О проблемах между Сомали и ОАЭ на фоне развития сомалийско-турецких отношений

Как полагают турецкие  эксперты, дипломатические отношения между Сомали и Объединенными Арабскими Эмиратами (ОАЭ) находятся на самом низком уровне с 2018 года, когда Могадишо обвинило Абу-Даби во вмешательстве в свои внутренние дела и разжигании хаоса в стране.  В 2018 году Национальное агентство разведки и безопасности Сомали изъяло в международном аэропорту Могадишо три чемодана с более чем 9 млн долларов из самолета Boeing 737/700 авиакомпании ОАЭ Royal Jet. В конечном счете, эти деньги были конфискованы в декабре прошлого года Верховным судом Сомали, который утверждал, что ОАЭ таким образом незаконно  финансировал местную оппозицию. Могадишо  заявило, что эти средства поступили в страну «незаконно» и поэтому были конфискованы. ОАЭ немедленно приняли ответные меры, объявив о закрытии военного учебного центра и больницы в Могадишо, которая предлагала местным жителям бесплатные медицинские услуги. Кстати, это место тут же постарались занять турки. Две турецкие гуманитарные организации в январе с.г. объявили об объединении усилий для оказания бесплатной медицинской помощи и проведения операций в столице Сомали Могадишо Турецкое агентство международного сотрудничества и развития (TIKA) и «Турецкие врачи по всему миру» (Yeryüzü doktorları) обследовали 353 человека и провели 74 операции в Могадишо только в декабре прошлого года.  Из Турции были привезены необходимые анестезиологические аппараты и некоторое медицинское оборудование. Теоретическая и практическая подготовка была также проведена ассистентам, медсестрам и анестезиологам, а также врачам-специалистам общей хирургии и ЛОР-отделений.  TIKA активно работает в стране Африканского Рога с 2011 года, проводя гуманитарную деятельность и деятельность в области развития, строя школы, дороги, мечети и другие инфраструктурные проекты. Турецкий медицинский центр Могадишо обслуживает людей в Сомали с 2019 года. В 2021 году 11 627 человек были обследованы и 10 123 получили там лечение и пищевую терапию.

Некоторая передышка в этом кризисе  двусторонних отношений наметилась сейчас, когда ОАЭ направила гуманитарную помощь, поскольку Сомали переживает одну из самых сильных засух за последнее десятилетие. ОАЭ отправили 26 тонн продовольствия и медицинской помощи в Могадишо в попытке реанимировать  гуманитарную дипломатию, и эти грузы были приняты премьер-министром Сомали Махамедом Хусейном Робле, что вызвало бурю критики в местных средствах массовой информации и социальных сетях. Робле при этом извинился за изъятие денег в 2018 году и выразил свою приверженность урегулированию дипломатического спора между двумя странами через несколько минут после получения помощи в международном аэропорту Адан Адде в Могадишо. Но президент Сомали  Махамед Абдуллахи Махамед (Фармаджо) издал указ, в котором объявил, что конфискованные деньги не будут разблокированы до тех пор, пока не будет ясно, кому они принадлежат, а также лично приказал управляющему Центральным банком не выпускать конфискованные 9,6 миллиона долларов.

Абдирашид Муза, политтехнолог из Могадишо, считает, что совершенно ясно, что ОАЭ изо всех сил сейчас пытаются повлиять на выборы в Сомали, чтобы свергнуть нынешнего президента. Он сказал, что ОАЭ удалось стимулировать  премьера Робле на практически открытое противостояние  с президентом Фармаджо. «ОАЭ никогда не были гуманитарным донором ни в Сомали, ни где-либо еще, и в основном их внешние отношения с нестабильными странами сосредоточены на игре с нулевой суммой. Она извлекает выгоду из нестабильности и гуманитарных обстоятельств, чтобы продвигать свои стратегические и экономические выгоды в слабых странах. Если ОАЭ искренне оказывают гуманитарную помощь Сомали, то им не следовало закрывать свою больницу в Могадишо много лет назад», — высказал он свое мнение. Муза полагает, что ОАЭ также имеют долгую историю финансирования контрреволюционной деятельности и переворотов за рубежом, предполагая, что их недавняя гуманитарная помощь в Сомали была направлена на покупку какого-то политического влияния после многолетнего перерыва. Либан Абди Али, директор по коммуникациям канцелярии премьер-министра, сообщил, что Сомали сейчас сталкивается с многочисленными проблемами, включая засуху, отметив, что премьер-министр Робле призвал оказать гуманитарную помощь. «Пожертвование от ОАЭ — это ответ на призыв, и я не вижу никаких политических вопросов или гуманитарной дипломатии, которые могли бы повлиять на наши внутренние дела, потому что наша позиция ясна. Она основана на взаимных интересах и уважении, и мы ожидаем, что каждая страна сделает то же самое», — сказал он. Али также констатировал, что исторически Сомали поддерживала хорошие отношения с ОАЭ и что премьер-министр хочет сохранить эти связи. «Сомали и ОАЭ экономически взаимосвязаны, и решение премьер-министра освободить захваченные деньги должно было проложить путь к разрешению разногласий между двумя странами. Эти деньги не принадлежат Сомали. Они принадлежат ОАЭ, поэтому деньги должны быть отправлены обратно. Хотя отношения между Сомали и ОАЭ никогда официально не разрывались, были некоторые разногласия и дипломатические споры», — заявил Али. Очень дипломатично.  В реальности ОАЭ начали практически открытую вражду с Фармаджо путем подкупа части местных парламентариев (а в Сомали президента выбирает парламент) в попытке не допустить его переизбрания еще в 20107 году.  Тогда  некоторые страны Персидского залива разорвали отношения с Катаром, а ОАЭ усилили давление на Сомали, чтобы оно последовала их примеру. Но Сомали предпочло остаться нейтральным, что привело к разочарованию Абу-Даби. «После этого решения ОАЭ ответили беспрецедентным вмешательством и грубо нарушили суверенитет и политическую независимость Сомали. Как страна с геополитическими амбициями на Африканском Роге и в Красном море, ОАЭ стремятся сохранить свои интересы в странах региона, особенно в Сомали, где в последнее время прибегают к беспрецедентному вмешательству», — полагает Абдирашид Муза. Разногласия усилились еще больше в декабре прошлого года, когда Сомали отвергла сделку ОАЭ с Эфиопией и самопровозглашенным государством Сомалиленд, заявив, что это подрывает ее единство, суверенитет и конституцию. Саудовская Аравия тогда предложила выступить посредником между Сомали и ОАЭ, но никаких реальных дипломатических шагов сделано не было.   Другие местные эксперты, такие как исследователь Хасан Абдисалан Гулед, утверждают, что Абу-Даби «напрягает свои мускулы» по всему региону, используя торговлю и дипломатию, но не представляет «непосредственной опасности» повлиять на усилия Сомали по государственному строительству.  «Хотя никто не знает истинного интереса ОАЭ к Сомали, Абу-Даби  оказывают Могадишо помощь, как в гуманитарной, так и в военной сфере. Однако ОАЭ, как и любое другое государство, заинтересованы в Сомали, поскольку мы стратегически расположены в ключевом регионе континента», — полагает  Гулед.  Говоря о недавней оттепели и возобновлении помощи, что, по его словам, было «критическим шагом, который давно назрел», Гулед заявил: «Будь то опасная для жизни засуха или возобновляющийся избирательный конфликт, Сомали сейчас находится в тяжелом состоянии. В результате Сомали ценит любую помощь на данном этапе». «Есть страны, которые гораздо более эффективно используют «мягкую силу» и дипломатию для обеспечения взаимовыгодных отношений с Сомали, и Турция является лучшим примером», — добавил он. Турция, по его словам, была первой страной, оказавшей помощь Сомали во время засухи и голода в 2011 году. «С тех пор она является ведущим партнером в наших усилиях по государственному строительству и миростроительству. Турция оказывает бюджетную поддержку правительству, строит дороги и больницы, обучает наши силы безопасности, предоставляет стипендии нашим студентам», — добавил он. С тех пор как Турция и Сомали установили свои особые отношения в 2011 году, тысячи сомалийцев воспользовались турецкой стипендиальной программой для получения ученой степени. На протяжении 10 лет спустя большое количество сомалийских студентов ежегодно принимают участие в этой программе, и Сомали становится одной из ведущих стран Африки по отправке студентов в Турцию для получения высшего образования.  Те, кто вернулся в Сомали, играют в стране разные, но серьезные роли. Они работают в сфере образования, такой как средние школы, университеты или колледжи, а также в государственных учреждениях, особенно в иммиграционном агентстве и аэропорту. Некоторые из них создали свой собственный бизнес по франчайзингу от международных компаний, базирующихся в Турции. Среди выпускников, например, министр обороны Сомали Абдулкадир Мохаммед Нур, который получил образование в Турции после того, как стал дипломатом, и занимал пост министра юстиции до того, как занял свою нынешнюю должность. Мохаммед Махамуд, заместитель главы Ассоциации сомалийских выпускников Турции, заявил,  что по количеству стипендий, присуждаемых сомалийцам с 2011 года, Сомали является крупнейшим получателем турецких стипендий в Африке. По его данным, сейчас в Турции находится более 5000 активных сомалийских студентов. Более 9000 сомалийских студентов отправились в Турцию либо через турецкую стипендию, полную или частичную, либо на самофинансирование.  Говоря о турецкой стипендиальной программе, Мохаммед сказал, что она сыграла решающую роль в  том, что сомалийские едут в Турцию как на бакалавриат, так и в аспирантуру из-за привилегий и приоритета, отдаваемого сомалийским студентам. Одним из препятствий более активного процесса вовлечения сомалийцев в учебные программы в Турции, является языковой барьер, в связи с чем турки стараются открывать школы по изучению языка в самом Сомали. Пока это только начало процесса, и на сегодня их окончило примерно только 400 человек. Хотя официальной статистики нет, ряд сомалийских источников утверждает, что около 100 000 сомалийцев сейчас могут более или менее общаться на турецком языке, и это число неуклонно растет, в то числе и за счет роста  числа  сомалийской диаспоры в Турции. Если все остальные факторы останутся неизменными, они полагают, что турецкий язык станет вторым по посещаемости языком в школах, обогнав арабский, который является вторым официальным языком страны.

При этом турки не полагаются только на инструменты гуманитарного и экономического влияния. Турция опубликовала в прошлом месяце предложение о продлении дислокации турецких войск в Аденском заливе, Сомали и Аравийском море до 10 февраля 2023 года для обеспечения стабильности.  «Официальная газета» Турции опубликовала  заявление, из которого следует,  что турецкие войска в Аденском заливе, Сомали и Аравийском море останутся и продолжат поддерживать гуманитарную деятельность в регионе. Военно-морские элементы развернуты для обеспечения эффективной защиты судов под турецким флагом и коммерческих судов, связанных с Турцией, плавающих в регионе, говорится в докладе. Констатируется, что  это инициатива призвана «поддерживать национальную политику продолжения сотрудничества с соответствующими странами и усиливает роль Турции в системе Организации Объединенных Наций в региональном и глобальном масштабе». Размещение турецких войск в регионе было одобрено парламентом в 2008 году.

52.26MB | MySQL:103 | 0,705sec