Экономическая ситуация в Афганистане и перспективы для ФРГ

Согласно последним данным Human Rights Watch, 95 % домохозяйств Афганистана испытывают нехватку продуктов питания. International Rescue Committee, в свою очередь, сообщает, что 82 % семей лишились дохода, 7,5 % — вынуждены попрошайничать. В ближайшие несколько месяцев за чертой бедности рискуют оказаться до 97 % афганцев, а порядка 1 млн детей —  под угрозой голода. Связана такая ситуация с тем, что начиная с августа прошлого года в страну перестали поступать средства, не подпадающие под категорию гуманитарной помощи, а они давали около 40 % ВВП. При этом внерегиональные государства, включая Германию, занимавшиеся стабилизацией Афганистана, как выяснилось, не предпринимали усилий для построения там хоть сколько-нибудь жизнеспособной экономики.

И новое правительство О.Шольца, и прежний кабинет министров под руководством А.Меркель неоднократно подчеркивали, что продолжают придерживаться обязательств, связанных с гражданским населением Афганистана, однако не могут пойти на признание власти движения «Талибан» (запрещено в РФ). Так, вице-президент Бундестага, член СДПГ А.Озогуз, ранее занимавшая пост комиссара по иммиграции и делам беженцев, комментируя ситуацию, отметила, что «Германия не может посылать деньги напрямую правительству талибов, потому что они вряд ли пойдут туда, куда бы нам хотелось». Однако, по словам политика, используются другие способы поддержки. Под ними представительница старшей коалиционной партии понимает перевод средств международным организациям, таким как Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев или Целевой фонд реконструкции Афганистана при Всемирном банке. На эти нужды Берлин направил в прошлом году порядка 600 млн евро.

По мнению представительств международных организаций в Германии, таких как упоминавшийся выше International Rescue Committee, это мера необходимая, но недостаточная, поскольку не покрывает всех нужд. Другими словами, Всемирная продовольственная программа или УВКБ ООН могут оказать целевую помощь нуждающимся, но это не решит проблемы местных учителей или врачей, которые не получают заработную плату, т.к. 75 % бюджета составляли иностранные вливания. По сравнению с осенью прошлого года открытыми остались порядка 17 % медицинских учреждений и прежде всего отсутствие доступа к здравоохранению коснулось провинции. Наконец, Всемирный банк своим решением остановил ранее начатые инициативы по электрификации, ирригации и строительству учебных заведений.

Особую важность для ФРГ, как кажется, должно иметь то, что негативные последствия прежде всего ухудшают социально-экономическое положение женщин, обязательства добиваться защиты прав которых брал на себя Берлин, завершая присутствие в Афганистане. Связано это, с одной стороны, с ограничениями талибов, на которые не оказали воздействия санкции. С другой, к примеру, сокращение средств на нужды здравоохранения, в том числе из-за изменения форм иностранной поддержки, приводит к тому, что недоступными становятся такие направления, как репродуктивное здоровье. Наконец, образование и медицина – сферы занятости женщин, должны финансироваться из бюджета, потерявшего, как говорилось выше, не менее 40 %.

На государственном уровне ситуация в Афганистане ушла на второй план, уступив место украино-российской проблематике. При этом Германия на официальном уровне воздерживается от характеристик политики США. Однако журналисты ключевых изданий все же обращают внимание на наиболее важные факты. Основной из них – решение Дж.Байдена об использовании половины из замороженных финансовых резервов Афганистана за рубежом для выплат компенсаций жертвам терактов 11 сентября 2001 г. Оставшаяся часть должна пойти в Афганистан через те же международные институты, то есть вновь по факту на точечное решение малой части проблем, а не на стабилизацию экономики. Более того, средства, которые американская администрация решила изъять в пользу пострадавших от террора, «Талибану» не принадлежали.

Пока сами талибы пытаются решить проблемы через стимулирование частного сектора и попытки сделать национальную экономику максимально независимой и ориентированной на региональных соседей. Впрочем, даже при благоприятном исходе, который под вопрос ставит сама суть международной экономической системы, этот процесс будет весьма продолжительным. Не менее простой задачей является использование ресурсного потенциала страны, включающего природный газ, нефть, редкоземельные металлы и многое другое. Ценность их заключается не только в стоимости, но и уникальность некоторых позиций, конкуренция за которые особенно возросла в свете наложения на Россию беспрецедентных санкций.

Вместе с тем в Афганистане проблема добычи ресурсов еще более трудная, чем в Иране, который сейчас рассматривается в качества возможной альтернативы поставкам российского газа, если переговоры по СВПД завершаться успешно. В случае с Афганистаном наиболее вероятным является приход региональных игроков на рынки страны и их участие в организации экспорта и строительстве инфраструктуры. Однако финансовые ресурсы Пакистана или ИРИ для этого не будут достаточными без поддержки партнеров из Европы, но Германия на этот счет никаких заявлений не делает. Весьма вероятно, что это также объясняется нежеланием таким образом легитимизировать режим, а по факту, угрозой попадания под санкции. Более того, здесь может повториться опыт, имевший место в отношениях с Ираном, когда на фоне выхода США из СВПД германские компании сами пошли на сворачивание своей активности там, опасаясь не самих санкций, а их возможности.

В целом, Афганистан представляет собой еще один пример того, что поддержки, оказываемой по линии международных организаций, недостаточно для решения всех проблем, тем более она не способствует общей стабилизации и построению нормально функционирующей национальной экономики. В этих условиях для международных игроков, включая Германию, многие годы присутствовавшую в Афганистане, встает задача поиска новых механизмов взаимодействия. В противном случае Европу ожидает новая волна миграционного кризиса, не исключен и всплеск террористической активности как в регионе, так и за его пределами, поскольку полностью разочаровавшееся и лишенное возможности зарабатывать население становится восприимчивым к агитации таких группировок, как «Исламское государство» (запрещено в РФ).

52.24MB | MySQL:103 | 0,511sec