О турецкой реакции на операцию РФ на Украине. Часть 11.

24 февраля с.г. Российская Федерация начала специальную военную операцию, которая была обозначена, изначально, как операция по защите признанных Россией ДНР и ЛНР. Однако, как можно заметить, границы операции значительно расширились и по состоянию на момент написания данной статьи (5 марта) уже можно говорить об операции практически на всей территории Украины. Сменив в заголовке слово «Донбасс» на слово «Украина», продолжаем ранее начатый цикл публикаций, посвященный текущей (!) реакции в Турции на российскую специальную операцию.

Часть 10 нового цикла статей доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=84317.

Как показал вчерашний визит в Анкару канцлера Германии Олафа Шольца, а также более ранние переговоры президентов Р.Т. Эрдогана с Дж.Байденом и с генеральным секретарем НАТО Й.Столтенбергом, «кавалерийским наскоком» Турцию не взять и санкции ввести против России не заставить. В этом смысле, «первый круг» визитов на Анкару можно считать «успешно» пройденным.

Тем более, что эти заходы к туркам делаются в попытке давить Турции на её «блоковую сознательность» и «гражданскую позицию». Безо всякого, даже дежурного, внимания к её реальным интересам и попыток погашения своих «задолженностей» перед Турцией.

Даже если только деньгами, а не политикой измерить некоторые из этих задолженностей Запада перед Турцией, то сразу увидим следующие цифры. Заметим, что это – не только не полный турецкий счет Западу. А лишь некоторые из составляющих этого счета:

Сколько там США «зажали» у Турции за F-35, незаконно расторгнув с турками сделку и буквально выкинув страну из программы и присвоив проинвестированные Турцией деньги? — По данным Управления по оборонной промышленности Турции, которое за покупку у России С-400 ходит под санкциями, около 1,4 млрд долл. Теперь ещё и с процентами, и с упущенной выгодой. Ведь Турция, будучи партнёром в проекте, претендовала и на долю с будущих продаж суперсовременного истребителя пятого поколения.

Какой счет Турция выставила ЕС за содержание на своей территории беженцев из Сирии? — Как утверждается Анкарой, ею потрачено с 2011 года вплоть по настоящее время около 50 млрд евро. ЕС говорит о суммах помощи Турции в десять и более раз меньших. По сути, ЕС предложили Турции самостоятельно нести бремя всех финансовых расходов, сложив с себя всякую ответственность за «демократизацию» Ближнего Востока.

И так во всем, и не только в деньгах. Это касается и политического диалога ЕС – Турция, Германия – Турция, США – Турция и прочее, о чем мы постоянно пишем на страницах сайта ИБВ. Там содержится, буквально, ворох турецких проблем, безо всяких перспектив их решения.

На итоговой пресс-конференции 14 марта с.г. президент Р.Т.Эрдоган спрашивает прямо канцлера О. Шольца: «Вы дадите нам возможность реэкспорта наших танков «Алтай» с немецкими двигателями?». – Канцлер О. Шольц лишь только судорожно «ищет глазами пол» и говорит о «строгих правилах поставок оружия Германии за рубеж». Иными словами, демонстрирует что «всё – сложно».

Оставим в сторону тему, почему Турции за последний десяток лет Германия отказала в любых мало-мальски серьезных поставках по линии ОПК, а на Украину эти «строгие правила» не распространяются? Почему на Западе обсуждают, пусть и не всерьез, но всё же, украинскую (грузинскую, молдавскую) заявку на членство в ЕС, а про годами работающую над темой евроинтеграции Турцию уже давно забыли? Хотя Турция является официальным кандидатом на вступление в ЕС с 2005 года.

Просто заметим, что западные лидеры с чем приходят в Анкару (с ничем), с тем и уходят (с ничем). И это — естественный ход вещей. Из ничего не может родиться что-то…

Однако, замети, что теперь тактика Запада меняется: давят на турецкий частный бизнес, начиная с «крупняка» и далее вниз по вертикали. С тем, чтобы создать убежденность в том, что с российским бизнесом сотрудничать — не просто «стыдно», но и «наказуемо».

На самом деле, такая практика может возыметь определенный эффект.

Почему? – Во-первых, потому что большинство центральных турецких СМИ стоят на проукраинских позициях.

Тут, конечно, возникают вопросы, а почему возникла подобная ситуация?

Вот, допустим, Россия использует на Украине «тактику Алеппо» — об этом пишет влиятельное турецкое издание Milliyet следующими словами и выражениями. Цитируем турецкое издание:

«Атак — совсем не мало. Это — совсем не тот подход, который принимает во внимание гражданское население. Сейчас на Украине наблюдается тенденция к атакам, аналогичная тенденции к атакам в Сирии. Российская армия стреляет вслепую. Говоря о точечных атаках с воздуха, в местах падения ракет и бомбометания военных объектов нет, это — все жилые кварталы. Российские военные занимаются и другими делами. Они также применяет тактику Алеппо, чтобы захватить города и свести с ума другую сторону».

Достаточно интересный, в корне отличающийся от российского, турецкий взгляд на российскую операцию в Сирии со сравнением уже с ней операции России на Украине.

Не говоря уже о том, что, допустим, в освещении событий центральными турецкими СМИ делается сильный крен именно в сторону тягот и лишений Киева. Тяготы и лишения противоположной стороны попросту игнорируются.

Наглядный пример: с утра 15-го марта турецкие СМИ говорят о бомбардировке Киева, однако, тот факт, что удар был нанесен по Донецку и множество мирных жителей погибло попросту игнорируется. Разумеется, никакие опровержения новостей и разоблачения фейков, которыми активно занимается Россия, в Турции «днем с огнем» не найдешь. Те, кто их даже публикуют, находятся в явном меньшинстве, занимающем «круговую оборону» от различных нападок. Таким образом, разоблачение фейков – это то, что скорее видит российская аудитория, а не аудитория зарубежная.

Итак, нам не нравится, что в турецких СМИ особо не раздается позиция, совпадающая с российской? Что мы чаще слышим про «убийства мирных жителей в Алеппо», а теперь, и вовсе, добавились слова про «модель Алеппо для Украины»? О том, что Россия направляет иностранных наемников на Украину, хотя, в первую очередь, их направляет Запад?

Мы имеем другую, «правдивую позицию» и хотим, чтобы её разделяла турецкая аудитория?

Ответ на это можно сформулировать в форме вопроса: а что мы, как российская сторона, конкретно сделали системного для того, чтобы доносить до той же турецкой аудитории свою позицию?

Вот, лично автор, за рамками отдельных хождений на добровольной, никем и ничем не поддержанной основе, в турецкие СМИ, по приглашению турецкой стороны (а не потому, что проводится российской стороной какая-то целенаправленная политика, к которой «пристегиваются» отечественные кадры – И.С.), последние 2-3 года потратил на различные объяснения в российских кабинетах, говоря о том, что есть возможность поставить еженедельную программу / программы о России в сетку центрального / центральных телеканалов Турции. И через эти программы, нативно, развеивать мифы о нашей стороне, показывать её во всей своей сложности, многообразии и, главное, в возможностях для сотрудничества с Турцией. И это будет иметь кумулятивный, накопительный эффект, который себя покажет на различных поворотах истории.

В итоге, этот проект оказался не нужен ни государственным структурам, ни государственным корпорациям, ни частному бизнесу. При том, что в случае спонсорских программ на турецком телевидении речь идет о смешных по российским меркам суммах, в десятки раз меньших, чем если бы кто-то захотел бы зайти с тем же в Россию.

Так что, у того, какие новости про Россию и про её политику и действия слушаем не только и не столько мы, сколько турецкая аудитория, есть первопричина – мы сами и наше нежелание видеть дальше своего носа. Сейчас, когда информационная война вокруг войны на Украине в разгаре, встать в турецкую сетку вещания с российским контентом и российскими спонсорскими деньгами – это задача уже из мало реализуемых на практике. Это – то, что называется возможный стратегический задел, который не закончился ничем. Для которого было определенное окно возможностей, сейчас же на этот поезд впрыгнуть крайне сложно, если возможно вообще.

И тут мы возвращаемся к турецкому частному бизнесу, на который в наши дни оказывается большое давление со стороны Запада в части непродолжения / сворачивания / ограничения своего сотрудничества с Россией.

Прежде всего, понятно, что турецкий частный бизнес существует не в безвоздушном, а в информационном пространстве (см. выше). И из этого информационного пространства в Турции он слышит то, что слышит, про Россию и про её агрессию на Украине. Заметим, что турецкий бизнес, который работает с Россией, может и даже, скорее всего, имеет и доступ к альтернативной информации и даже может понимать / разделять российскую точку зрения. Однако, разделять её просто, когда живешь и работаешь в России, но за её пределами турецким компаниям приходится жить в своей информационной среде.

Живя в турецкой информационной среде, где «Россия – оккупант», крайне сложно продолжать спокойно работать с российским бизнесом. Потому что на работающих сама среда оказывает молчаливое давление, от которого крайне некомфортно. Тем более, что Турция – это «большая деревня», где все всех знают и где исправно работает сарафанное радио. Очень легко лишиться деловой репутации и очень легко в турецкой среде статьи изгоем, кого не только не зовут куда-то, но и изолируют от общества.

Это – лишь только влияние фона, информационной среды, в котором существует турецкое общество. А есть ещё и непосредственное давление, которое тем эффективнее, чем крупнее та или иная турецкая компания и чем более диверсифицирован её бизнес, если говорить про географию поставок. Не будет секретом сказать, что крупный турецкий бизнес одной ногой крепко стоит на Западе – в США и в ЕС. Это касается как экспортно-импортных операций, так и воспитания подрастающего поколения собственников бизнеса. Многие из них учатся в школах на Западе.

В этом случае, достаточно просто намекнуть на желательность того, чтобы та или иная турецкая компания «воздержалась» бы от сотрудничества с Россией. И для этого, заметим, не надо никаких веских аргументов, кроме того, что можно намекнуть на возможность разного рода трудностей на Западе. И эту мысль исправно доносят аккредитованные в Анкаре западные дипломатические и торговые миссии.

России было бы совсем трудно, если бы только не одно «но»… Оно заключается в том, что в нашей стране грядут «вторые 1990-е», про которые в Турции чуть ли не слагают «легенды и мифы». На тему того, какие турецкие компании, будучи скромными по своим масштабам, приехали в Россию и как они там стали не просто успешными. Там они сменили свою весовую категорию, превратившись из малого бизнеса в нынешний турецкий крупный бизнес.

И это – тот тезис, который Россия должна сейчас активно продвигать в переговорах с турецкими партнёрами: Россия – страна возможностей. Разумеется, продвигая эту идею надо продвигать и идею исторической правды и правоты в Турции.

Тем не менее, вернемся к рассмотрению итогов визита канцлера Германии О.Шольца в Анкару. Вот информация на эту тему, которая была опубликована на сайте администрации президента Турции. Перевод и выделение текста жирным шрифтом – авторские:

«Президент Эрдоган на совместной пресс-конференции с канцлером Федеративной Республики Германии Шольцем сказал: «Мы заинтересованы в тесном сотрудничестве с Германией по региональным вопросам. Недавние события в нашем регионе доказали, что Турция играет ключевую роль во многих областях, особенно в области безопасности и энергетики».

Президент Реджеп Тайип Эрдоган провел совместную пресс-конференцию с канцлером Федеративной Республики Германии Олафом Шольцем и сделал заявления после их встречи тет-а-тет.

В своем выступлении президент Эрдоган заявил, что канцлер Федеративной Республики Германии Шольц совершил свой первый официальный визит в Турцию, и сказал: «Я хотел бы еще раз приветствовать его и его делегацию в вашем присутствии. Масштабы и интенсивность турецко-германских отношений, которые чрезвычайно динамичны и сильны, не имеют себе равных. Мы полны решимости продолжить наш тесный диалог и сотрудничество с достопочтенным канцлером», — добавил он.

Отметив, что они в основном обсуждали события в контексте Украины и России, а также двусторонних отношений, президент Эрдоган сказал: «Как два союзника по НАТО, мы подтвердили, что у нас есть общие взгляды и опасения. Принимая необходимые меры для европейской безопасности, мы согласились с тем, что дипломатические усилия по поиску решения должны быть ускорены».

Подчеркнув, что Турция помогла добиться значительного прогресса в сближении сторон и налаживании диалога, президент Эрдоган сказал:

«В результате наших усилий, министры иностранных дел России и Украины встретились в Анталье с участием моего министра иностранных дел (Мевлюта Чавушоглу – прим.). Даже организация этой встречи в условиях, когда война продолжается, является важным успехом в дипломатическом послужном списке. Мы, без колебаний, продолжим наши усилия по установлению постоянного режима прекращения огня».

Заявив, что также были обсуждены двусторонние и многие другие вопросы повестки дня во время проведенной встречи президент Эрдоган сказал:

«Я считаю, что наши существующие механизмы консультаций на высоком уровне с Германией должны быть возрождены в этот неспокойный период, через который мы проходим. И на нашем очередном заседании Стратегического совета высокого уровня, я надеюсь, что наши министры иностранных дел встретятся друг с другом, и мы проведем наше заседание Стратегического совета высокого уровня в Турции как можно скорее. Как страны-члены G-20, в наших общих интересах развивать наше экономическое партнерство в новом глобальном порядке. Германия является первым партнером Турции по экспорту и вторым по импорту. Объем двусторонней торговли, который в 2020 году составлял около 38 миллиардов долларов, в 2021 году превысил 41 миллиард долларов. Мы полны решимости увеличить эту цифру до 50 миллиардов долларов как можно скорее».

Президент Эрдоган продолжил свои слова следующим образом:

«Я считаю, что интенсификация нашего сотрудничества в новых областях, таких как возобновляемые источники энергии, борьба с изменением климата, «зеленая трансформация», искусственный интеллект и цифровизация, поможет нам достичь этой цели.

Важным аспектом наших отношений является человеческое измерение. В этом году мы пытаемся уловить показатели предэпидемического периода в туризме. Как вы знаете, две страны активны с нами в туризме: одна — Россия, вторая — Германия. И я верю, что мы будем продолжать наши отношения с Германией в туризме с такой же решимостью.

Мы рассматриваем трехмиллионную турецкую общину в Германии как общее достояние, которое сближает наши страны. В октябре прошлого года мы отметили 60-летие турецко-германского трудового соглашения. Этот юбилей стал хорошей возможностью еще раз оценить усилия турок, которые внесли значительный вклад в развитие Германии и ее превращение в мультикультурную и процветающую страну. Озлем Тюреджи и Угур Шахин стали гордостью как Германии, так и Турции в борьбе с эпидемией Ковид-19, еще раз поздравляю их с Днем медицины 14 марта. Отныне мы будем продолжать поощрять европейских турок во всех областях».

52.29MB | MySQL:103 | 0,421sec