О реакции Ливана на военную операцию России на Украине в условиях углубления политического и экономического кризиса

Посольство России в Ливане было удивлено заявлением ливанского МИДа, осудившего российскую военную операцию на Украине, говорится в заявлении на его странице в Facebook, передает Reuters. «Заявление … удивило нас тем, что мы нарушили политику самоудаления и встали на одну сторону против другой в этих событиях, отметив, что Россия не жалеет усилий для содействия развитию и стабильности Ливанской Республики», — говорится в заявлении. В этой связи выразим сомнение в том, что российские дипломаты не понимают истинных мотивов таких официальных заявлений Бейрута, а такое заявление в данном случае надо полагать необходимым дипломатическим реагированием. Тем более, что ливанская «Хизбалла» уже выразила свое несогласие с такой позицией. Грубо говоря, все стороны отработали свой дипломатический маневр и остались при «своих». Если смотреть в суть вопроса, то такая реакция ливанских властей вызвана, прежде всего, чистой экономикой. А вернее, экономической катастрофой.      Ливанский прокурор 10 марта  ввел запрет на поездки глав правлений пяти ливанских банков в качестве меры предосторожности, пока расследование операций их банков продолжается, сообщил агентству Reuters прокурор. Судья Гада Аун запретила поездки  Салиму Сфейру из Bank of Beirut, Самиру Ханне из Bank Audi, Антону Сехнауи из SGBL, Сааду Азхари из Blom Bank и Рае Хасан из Bankmed. При этом  Аун никого из них официально не обвинил в преступлении. В феврале Аун на неопределенный срок продлила повестку в суд управляющему Центральным банком Ливана Риаду Саламе после того, как он не явился на три слушания в качестве свидетеля по расследованию его предполагаемого неправомерного поведения в центральном банке, включая обвинения в мошенничестве. При этом отметим, что главный банкир сталкивается с несколькими другими расследованиями в Ливане и нескольких европейских странах. Он находится под следствием в Ливане и европейских странах, включая Швейцарию, по обвинению в отмывании денег и растрате сотен миллионов долларов в центральном банке. Саламе отрицает свою вину и называет выдвинутые против него обвинения политически мотивированными. Ранее он обвинил Аун в предвзятости и потребовал ее отстранения от расследования против него. Под угрозой прекращения аудита ЦБ Ливана компанией  Alvarez & Marsal и шквала международных разбирательств глава Banque du Liban пытается сейчас парировать обвинения в мошенничестве, что, безусловно, позитива в экономическую повестку дня не добавляет. Эта «драчка» является в том числе  попыткой властей (и президента М.Ауна, к клану которого главный обидчик Саламе и принадлежит) заставить главу Центробанка допустить международный аудит своего ведомства, что является одним из  главных условий со стороны МВФ. Консалтинговая американская  компания Alvarez & Marsal пригрозила прекратить аудит Центрального банка Ливана (BDL) 24 ноября, если банк не передаст все необходимые материалы для проведения ее  миссии. Тем временем, управляющий банка Риад Саламе предпринял дальнейшие шаги, чтобы выиграть время у президента Ливана Мишеля Ауна, который решительно поддерживает проведение аудита, заказав свой собственный аудит у ливанского филиала британской BDO — BDO, Semaan, Gholam & Co. В своем собственном обзоре деятельности банка, который еще не был обнародован, BDO пришла к выводу, что она не проводила никаких мошеннических операций с зарегистрированной на Британских Виргинских островах компанией Forry Associates, как это было утверждено в швейцарском расследовании. Отдел аудита и страхования бейрутской дочерней компании BDO, расположенной в Ахрафии, возглавляет Антуан Голам, партнер фирмы с 1996 года. Голам является региональным представителем Фонда международных стандартов финансовой отчетности (МСФО). BDO обычно проводит аудит ливанских страховых и финансовых учреждений, таких как бейрутская компания ADIR Insurance, входящая в банковскую группу Byblos. Аналогичным образом, BDO является внешним аудитором банка Audi, который упоминается в швейцарском деле против Риада Саламе. Наряду с делами против BDL в Швейцарии, Франции  и Великобритании 19 ноября прошлого года против банка в Лихтенштейне было начато расследование в связи с отмыванием денег. Несмотря на эти разбирательства и неоднократные слухи о том, что он уйдет в отставку, Саламе, по-видимому, ничего не угрожает в Ливане, где судья Жан Таннус, занимающийся бейрутской частью швейцарского расследования, оказался под давлением со стороны шиитских партий, чтобы оставить Саламе в покое. 3 ноября Таннус согласился прекратить расследование в отношении одного из банков, упомянутых в швейцарском расследовании.

То же самое примерно происходит и вокруг ливанского контейнерного порта. Ряд авторов Института Ближнего Восока уже описывали эту ситуации, и мы отметим некоторые важные нюансы. Хотя компания CMA CGM выиграла у ОАЭ контракт на управление бейрутским контейнерным судовым терминалом 17 февраля с.г., есть масса вопросов в отношении процедуры проводимого тендера и порождают обвинения в сговоре между главой  этой фирмы, французским судовладельцем ливанского происхождения Р.Сааде и ливанской «Хизбаллой». Эти слухи стимулируются некоторыми израильскими источниками безопасности, которые также приложили свои усилия к дисквалификации турецкой коммерческой  группы Yilport Holding из гонки за концессию обслуживания старого порта Хайфы.  Тесные отношения между главой этой турецкой группы Робертом Юкселем Йылдырымом и покойным Жаком Сааде — отцом нынешнего директора Рудольфа Сааде,  привели к покупке в 2009 году  24% акций  CMA CGM турецкими компаниями, которые тесно связаны с нынешним турецким президентом. Франко-ливанский бизнесмен Рудольф Сааде был доверенным лицом  президента Франции Эммануэля Макрона  во время попыток реализации его ливанской инициативы  в середине 2020 года. С тех пор Сааде делает ставку на активизацию своего ливанского бизнеса. Он страстно желал получить контракт на реконструкцию порта Бейрута, а также скупал местные компании, такие как знаменитый бейрутский производитель фисташек Rifai. Это не помогло утихомирить слухи об отношениях с «Хизбаллой». Будучи широко представленной в разных слоях экономики Ливана, «Хизбалла» еще сохраняет свой контроль   над управлением порта Бейрута, которая осуществляется в том числе через руководителя Главного управления общей безопасности («Сюрте Женераль», DGSG) Аббаса Ибрагима, что подразумевает альянс шиитской партии с Р.Сааде.  Эти утверждения о сговоре еще больше подкрепляются тем фактом, что присуждение победы в этом контракте в конечном счете было сделано при прямом давлении ливанского министра транспорта Али Хами, которого самого регулярно обвиняют в поддержании определенной близости с «Хизбаллой». CMA CGM также намерена расширить свое присутствие за пределы ливанских границ, нацелившись на сирийский порт Латакия, где дислоцируются российские и сирийские  войска, а также боевики «Хизбаллы», Несмотря на эти слухи, французский судовладелец по-прежнему полон решимости запустить свой инвестиционный план в размере 33 млн долларов на восстановление и модернизацию терминала через свою стопроцентную дочернюю компанию CMA Terminals.

Но общая ситуация в ливанской экономике далека от идеала. 9 марта вице-премьер Ливана С.Шами предупредил, что дыра в финансовой системе страны, оцениваемая в сентябре прошлого года в 69 млрд долларов, как ожидается, вырастет сейчас до 73 млрд, а потери в резерве Центрального банка Ливана увеличатся, пока финансовый кризис в стране не будет преодолен.

Вице-премьер также сказал, что вклад государства в затыкание дыры будет «ограничен»  в силу обеспечения устойчивости государственного долга, в то время убытки вкладчиков  ливанских банков неизбежен, и при этом эти потери должны будут  учитываться в плане финансового оздоровления, который правительство еще не согласовало.

Ливан погряз в разрушительном экономическом кризисе с 2019 года, когда финансовая система рухнула под тяжестью десятилетий государственной коррупции, расточительства и бесхозяйственности, парализовав банковскую систему. Несмотря на растущую нищету, Бейрут до сих пор не разработал план финансового оздоровления, направленный на покрытие убытков, или другие шаги, которые считаются жизненно важными для поиска выхода из кризиса и достижения прогресса в достижении соглашения с Международным валютным фондом (МВФ). Шами сказал, что правительство и МВФ договорились о необходимости защиты мелких вкладчиков, но еще не договорились о потолке такой защиты. По его словам, возникли «большие трудности» с возвратом валютных депозитов в полном объеме. МВФ попросил Ливан выполнить ряд предварительных условий, прежде чем вести переговоры о финансовой помощи, сообщили четыре источника, проинформированные о недавних переговорах, настаивая на шагах, которые Бейрут уже давно не предпринимает, и, усугубляя тем самым сомнения в том, может ли вообще в принципе быть согласован план спасения.  Сделка с МВФ рассматривается, как единственный способ для Ливана оправиться от финансового кризиса, который вверг страну в самый дестабилизирующий кризис со времен гражданской войны 1975-1990 годов. Отсюда и позиция Бейрута в отношении событий на Украине.  Источники сообщили Reuters, что условия МВФ для начала переговоров о финансовой помощи включали в себя рамки фискальной реформы, реконструкцию неплатежеспособного банковского сектора и аудит Центрального банка и убыточной государственной энергетической компании. «Они говорят, что прежде чем мы проведем дальнейшие обсуждения, предоставьте дорожную карту», — сказал один из источников. Требования также включают в себя введение контроля за капиталом – это как раз то, что правящие партии не смогли согласовать с 2019 года, – и внесение поправок или отмену банковской тайны, сообщили источники. Некоторые из этих мер требуют одобрения парламентом. В конце переговоров в феврале с.г. МВФ заявил, что программа восстановления экономики Ливана должна включать фискальные реформы, обеспечивающие устойчивость долга, реструктуризацию финансового сектора, реформу электроэнергетики, антикоррупционную работу и «надежную денежно-кредитную и валютную систему». Правительство премьер-министра Наджиба Микати намерено согласовать соглашение на уровне персонала МВФ до парламентских выборов, намеченных на май, – цель, которую, по-видимому, все труднее достичь. «Я боюсь, что политические партии и парламентские блоки будут неохотно принимать какие-либо решения по этим деликатным вопросам, особенно перед выборами», — сказал Ален Аун, депутат от Свободного патриотического движения, основанного президентом Мишелем Ауном.  Многие аналитики сомневаются, что та же самая правящая элита когда-нибудь проведет реформы, которые могут угрожать их корыстным интересам. «Как вы хотите, чтобы они усилили подотчетность и сняли банковскую тайну, если это приведет к тому, что они будут привлечены к ответственности? Это невозможно», — считает Карим Дахер, юрист, читающий лекции по государственным финансам и налогам в Университете Святого Иосифа. Первая попытка Ливана договориться с МВФ провалилась в 2020 году из-за разногласий политиков и банков по поводу масштабов потерь в финансовом секторе и того, как их разделить. В то время как официальные лица сейчас согласовали цифру в размере около 70 млрд долларов, нет утвержденного плана распределения потерь – одного из условий переговоров МВФ. Издержки частных вкладчиков будут очень чувствительными. В очевидной попытке удовлетворить требования МВФ правительство утвердило в этом месяце бюджет жесткой экономии, который включал повышение налогов, но парламент еще не приступил к его обсуждению. Два политических источника сообщили, что депутаты не решаются начать обсуждение политически взрывоопасных вопросов в преддверии майских выборов. Среди предварительных требований МВФ — подготовка правительством пятилетнего бюджета, который покажет, как будет обуздан дефицит и обеспечен экономический рост. МВФ также требует,  чтобы Ливан наметил путь реструктуризации долга, включая еврооблигации, по которым он объявил дефолт в 2020 году, и предпринял шаги по унификации нынешней системы множественных обменных курсов. Два источника добавили, что банковская тайна, которая когда-то считалась стимулом ливанской экономики, но теперь рассматривается многими как защита нечестно полученных доходов, должна быть реформирована, чтобы позволить властям получить доступ к информации. «Вклад государства (в покрытие) потерь в финансовом секторе будет ограничен из-за необходимости обеспечения устойчивости государственного долга, равно как и вклад центрального банка», — сказал Шами. Даже если коммерческие банки потеряют весь свой капитал в размере 12 млрд долларов, Шами считает, что должны быть обеспечена гарантия возврата частных  вкладчиков, и существует «множество форматов» компенсации вкладчикам. Среди них предполагается выпуск государственных облигаций, обмен депозитов на акции банков, а также возможность создания фонда для управления государственными активами с выплатой части вырученных средств вкладчикам. В проекте плана начала этого года предлагалось перевести основную часть депозитов в твердой валюте на сумму 104 млрд долларов в местную валюту, а финансовая дыра должна будет покрыта в основном вкладами частных вкладчиков, но он не был одобрен правительством. Первый кризис с иностранными вкладчиками уже возник на прошлой неделе. Ливанский банк Audi закрыл более 30 счетов, принадлежащих подданным Великобритании или их близким родственникам, с тех пор как лондонский суд обязал его перевести средства, застрявшие в пострадавшем от кризиса банковском секторе, британскому клиенту, сообщил Союз вкладчиков Ливана.  Приказ от 28 февраля, требующий от банка Audi и его партнера SGBL перевести 4 млн долларов, является первым британским постановлением, обязывающим ливанские банки переводить доллары из парализованной финансовой системы, что потенциально поощряет аналогичные претензии. Более 100 млрд долларов застряли в банковской системе, парализованной с 2019 года, когда экономика рухнула из-за десятилетий неустойчивых государственных расходов, коррупции и расточительства. В отсутствие формального контроля за движением капитала банки в значительной степени блокировали снятие и переводы долларов за границу, что вызвало многочисленные судебные иски со смешанными результатами. После приказа Великобритании банк Audi, один из крупнейших в Ливане, сообщил десяткам клиентов, что их счета закрыты, а чек на остаток средств выдан у нотариуса, сообщила агентству Reuters адвокат Союза вкладчиков Дина Абу Зур. Им сказали, что счета могут быть вновь открыты, если они подпишут форму об отказе от права совершать международные переводы или снимать доллары в Ливане и согласятся с тем, что чек должен быть выплачен за остаток средств. Абу Зур сказал, что общая сумма ущерба исчисляется десятками миллионов долларов. Банки уже закрыли многие долларовые счета, выпустив чеки, которые не могут быть обналичены. Банк Audi заявил, что намерен выполнить приказ Великобритании, но рассмотрит свои варианты только по апелляции. Представитель британского посольства заявил: «Эта печальная ситуация является симптомом развала экономики Ливана и подчеркивает срочность принятия правительством Ливана всеобъемлющих экономических реформ».

На этом фоне Ливан еще к тому же стоит и на пороге серьезного зернового дефицита. Министр экономики и торговли Ливана Амин Салам в конце прошлой недели встретился с послами Турции и Индии и обсудил пути поддержки Ливана во время кризиса поставок, вызванного российской военной операцией на Украине. В заявлении, опубликованном Министерством экономики, Салам заявил, что эти встречи направлены на то, чтобы «дополнить усилия по противодействию последствиям кризиса в Украине и в интересах продовольственной безопасности». «Салам встретился в своем кабинете с послом Индии в Ливане доктором Сохелем Аджазом Ханом, который заверил его, что Индия располагает достаточными резервными запасами для обеспечения объемов, необходимых для местного рынка. Ливанский министр также принял посла Турции в Бейруте Али Бариса Улусоя и обсудил с ним пути, с помощью которых Турция могла бы поддержать Ливан во время кризиса», — говорится в заявлении. Ожидается, что в ближайшие недели состоятся другие встречи между ливанскими официальными лицами и представителями других стран, говорится в заявлении, поскольку Бейрут работает над смягчением пшеничного кризиса, вызванного войной. Ливан импортирует все свои потребности в пшенице, что составляет около 50 000 тонн в месяц. Около 60% этого объема приходится на Украину и Россию. В этой связи отметим, что переговоры с турками и индусами как раз призваны наладить безопасные схемы логистики поставок российской пшеницы.

52.25MB | MySQL:103 | 0,942sec