О реакции африканских стран на военную операцию России на Украине

Реакция стран Африки имеет серьезное многогранное влияние на продолжающийся конфликт на Украине. Речь идет не только об экономико-сырьевом, но и политическом и сугубо военном факторах.

Во-первых, значимость стран африканского  континента проявилась уже на голосовании в Генассамблее ООН 2 марта, когда западные государства попытались провести антироссийскую резолюцию.

Однако это им удалось лишь отчасти, поскольку, несмотря на то, что за нее по данным западных источников голосовала 141 страна из всех 193 государств, единого осуждения действий Москвы у ее инициаторов не получилось. Причем во многом сорвали формирование такого антироссийского «хора» именно африканские государства. И хотя единственной страной, открыто выступившей против данной резолюции, стала Эритрея, ее торпедировали несколько десятков других стран, в том числе, и казалось бы, прозападные и профранцузские. Причем преимущественно это наиболее влиятельные государства Африки.

В связи с этим заслуживает позиция отдельных стран.

Особо отмечается, что за осуждение действий России голосовали лишь половина африканских стран (28 из 54). Так, 17 из них воздержались при голосовании (ЮАР, Алжир, Уганда, Бурунди, Сенегал, Южный Судан, Мали, Мозамбик, Судан, Намибия, Ангола, Зимбабве, Экваториальная Гвинея, ЦАР, Мадагаскар, Танзания и Конго).

Еще 8 африканских стран не голосовали, что равносильно воздержанию. Особенно показательно, что в этом списке оказался Марокко, считающийся союзником Франции. Его МИД выступил в связи с этим с разъяснением: «Неучастие Марокко не может быть предметом какого-либо толкования с точки зрения его принципиальной позиции в отношении ситуации между Российской Федерацией и Украиной», и что МИД королевства «продолжает с беспокойством и озабоченностью следить за ситуацией, призывая продолжать и активизировать диалог и переговоры между сторонами, чтобы положить конец этому конфликту».

Реально же в Рабате не желают провоцировать Москву на оказание еще более явной военной помощи основному конкуренту Марокко – Алжиру.

Не случайно, что один из западных рупоров, информационное агентство Reuters подчеркивает в этой связи: «Хотя резолюции Генеральной Ассамблеи не имеют обязательной силы, они имеют серьезный политический вес».

При этом хотя региональные организации, такие как Африканский союз и профранцузский ЭКОВАС (объединяет страны Западной Африки) осудили действия России на Украине, это не смогло изменить ситуацию, свидетельствующую о расколе стран Африки по данному вопросу. Так, ранее действующий президент Африканского союза и президент Сенегала Маки Салл и председатель Комиссии Африканского союза Мусса Факи Махамат выразили «свою крайнюю обеспокоенность в связи с очень серьезной и опасной ситуацией, создавшейся на Украине».

В этой связи они призвали Российскую Федерацию и всех региональных и международных субъектов к уважению международного права, территориальной целостности и национального суверенитета Украины, чтобы избавить мир от последствий глобального конфликта и обеспечить международные мир и стабильность в отношениях на благо всех народов мира».

Правда, это не помешало им «выразить обеспокоенность сообщениями о случаях проявления расизма по отношению к африканцам на Украине, которым отказали в праве пересечь границу, чтобы избежать опасности в условиях конфликта.

Заметим, что представители некоторых стран открыто раскритиковали действия Москвы. Среди особенно враждебных высказываний необходимо указать на заявления посла Кении в ООН. Причем он даже немного опередил события: уже 21 февраля выступил в этой организации с решительным осуждением действий Москвы. Такая реакция была связана, по его словам, с «решением России направить войска в украинские сепаратистские районы Донецкой и Луганской областей и признать их независимыми государствами».

Объясняя свое неприятие произошедшего, он сравнил российско-украинский кризис с «африканским опытом колониализма». По его словам, «Нарушается территориальная целостность и суверенитет Украины. Устав ООН продолжает увядать под непрекращающимся натиском сильных мира сего. Мы понимаем, что отдельные люди могут с тоской смотреть за пределы границ в надежде на реинтеграцию, но Кения отказывается от поддержания такого стремления силой.

Эта ситуация повторяет нашу историю. Границы Кении и почти всех африканских стран были нарисованы в отдаленных колониальных мегаполисах Лондона, Парижа и Лиссабона без какого-либо уважения к древним странам и народам, которые они тем самым разделили. Но если бы мы решили преследовать создание государств на основе этнической, расовой или религиозной однородности, мы бы все еще вели кровавые войны много десятилетий спустя» (что, в принципе, и происходит — авт.)

Вместо этого мы договорились довольствоваться унаследованными нами границами, но продолжаем политическую, экономическую и правовую интеграцию континента. Вместо формирования наций, всегда оглядывающихся назад в историю с опасной ностальгией, мы смотрим вперед, достигая величия, которого никогда не знала ни одна из наших многочисленных наций и ни один из наших многочисленных народов. Мы решили следовать правилам Организации африканского единства и Уставу ООН не потому, что наши границы нас устраивали, а потому, что мы хотели создать чего-то большее в условиях мира».

Заметим, что еще совсем недавно в Совете Безопасности ООН Кения воздерживалась при голосованиях по антироссийским резолюциям, а теперь речь кенийского посла подозрительно напоминает полученную из посольства Великобритании, старой колониальной хозяйки этой страны инструкцию, как надо вести себя на столь высоком международном заседании.

Также явно осудили действия России на Украине Габон и Гана.

Однако попытка искусственно пристегнуть африканские страны к осуждению России вызвала для Запада противоположную реакцию. Так, некоторые, как Сенегал и Уганда, призвали другие государства Африки присоединиться к Движению неприсоединения (MNA), куда входят 120 развивающихся стран, заявляющих о независимости своего курса перед лицом растущей конкуренции США и Китая. Ее правила предусматривают неучастие их членов в оборонных альянсах или пактах с ведущими мировыми державами. Таким образом, движение стремится избежать того, чтобы его члены стали «пешками в играх больших держав».

Далее, не добившись явной политической поддержки африканских стран, противники России попытались набрать там наемников для участия в боевых действиях на стороне Киева. В частности, такие сообщения появились из Нигерии. Однако вслед за этим власти этой страны заявили, что не позволят сделать это своим гражданам.

Отдельное заявление в связи с этим сделал МИД Нигерии. По его  данным, посольство Украины отрицает какую-либо роль в этом предполагаемом наборе, хотя его представители указали, что ранее несколько нигерийцев связались с ним, выразив готовность участвовать в войне. Одновременно, по его данным, посольство также дистанцировалось от обвинений в том, что оно предлагало 800 фунтов стерлингов (1000 долларов) каждому нигерийскому добровольцу с авиабилетом и визой. Одновременно по местным источникам пошли «намеки», что реально этим занимались их британцы.

При этом представитель МИД Нигерии особо заверил, что «препятствует использованию наемников во всем мире, и не будет мириться с вербовкой нигерийцев в таком качестве для ведения боевых действий на Украине или в других странах мира».

Еще раньше власти Сенегала предупредили о незаконности призывов к набору на своей территории добровольцев «для борьбы с русскими на Украине», сделав особое внушение представителям французских посольства и спецслужб в этой стране. В своем отдельном заявлении МИД Сенегала заявил, что «вербовка добровольцев, наемников и других иностранных боевиков является незаконной в стране и наказывается по закону». Он также выразил протест относительно публикации в соцсети Facebook послом Украины призывов к «сенегальским добровольцам вступить в войну» и призвал его удалить их.

Между тем, были и выражения прямой поддержки России со стороны лиц, серьезно влияющих на процессы принятия решений в ряде африканских стран. Среди них считающийся «наследником» сын президента Уганды Йовери Мусевени генерал-лейтенант армии этой страны Мухузи Кайнеругаба, открыто поддержавший российскую операцию на Украине.

Таким образом он стал первым африканским действующим генералом, высказавшимся в поддержку действий Москвы. В частности, он написал в своем Твиттере: «Большинство человечества, не являющегося белым, поддерживает позицию России на Украине. Путин совершенно прав! Когда СССР разместил ядерные ракеты на Кубе в 1962 году, Запад был готов взорвать мир из-за этого. Теперь, когда НАТО делает то же самое, они почему-то ожидают, что Россия будет действовать по-другому».

Следом открытую поддержку действия России выразил суданский генерал Мухаммед Хамдан Дагло (Хемети), входящий в руководство Судана.

Разумеется, их заявления вызвали негодование на Западе. И хотя министр иностранных дел Уганды пояснил, что заявления генерала Кайнеругабы отражают его личное мнение, а не позицию правительства, это не смогло удовлетворить Европейский союз, представитель которого в Южном Судане Дионис Хохел, заместитель главы Делегации Европейского союза, назвал слова генерала «неприемлемыми». «Мы осуждаем это заявление. Мы ожидаем чуткости и ожидаем, что страны этого региона присоединятся к ЕС и аналогичным чувствительным странам и примут резолюцию ООН, осуждающую российское нападение на Украину», — сказал он.

Не случайно, что в целом реакция государств Африки по оценке Эбенезера Обадаре, старшего научного сотрудника Дугласа Диллона по африканским исследованиям в Совете по международным отношениям из США, была «относительно сдержанной».

Среди причин этот аналитик объясняет «усиление ухаживания России за африканскими лидерами» в последние годы, включая усиление военной и разведывательной поддержки. «Африканские лидеры балансируют между приверженностью суверенитету и территориальной целостности и конкретной материальной и военной поддержкой их лидеров», —  считает он.

Таким образом, активизация действий России в Африке в минувшие годы принесла ей выгоды в современных непростых условиях.

52.17MB | MySQL:103 | 0,632sec