О турецкой реакции на операцию РФ на Украине. Часть 6

24 февраля с.г. Российская Федерация начала специальную военную  операцию, которая была обозначена, изначально, как операция по защите признанных Россией ДНР и ЛНР. Однако, как можно заметить, границы операции значительно расширились и по состоянию на момент написания данной статьи (5 марта) уже можно говорить об операции практически на всей территории Украины. Сменив в заголовке слово «Донбасс» на слово «Украина», продолжаем ранее начатый цикл публикаций, посвященный текущей (!) реакции в Турции на российскую специальную операцию.

Часть 5 нового цикла статей доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=84212.

Продолжаем анализировать самые интересные и разноплановые материалы — реакции, которые посвящены в Турции военному конфликту на Украине. Заметим, что тема Украины, что неудивительно, является темой №1 в турецких средствах массовой информации. При этом, что менее неудивительно, в Турции, как в стране НАТО, можно наблюдать плюрализм мнений.

На одном условном полюсе есть государственная теле- и радиовещательная компания TRT, которая, включая свой ресурс TRT in Russian заняла отчетливо проукраинскую позицию. Разумеется, это сопровождается тиражированием образа президента В.Зеленского, как «одинокого борца» с российской угрозой. Кроме того, огромное внимание уделяется демонстрации кадров с украинскими беженцами на границу с Польшей. Не говоря уже о резонансном сюжете с атакой на родильный дом, которая, как видит нижеподписавшийся, пока никак не прокомментирована / опровергнута / признана российской стороной.

В общем, довольно необычную позицию занимает государственная компания, особенно, на фоне того, что турецкое руководство проявляет изрядную сдержанность в своей риторике в адрес России. Однако, заметим, что в случае России эта вилка – даже больше. Риторика России на политическом уровне – крайне сдержанная, однако, центральные государственные российские СМИ настолько не стесняются в выражениях в адрес Турции, что возникает законный вопрос, не слишком ли велика дистанция между руководством и его медийным рупором?

Так что, понимая и принимая все претензии в адрес турецкого государственного телерадиовещания, заметим, что, если мы хотим их эффективно, результативно адресовать турецким коллегам, то надо бы, прежде всего, разобраться со своим отчетливо антитурецким контентом на государственных каналах. И быть готовым что-то, по этому поводу, сказать турецким коллегам.

На другом условном полюсе можно отметить такой канал центрального вещания как Ulusal, который относится к группе компаний одиозного турецкого политика Догу Перинчека (включает также и газету Aydınlık). Не раз писал о том, что данный канал является самым пророссийским и там можно слышать, в общем и целом, оценки по целому ряду серьезных вопросов современности, которые совпадают с отечественными. Заметим, что Ulusal удалось сделать нечто впечатляющее: они встали на ведущую старейшую платформу центрального вещания DigiTurk на спонсорские деньги своих подписчиков (сумма с шестью нулями), которую удалось собрать в сложные коронавирусные годы (от которых сейчас «Путин всех вылечил»). Это указывает на большую лояльность аудитории этого канала, который имеет позицию, совпадающую с российской. Воздержимся здесь от того, чтобы называть, впрочем, её – «пророссийской», она – «протурецкая», но, в рамках этой позиции, видится приоритет в отношениях между Турцией и именно Россией, а на Западом.

По центру можно выделить Turkuaz Group с их каналами вещания A News (аналог TRT World) и A Haber. Они пытаются занимать сбалансированную позицию по Украине, приглашая разноплановых экспертов из разных «лагерей» и устраивая между ними дебаты. При этом, эти каналы пытаются воздерживаться от ярко выраженной антироссийской риторики. А, если, допустим, посмотреть на их вечерний эфир от 9 марта с.г., то в студии можно было бы увидеть экспертов (возможно, конечно, что и совпадение) однозначно объясняли картину мира, совпадающую с таковой у России.

Хотя эти каналы нередко приглашают на свои эфиры и украинских спикеров. Однако, в этом смысле, до сих пор, не удалось наблюдать серьезных украинских политических обозревателей, тем более, готовых отстаивать свою точку зрения на турецком языке. Как правило, крайне слабо владеют турецким языком и имеют достаточно низкий уровень культуры ведения дебатов.

Тем более, в условиях турецких телеэфиров, где приняты не крики и размахивания руками, а тонкая ирония и острые вопросы своим собеседникам. Вскакивания с мест, выкрики и переходы на личности – это то, что в уважающих себя турецких студиях не приветствуется. И принести дух украинского телевидения на телевидение турецкое, вряд ли, получится.

В этом смысле, можно сказать, что Украина свою часть информационной борьбы в Турции проигрывает, не будучи в состоянии поставлять достойных представителей своей страны турецкой общественности. Разумеется, «рыба гниет с головы» — украинский посол в Турции задает тон этой «истерике».

Почему мы используем такие сильные выражения, как «истерика», в своем материале, не считая их избыточными. Мы уже писали в одном из своих предыдущих обзоров про инцидент с Союзом туристических агентств Турции, которому украинский посол, ни за что ни про что, устроил «разнос» в своем Твиттере, призвав даже украинские туристические агентства не работать с TÜRSAB. Причина – проста: последние просто «осмелились» встретиться не только с ним, но и с послом РФ в Анкаре и опубликовать примирительный пресс-релиз и заявить о важности для турецких деятелей индустрии гостеприимства.

Приведем другой пример украинского поведения (для пояснения слова «истерика» — И.С.) из свежей практики участия автора статьи в передаче на турецком телеканале A Haber в ночь с 9 на 10 марта? Куда пригласили одного турецкого, одного украинского и одного российского, в его лице, эксперта… Видимо, посчитав, что, таким образом, получится прообраз тройственных переговоров Россия — Украина — Турция.

Если так и будут выглядеть переговоры в Анталье, забегая вперед, то следует выразить глубокий скепсис относительно их исхода.

За неполный 1 час общения в турецкой студии, от украинского журналиста турецкая аудитория смогла узнать следующее (приводим буквально, без метафор, как было сказано):

  1. Что Путин вот-вот выбежит на Красную площадь и застрелится от безысходности (именно так, а не повесится, к примеру).
  2. Что «свободный мир» побеждает.
  3. Что «несвободный мир» в лице России терпит сокрушительное поражение. И что его главная опора – «Северный поток-2» — стал «металлоломом».
  4. Что лично автор настоящей статьи вещает из Москвы «под дулом пистолета», потому что не хочет повторить судьбу «Эха Москвы» и «Дождя» и украинский журналист относится к этому с пониманием и сочувствием (автор вещал из Анкары).
  5. Что Достоевского и Чайковского правильно запретили в Европе, поскольку это — не музыка и литература, а влезание в мозги к европейцам с вредоносными цивилизационными установками. Так и надо всех запретить, но, в принципе, можно оставить Сахарова и Солженицына — любезно разрешил европейцам украинский журналист.
  6. В общем, России наступает стремительный конец, одним словом.

Все это было сказано в сильном отрыве от тех вопросов, которые были заданы ведущим и с большой экспрессией.

Просьбе автора не переходить на личности, и не сбиваться на ответы, не связанные с вопросами, звучащими от ведущего, украинский коллега не внял. А потом, когда автор выступил, украинский журналист, и вовсе, сбежал из студии, сказав, что ему «претит слушать ложь и кремлевскую пропаганду»…

Ну, а автор никуда не сбежал и поведал, что война эта не началась на Украине, не на Украине и закончится. Что цель операции — усадить за стол переговоров не Путина с Зеленским, а Путина с Байденом. И по этой причине переговоры в Анталье между Лавровым и Кулебой, на взгляд автора, не закончатся ничем. Хотя Турции, за попытку усадить за стол переговоров Россию и Украину, — «зачет».

В том смысле, что лишние разговоры в таких делах никогда не вредят и могут быть ценными сами по себе. Хотя, повторимся, что визит министра иностранных дел С.Лаврова был давно согласован и анонсирован сторонами. Ещё до того, как разразилась война, ну или спецоперация. А Кулеба, всего лишь, данной возможностью воспользовался. Что указывает на то, кому, на самом деле, этот диалог нужнее. Возможно, не с сутевой, а с маркетинговой точки зрения.

Также автор донес до турецкой публики, что российской экономике, может, и никакой и не «конец», а, может быть, это – «новое начало» перехода к новой более здоровой системе без олигархов за рубежом и без импорта.

Хотя, конечно, против России — никакие не санкции, а экономическая война. И нет никакого «свободного мира». А есть «фашизм», если говорить про запрет в Европе Достоевского и Чайковского. О чем говорил публично лично и президент Р.Т.Эрдоган, комментируя эти действия. В этом смысле, он эти действия, так или иначе, сравнивал с действиями европейцев по отношению к мусульманам.

Кроме того, турецкую публику интересовал вопрос рейтингов президента Путина на фоне массированных санкций против России. И, разумеется, тот факт, что рейтинг Путина — высок как никогда, был разъяснен турецкой публике на понятном ей языке. В том смысле, что, когда ВС Турции начинают какую-либо операцию, «Мехметчики» — турецкие военнослужащие пользуются полной поддержкой турецкого общества. То же самое и в России.

Вот на таком медийном фоне Турция выходит на переговоры в формате Лавров – Кулеба – Чавушоглу, которые вот-вот начнутся на момент написания данной статьи.

52.39MB | MySQL:103 | 0,494sec