоснованные требования, высказанные Россией в прошлом, они сами себя навредили этой войной (в буквальном переводе «они поставили себя в положение неправых» — прим.). Я думаю, что они увидят это в ближайшее время. Я думаю, что этот процесс не принесет пользы России, он ослабит Россию в экономическом и военном отношении, он ослабит ее дальше в мире. Управлять этими (последствиями, для России – И.С.) будет нелегко».

Диджле Джанова также задала пресс-секретарю вопрос: «Заставляют ли последние события в регионе Турцию по-другому формировать программу новой экономики?».

Отвечая на вопрос, Ибрагим Калын заявил, что экономическая программа реализуется в соответствии с планом, и отметил, что одним из важнейших показателей является стабильность обменного курса.

Говоря о борьбе с инфляцией, Калын сказал: «Точно так же, как эпидемия поразила мировую экономику, теперь политический кризис с глобальными масштабами и состояние войны неизбежно негативно повлияют на мировую экономику. Как мы видим рост цен на нефть, также пострадает туризм и аспект безопасности предложения в сфере энергетики. В настоящее время у нас нет проблем в сфере природного газа с Россией».

О чем можно говорить после ознакомления с интервью пресс-секретаря президента Турции Ибрагима Калына?

Прежде всего, Турция продолжает оставаться на миротворческих позициях в конфликте на Украине, продвигая себя в качестве площадки для диалога сторон.

Требования России к США / НАТО / Западному альянсу со стороны России, некоторые из которых турецкая сторона готова рассматривать в качестве «справедливых», тем не менее, одновременно рассматриваются и в качестве «нереалистичных». Здесь ситуация достаточно понятна, поскольку реалистичными являются те требования, для продвижения которых есть соответствующий политический и экономический вес, а также соответствующие (по возможности, «мягкие») инструменты решения вопроса. Очевидно, что Турция не считает, что Россия располагает соответствующим весом и инструментами. Более того, любые упоминания со стороны России о возможности использования ядерного оружия читаются в Турции в качестве проявления российской слабости, с невозможностью решить вопрос другими, конвенциональными способами.

Говоря касательно американских систем вооружений, турецкий пресс-секретарь заговорил о необходимости проведения США «правильной стратегии». Под ней, очевидно, подразумевается то, что системы Patriot и самолеты F-35 должны быть поставлены в Турцию. Равно как должны быть предоставлены запасные части и техническое обслуживание для самолетов F-16, стоящих на турецком вооружении. Иными словами, турецкий пресс-секретарь предложил США урегулировать имеющиеся между сторонами разногласия с учетом особого положения Турции в НАТО, которое становится ещё более «ценным» с учетом нынешнего конфликта на Украине. Впрочем, турецкий пресс-секретарь выразил свою мысль предельно аккуратно, сделав и шаг в сторону России, упомянув про «ценность уравновешивающего положения Турции».

Заметим те временные оценки «сколько выдержит российская экономика?», которые прозвучали от Ибрагима Калына. Как мы видим, турецкий пресс-секретарь до паралича российской экономики дает 1 месяц. Иными словами, в течение марта месяца могут произойти уже те последствия, которые российская система будет не в состоянии компенсировать. По крайней мере, на взгляд турецкого пресс-секретаря.

По трактовке правил Конвенции Монтрё, турецкий пресс-секретарь достаточно четко озвучивает цель Турции не допустить того, чтобы военные действия вышли бы и на морской простор. Соответственно, все трактовки делаются исходя из такого подхода, при котором Турция отказывается пропускать военные корабли в Черное море все в принципе, а не только российские и украинские, вызывая со стороны Запада закономерное разочарование.

52.24MB | MySQL:103 | 0,462sec