О действиях правительства Египта по контролю над уровнем продовольственных цен

Министерство торговли и промышленности Египта издало указ, приостанавливающий экспорт гравия и смешанных бобов, чечевицы, пшеницы, муки всех видов и макаронных изделий на три месяца с 11 марта, говорится в копии документа, полученной новостным порталом Masrawy. Египет, крупнейший в мире импортер пшеницы, стал свидетелем резкого роста цен на несубсидированный хлеб и другие основные продукты питания после вторжения России в Украину. Эта страна является одной из нескольких ближневосточных стран, включая Ирак, Ливан, Тунис, Алжир и Турцию, которые импортируют пшеницу из этих двух стран. Согласно официальным данным, опубликованным 10 марта, рост цен помог уровню инфляции в Египте достичь 10% в феврале. «Годовой уровень инфляции в феврале 2022 года составил 10 процентов по сравнению с 4,9 за тот же месяц прошлого года», — говорится в заявлении Центрального агентства общественной мобилизации и статистики (Capmas). Агентство объяснило последнее повышение резким ростом цен на продовольствие, особенно на овощи, хлеб и зерно. Хазем аль-Мануфи, член главного продовольственного отдела Египетской торговой палаты, заявил 10 марта, что решение министерства прекратить экспорт основных товаров поможет снизить цены. Мануфи также призвал правительство ужесточить контроль над теми, кого он назвал «монополистами», контролирующими цены на товары. В период с 2020 по 2021 год Египет импортировал большую часть своей пшеницы — 12,5 млн тонн — из России и Украины. 7 марта Халед Сабри, член отдела пекарен Египетской торговой палаты, сообщил Bloomberg, что пачка из пяти лепешек теперь может продаваться в районе большого Каира примерно за 7,5 египетских фунтов (0,48 доллара) по сравнению с 5 фунтами неделю назад. Нынешняя цена субсидируемого хлеба составляет 5 египетских фунтов (0,32 доллара), а премьер-министр Мустафа Мадбули в прошлом месяце заявил, что повышение цены на буханку субсидируемого хлеба «обязательно произойдет». Почти пять лет назад по всему Египту вспыхнули серьезные  демонстрации протеста после того, как правительство сократило хлебные субсидии на фоне экономического кризиса. 10 марта премьер-министр Египта Мустафа Мадбули заявил на пресс-конференции, что страна располагает балансом запасов пшеницы, которого хватит на четыре месяца. Мадбули сказал, что с середины апреля начнется сезон сбора урожая пшеницы, заверив египтян, «что мы, как страна, не нуждаемся и не прибегаем к мировому рынку до конца этого года». «Мы не будем покупать никаких поставок, потому что у нас есть достаточный баланс пшеницы до конца 2022 года», — добавил он. Это не совсем так, просто Каир не может сейчас позволить себе покупать пшеницу по нынешней цене на бирже, в связи с чем отменил все тендеры на закупку зерна с французскими и швейцарскими трейдерами.  По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), на прошлой неделе мировой индекс цен на продовольствие достиг рекордно высокого уровня, поднявшись на 24,1 процента по сравнению с предыдущим годом. В настоящее время Египет закупает тонну пшеницы по цене 350-400 долларов, по сравнению с 250 долларами в прошлом году, а рост расходов на страхование и перевозку усугубляет последствия российско-украинского кризиса. ФАО отметила, что, поскольку Россия и Украина обеспечивают около 29% мировой торговли пшеницей, и серьезные перебои в производстве и экспорте могут привести к еще большему росту цен на продовольствие, уже достигших 10-летних максимумов. Египет уже предпринял  жесткие меры жесткой экономии, включая сокращение субсидий и плавающий курс местной валюты в 2016 году в рамках экономических реформ, поддерживаемых МВФ. Бедные египтяне и представители среднего класса особенно пострадали от жестких мер, в результате которых инфляция достигла пика в 34% в 2017 году. Все это делает проблематичным дальнейший рост ВВП страны. В то время как мировая экономика серьезно пострадала под воздействием пандемии и глобального сокращения ВВП на 3,60%, Египет отмечал рекордные темпы роста выше 3% ВВП как в 2020, так и в 2021 году.  Характер роста египетской экономики в последние несколько лет принципиально зависел от расширения государственных инвестиций в инфраструктуру и недвижимость. Правительство в этой связи полагалось на кредиты для финансирования этой экспансии, накопив беспрецедентный внешний долг в размере около 137 млрд долларов. Конфликт России с Украиной после негативных последствий пандемии  коронавируса практически разрушил этот денежно-финансовый маневр. С одной стороны, это нанесло тяжелый удар по туризму в Египте, который ежегодно приносит около 13 млрд долларов доходов, оказывая при этом невыносимое финансовое давление на государственный бюджет из-за роста цен на пшеницу и нефть. Египет является чистым импортером сырой нефти и нефтепродуктов, ежегодно импортируя более 120 млн баррелей сырой нефти. За последние несколько лет правительство разработало бюджет цен на нефть в размере около 61 доллара за баррель. При мировой цене барреля более 120 долларов и прогнозах, что она может превысить 150 долларов, египетскому правительству придется удвоить свои ассигнования на эту сферу в бюджете. На этом фоне правительство почти отменило субсидии на электроэнергию, воду и топливо и сократило продовольственные субсидии в стоимостном выражении и с точки зрения числа бенефициаров. Он также готовился повысить цену на субсидируемый хлеб с отрубями (балади) после снижения его веса. Такие шаги стали своеобразным  социальным табу для правительства с 1977 года, когда решение президента Анвара Садата повысить цены на продовольствие вывело сотни тысяч людей на улицы в ходе одного из самых жестоких социальных протестов в современной истории Египта. «Хлебное восстание», как его называли, не было исключительным для Египта, оно поразило большинство арабских государств в 1980-е годы с введением свободного рынка под эгидой Международного валютного фонда. Тунис и Марокко стали свидетелями «хлебных восстаний» в 1984 году, Алжир — в 1988, Иордания — в 1996 году. Тем не менее, во всех указанных выше случаях политические и социальные силы были готовы мобилизовать общество, возглавить протесты и выдвинуть свои политические требования. В Египте в 1977 году существовали «Новые левые студенческие и рабочие ячейки», а также растущие исламистские движения. Активисты этого периода возглавляли египетскую политическую и культурную сцену на ближайшие десятилетия. В Тунисе в 1984 году восстание стало декларацией о рождении движения «Ан-Нахда». В Алжире восстание 1988 года предшествовало стремительному подъему Фронта спасения, исламского альянса, который почти пришел к власти в Алжире после выборов 1991 года, пока ему не помешал военный переворот. На сегодня в Египте таких сил, способных возглавить протесты практически нет, но они могут и выйти из подполья, если начнутся спонтанные выступления. Причем на этот раз «Братья-мусульмане» могут войти в альянс с «обиженными» властями представителями крупного египетского бизнеса.

52.24MB | MySQL:103 | 0,562sec