Пакистан: первый год избранной демократии

Февраль 2008 — март 2009 г. для Пакистана:

— период трансформации и перехода от «остатков» военно-гражданской к гражданской форме правления;

— время, направленное на уничтожение всех конституционных поправок, принятых Национальной ассамблеей в период военно-гражданского правления генерала-президента П. Мушаррафа;

— время жесточайшей политической борьбы не только между партиями, но и между двумя личностями — Асифом Али Зардари (сопредседателем Пакистанской народной партии/ПНП) и Навазом Шарифом (Пакистанская мусульманская лига (Наваза Шарифа)/ ПМЛ (Н);

— первая в истории государства компания импичмента и добровольная отставка президента Первеза Мушаррафа;

— год глубокого экономического кризиса для страны и мощной донорской международной поддержки;

— дальнейшей активизации боевиков в зоне пуштунских племен, в пограничных с Афганистаном районах и дальнейшего продвижения боевиков во внутренние районы страны, в провинцию Белуджистан;

— период разгула террористических актов не только в северных районах, но и в центральных дистриктах, столице и т.д.

18 февраля 2008 г. в Исламской Республике Пакистан прошли всеобщие парламентские выборы. Убедительную победу на них одержали две бывшие оппозиционные партии — ПНП и ПМЛ (Н), которым, согласно конституции, предоставлялось право формирования гражданского кабинета министров.

ПНП как партия, набравшая наибольшее число голосов, получила право назначить на пост премьер-министра своего кандидата Юсуфа Раза Гилани, который и формировал коалиционный кабинет министров. Большинство портфелей получили представители Пакистанской народной партии. Средства массовой информации отмечали небывалый подъем, оптимизм, настроенность на кардинальные перемены в «новых» политических кругах, которые сразу взяли курс на открытое неприятие как самого президента П. Мушаррафа, так и проводимого им курса.

Удивительное согласие царило в коалиционных кругах в первые месяцы их сосуществования. Перед тем как «делить портфели», в начале марта 2008 г. они приняли Декларацию Мюрри, основными требованиями которой среди прочих была отмена 17-й поправки к конституции, восстановление в должности Ифтихара Чоудхри, смещенного П. Мушаррафом с поста главного судьи Верховного суда Пакистана и т.д.

Собственно, и 17-я поправка, и восстановление судьи были основными вопросами в жесточайшей политической схватке между бывшими непримиримыми оппонентами А. Зардари и Н. Шарифом. Разногласия между ними стали очевидны уже через месяц — полтора, и 12 мая 2008 г. Наваз Шариф заявил о выходе членов своей партии из состава кабинета министров. Окончательный раскол произошел в августе 2008 г., после отставки П. Мушаррафа и новых президентских выборов. Еще ранее ПНП и ПМЛ (Н) договорились о согласовании кандидата на пост президента. Но Зардари пошел ва-банк, окрыленный правящим положением своей партии. Нарушив соглашение, ПНП выдвинула его кандидатуру, и 6 сентября 2008 г. он присягнул на верность Конституции 1973 г.

В рассматриваемый период представлялось, что Наваз Шариф растерял весь политический потенциал, все позиции, за исключением одной — своего брата Шахбаза Шарифа, главного министра крупнейшей в Пакистане провинции Пенджаб. Но и эта позиция скоро ослабла — последнего стали обвинять в коррупции, и над ним нависла опасность суда, решением которого в конце концов его сняли с высшего административного поста провинции.

У теряющего влияние Наваза Шарифа оставался в запасе весомый козырь — униженный и оскорбленный бывший судья Верховного суда Ифтихар Чоудхри, смещенный с поста в ноябре 2007 г. за отказ утвердить итоги президентских выборов, т.е. кандидатуру генерала-президента П. Мушаррафа. Наваз Шариф при поддержке юридического сообщества страны сумел поднять мощную волну в защиту Чоудхри. И момент выдался удачный — недавний главный судья ВС Догар уходил в отставку по возрасту. Объявленный Навазом Шарифом марш юристов, т.е. поход на Исламабад, достиг своей цели: Ифтихар Чоудхри был восстановлен в должности главного судьи Верховного суда 21 марта 2009 г. Собственно, с этого дня и начинается очередное политическое возрождение председателя ПМЛ Наваза Шарифа. Вскоре последовало восстановление в должности его брата Шахбаза Шарифа, главного министра Пенджаба.

Морально окрепнув, имея в качестве союзника такую мощную фигуру, как Ифтихар Чоудхри, ярого защитника конституционных прав и свобод, Наваз Шариф вновь двинулся на отстаивание «чистоты» Конституции 1973 г.

Современная история Пакистана, начиная с конца 60-х годов, в определенной степени представляется историей политической борьбы трех составляющих — клана Бхутто, клана Шарифов и военных администраций; и каждая из них, приходя к власти, «переписывала» конституцию, борясь за верховенство премьер-министра (гражданские) или президента (военные).

Еще в 2006 г., когда семья Бхутто–Зардари жила в Европе, бежав в апреле 1999 г. от преследований Наваза Шарифа; и когда последний жил в изгнании, высланный из страны военным администратором генералом П. Мушаррафом после военного переворота в октябре того же 1999 г., два бывших политических соперника — Беназир Бхутто и Наваз Шариф — подписали в Лондоне Хартию демократии. В тот период у них был один враг — военно-гражданская администрация в лице П. Мушаррафа. Собственно, хартия — это три листка бумаги, 33 пункта — такая карманная мини-конституция, подписанная лицами, объявленными по той или иной причине вне закона на своей родине, не имеющая никакой силы, кроме намерений. Да и Беназир Бхутто, чья подпись стоит под хартией, уже нет в живых. Но именно этот документ обсуждает на втором за год заседании Национальная ассамблея — нижняя палата парламента Исламской Республики Пакистан.

В целом хартия сводится к привычным уже требованиям: «восстановление Конституции 1973 г. в том виде, который был до военного переворота 12 октября 1999 г., и, соответственно, отмена 17-й поправки»; подчинение армии и всех сил безопасности избранному правительству в лице премьер-министра; обязательное одобрение всех назначений на высшие командные посты во всех военных ведомствах правительством через соответствующие министерства; гарантия конституционных прав граждан; приведение правил ведения бизнеса в соответствие с парламентскими нормами и т.д.

Вытащенная из небытия Хартия демократии представляет собой не что иное, как очередной инструмент для Наваза Шарифа в борьбе за высшую государственную власть — пост премьер-министра; подчинение армии, «перекраивание» бизнеса. Сегодня важно оценить потенциал каждого лидера — президента Асифа Али Зардари, его главного оппонента Наваза Шарифа и самого пакистанского общества. И задать вопрос — готово ли оно к очередной социальной «перестройке», и какой стиль поведения выберет армия, у которой отнимают привилегии?

49.49MB | MySQL:112 | 0,847sec