Участие ФРГ в планах развития водного хозяйства стран Северной Африки

Германия участвует в 80 водохозяйственных программах в 46 странах мира. Актуальным региональным центром действий немецкого Общества по техническому сотрудничеству (GTZ), кроме Латинской Америки, Юго-Восточной Европы и Ближнего Востока, является Северная Африка.

GTZ — фактически полномочный представитель Федерального министерства по экономическому сотрудничеству и развитию, которое и выделяет основные средства на развитие водохозяйственного сектора. Сектор приоритетен: на его программы ежегодно расходуется примерно 350 млн евро. Значительная часть этих программ реализуется GTZ. Эксперты GTZ понимают, что вода — ключ к различным проектам по охране окружающей среды и основа деятельности всей инфраструктуры. Особенно важную роль это играет для ряда стран, имеющих давние и нерешенные проблемы по водообеспечению, включая страны Северной Африки.

Главная водная стратегия GTZ, рассчитанная до 2015 г., базируется на решении двух проблем: обеспечение доступа к надежному источнику водоснабжения и улучшение очистки воды. Таким образом GTZ стремится оказать длительное воздействие на окружающую среду, изменения которой делают эту работу актуальной и безотлагательной. При этом Общество по техническому сотрудничеству осознает и другую, более масштабную цель — сделать более эффективной борьбу с болезнями, вызванными нехваткой или отсутствием воды необходимого качества.

Определяя для себя тактические задачи, GTZ дает рекомендации по надежному водоснабжению (включая процессы поставки и очистки, выбора поставщиков, улучшение экономического и технического управления процессами, соответствие человеческим ресурсам, подготовку персонала, оптимальные стоимостные решения по очистке, вопросы гигиены, информационную поддержку и посредничество при конфликтных ситуациях); реформированию водопользования (включая реструктуризацию соответствующих министерств, создание властных структур и других рычагов регулирования в водохозяйственном секторе, управление водными ресурсами, социально ответственную коммерциализацию, децентрализацию), подготовку правовой базы (водохозяйственных законов, генеральных планов, контроля и информационных систем управления); системе ирригационного управления (обслуживание ирригационных систем, повторное использование водных ресурсов, управления водными ресурсами на фермах).

Общество развивает и осуществляет свои водные программы в соответствии с принципами интегрированного управления водными ресурсами (IWRM). Это означает, что, применяя IWRM, GTZ гарантирует одинаковое уважение к трем основам человеческого развития: экономическому процветанию, социальной обусловленности и экологической устойчивости.

Немецкое общество технического сотрудничества реализует многосторонний подход в водохозяйственном секторе, работая на четырех уровнях: муниципальном, национальном, региональном и международном. Это означает, что в единую цепочку связываются властные структуры, с которыми связаны принятие соответствующих законов и политическое решение конкретной проблемы; стратегические и временные партнеры; информационное обеспечение и управление водными ресурсами, от которых зависит эффективность водопользования; приоритет национальных интересов, на котором базируется устойчивое развитие конкретной страны.

Данные принципы в полной мере ощущает Тунис — партнерская страна немецкой эволюционной поддержки, что подтверждается довольно длительным присутствием здесь ФРГ (с 1975 г.). Это означает особый статус, которым обладает ряд государств (например, Эфиопия, Уганда, Танзания и другие), что свидетельствует об их приоритете для ФРГ; они в списке стран, на которые распространяется Программа действий, принятая федеральным правительством по отношению к ряду государств с целью снижения в них вдвое уровня бедности к 2015 г. Вместе с Францией и Италией Германия для Туниса — один из самых важных двусторонних эволюционных партнеров.

В число основных вопросов немецко-тунисской эволюционной кооперации в последние годы включены в том числе проекты по совершенствованию канализационной системы и водному хозяйству, входящие в пакет документов по модернизации тунисской экономики в программе подготовки к таможенному союзу с ЕС. К 2006 г. объем работ в рамках данных программ достиг 1,7 млрд евро. На 2007-2008 гг. сумма технического и финансового сотрудничества составляла 92,5 млн евро. GTZ работает в Тунисе с 1975 г. Оно выполняет поручение Федерального министерства экономического сотрудничества и развития.

В 1970–1980-х гг. прошлого века поддержка носила разовый характер. Начиная с 90-х гг. осуществляется (особенно в течение пяти последних лет) работа по двум взаимосвязанным направлениям: хозяйственное развитие и защита окружающей среды. Обеспечение населения качественной питьевой водой занимает в названных направлениях одно из центральных мест. Это понятно: подобная потребность — жизненная необходимость, так что для Туниса, который определил для себя приоритет человеческих ценностей наивысшей целью всех экономических трансформаций, существующее положение в водопотреблении является критическим.

Нехватка воды, к примеру, для цитрусовых плантаций в составе так называемых садов Кап Бон — просторных площадей производственного назначения, привела к тому, что здешние апельсины, как бы ни были мясисты, не дают сок. Ахмед Бен Кхедхер, генеральный директор фирмы по производству напитков Societe Nouvelle Boissons Gazeuses (SNBG), говорит об этом с горечью. По источникам известно, что еще пунийцы и римляне, которые выращивали в здешних краях фрукты и овощи, не жаловались на нехватку воды. Сегодня положение иное. Апельсиновый сок входит в ассортимент товаров, которые Тунис намерен в ближайшем будущем экспортировать в ЕС. Главное — соответствовать европейским стандартам, в том числе экологическим.

«Нам есть, над чем работать», — подтверждает Отто Шмидт, руководитель тунисской группы GTZ. Он консультирует SNBG и еще примерно 100 тунисских предприятий по поручению Федерального министерства экономического сотрудничества и развития. О. Шмидт уверен, что первоочередные инвестиции (примерно 0,66 млн евро), значительная часть которых вложена в совершенствование системы водоснабжения, скоро принесут свои результаты, и проблема, в том числе и в садах Кап Бон, будет решена.

Не менее сложное положение в Алжире. Как указывают исследователи ФРГ, в водном хозяйстве Алжира, как и в целом в экономике страны, сохраняется ряд нерешенных проблем, которые взаимно обусловливают друг друга. Страна переживает сложный и затяжной период хозяйственных преобразований. Меняются общестратегические направления в ее экономической политике. Так, еще в конце 1980-х годов Алжир наметил дорогу от дискредитировавшегося себя социалистического планового хозяйства к рыночной экономике. Затем последовал период исламистского террора 1990-х годов, внесший полный хаос в хозяйственную жизнь. После сложного и утомительного преодоления его последствий (а по большому счету они в полном объеме не преодолены и по сей день) правительство получило возможность продолжить курс на рыночные реформы.

Однако если в торговле относительно долгое время существует определенная либерализация, реформы структуры приватизации государственных предприятий, в том числе и водохозяйственных объектов, оказываются приторможенными. Известно, что в течение начального периода пребывания у власти президента Бутефлики государство инвестировало примерно 30 млрд долларов в развитие инфраструктуры и людских ресурсов. После переизбрания (апрель 2004) президент предложил вторую программу — так называемое повторное стимулирование экономики на период с 2005 по 2009 гг., которая, неоднократно корректируясь, оценивается уже вчетверо дороже первоначальной — в 200 млрд долларов.

Тем не менее водная составляющая занимает в программе важное место. Правительство при содействии инженерно-технических кадров ФРГ приступило к реализации многочисленных крупных проектов, в том числе к сооружению электростанции, водоподъемных плотин и установок для опреснения морской воды. А также к обновлению водопроводной системы.

Марокко, как и Тунис, связывает решение водохозяйственной проблемы с развитием экспортного сектора национальной экономики. Дело в том, что сфера, где можно развернуть взаимовыгодные отношения, — сельское хозяйство. В любой стране и в любые времена земледелец и животновод испытывают постоянный экзамен на прочность и зависят от природно-климатических факторов, главные из которых — число солнечных дней в году, репродуктивные свойства почв и водообеспеченность. В этой связке самым слабым звеном является последний фактор. Водные ресурсы в Марокко не просто ограничены — во многих регионах страны они стремительно сокращаются либо из-за чрезмерного, либо из-за недостаточного использования. По этой причине страдает плодородие орошаемых земель. Нередки периоды климатических перепадов, изнурительные засухи, ведущие к неурожаям. Жизнь впроголодь в государстве с 32 млн жителей и среднегодовым приростом 1,4% — широко распространенное явление. Как отмечают немецкие эксперты, более 14% населения имеет менее двух долларов в день, в сельских районах этот процент возрастает по мере удаления от крупных городов.

В сельских районах Марокко живут около шести миллионов человек, что составляет почти 20% общей численности населения. Подавляющая их часть не имеет доступа к чистой питьевой воде. В городах Марокко другая сторона этой же проблемы — утилизация бытовых и промышленных сточных вод. Если общественные канализационные системы и есть, то они, как говорят немецкие эксперты, неадекватны системе водопровода, поскольку зачастую находятся в запущенном состоянии. Число очистных установок недопустимо низко, что увеличивает риск для здоровья. Сельское хозяйство потребляет около 90% имеющихся водных ресурсов. Поскольку дожди в этой климатической зоне нерегулярны, поля в большинстве регионов орошаются искусственно.

Подобная ситуация заставляет относиться к защите водных ресурсов как к жизненно неотложной проблеме. Она является важной частью марокканско-германского сотрудничества. ФРГ и Марокко поддерживают долгосрочные и обширные связи в этой сфере. Уже в конце 1970-х годов проекты, касающиеся качественной питьевой воды, составляли значительную часть в программах финансового сотрудничества. Это принесло определенные плоды: уже в 90-е годы сеть водоснабжения, особенно в малых городах и в сельской местности, значительно расширилась. Начиная с 1999 г. на рынке водоснабжения появились новые игроки — частные поставщики. Следствием этого стали определенные достижения в системе снабжения качественной питьевой водой. В течение последних двенадцати лет происходило усиление просветительской работы среди населения: людям необходимо привить понимание важности гигиенических условий жизни. Речь не только о защите водных ресурсов и бережном их использовании, но и о снижении уровня детской и материнской смертности.

Постепенно положение в области охраны здоровья населения стало меняться. Основное внимание в программах уделяется женщинам, поскольку именно они, согласно местным традициям, отвечают за резервы и использование воды в семье.

В программу контактов ФРГ и Марокко неизменно включаются вопросы совершенствования водопользования. В частности, при разработке политики переговоров представителей правительств Германии и Марокко 14-15 июля 2008 г. в Бонне учитывались актуальные проблемы использования водных ресурсов. Они были тесно увязаны с вопросами о климатических изменениях и об охране окружающей среды. На ближайшие два года Федеральное министерство по развитию выделило Марокко на решение этих задач 98,5 млн евро.

Было определено, что основными направлениями развития немецко-марокканского сотрудничества станут вопросы по обеспечению беднейших слоев населения чистой питьевой водой, по снижению угрозы для водных ресурсов (в первую очередь из-за нерационального использования их для нужд орошаемого земледелия), по внедрению научно обоснованных санитарных норм.

«В Египте обеспечение питьевой водой, а также водой для технических нужд не находится под угрозой — даже при условии достаточно быстрого прироста населения», — считает Пауль Вебер, эксперт в области сельского хозяйства, сотрудник каирского бюро GTZ. При этом, уточняет он, водных ресурсов все же недостаточно, чтобы при помощи искусственного орошения производить такое количество сельскохозяйственной продукции, чтобы его хватило на полное обеспечение продуктами питания всех жителей, включая самих земледельцев. Однако не решена проблема их эффективного использования. В связи с этим большая программа действий предпринята несколькими ведомствами ФРГ и Египта при содействии международных организаций. Немецкая составляющая организаторов и разработчиков представлена специалистами ряда ведомств: среди них, например, Федеральное агентство по внешнеэкономическим связям Bundesagentur fuer Au?enwirtschaft (bfai), Немецко-арабская палата промышленности и торговли Deutsch-Arabische Industrie und Handelskammer, уже упомянутое GTZ.

В рамках программы, предпринятой египетскими структурами в содружестве с немецкими специалистами, есть, как уже отмечалось, немало перспективных направлений. Одно из них — замена открытых ирригационных каналов — из-за чего в жаркие месяцы происходит высокое испарение и безвозвратно теряется до трети всей влаги — трубопроводами. Они будут протянуты в регионе, к которому примыкает западная часть дельты Нила. Принципиально новая оросительная система, при которой будут сведены к минимуму потери воды, оценена в 420 млн долларов. Первая фаза проекта предусматривает сооружение водопроводов и насосных станций и охватит площадь примерно в 38 тыс. га. Следующей фазой предусмотрено обводнение того же типа на дополнительной площади 80 тыс. га. Таким образом, речь идет об огромной площади обводнения, расположенной в 60 км к северу от Каира.

Специалисты bfai, комментируя идею проекта, отмечают, что наряду со строительством магистральных линий и насосных станций он охватывает подвод к отдельным фермерским хозяйствам, специальный водоизмерительный инструментарий, с помощью которого можно было бы контролировать процесс использования воды, соблюдение водных тарифов. При этом указывается, что наряду с финансированием данного проекта Международным банком реконструкции и развития, 15% его стоимости возьмут на себя частные инвесторы.

Одновременно решается и другая проблема, также связанная с водопользованием, но являющаяся естественным продолжением процесса использования воды Нила. Упоминавшийся прирост населения Египта и возрастающая урбанизация страны ведут к растущему запросу на технологии, связанные с утилизацией канализационных отходов. В этом вопросе Германией накоплен многолетний опыт, который будет использован в Египте.

По сообщению журнала GAT (март-апрель 2009), делегация египетской холдинговой компании по водоснабжению и очистке сточных вод (HCWW) в скором времени посетит Берлин. Цель поездки — определить возможности внедрения новейших немецких технологий. «Наша компания несет ответственность за очистку, дистилляцию, доставку и распределение питьевой воды, а также за сбор, обработку и безопасное удаление сточных вод, — рассказывает Ахмед Моавад, шеф технического сектора HCWW. — Мы имеем 23 дочерних отделения, где работают около 100 тыс. человек».

Практически речь идет о контроле над значительной частью водных стоков Нила, который на 83% удовлетворяет потребности Египта в пресной воде. Остальные 17% поступают из подземных вод. При этом широко распространено заблуждение, особенно в Египте, что подземные воды ниже по качеству. Это сомнительно, поскольку Германия получает примерно от 60 до 70% своих ресурсов пресной воды из колодцев. Другое дело, что существуют определенные проблемы, связанные с подземными водами, в которых присутствуют железо и марганец, а также превышение объема растворенных твердых веществ (TDS) или опасность бактериологического загрязнения. Причем для решения последнего обстоятельства существует наиболее простой хорошо известный метод хлорирования или дезинфекции. А вот удаление железа, марганца и TDS требует особого обращения, и именно для этого нужны немецкие технологии.

Многое зависит и от глубины скважин, уточняет А. Моавад. Даже неспециалисту понятно, что качество воды, добываемой с пятидесятиметровой или десятиметровой глубины, различно. К тому же последний вариант, который может привести к неблагоприятным последствиям для здоровья, вообще не рассматривается в качестве подземных вод.

Ежесуточная потребность Египта — около 25 млн кубометров. Причем горожанин расходует около четверти кубометра в сутки, а сельчанин — 150 литров. Понятно, что важно отладить систему водоподачи с подключением всех водоочистных сооружений в центральный блок и грамотном распределением этого стока. Понимая это, специалисты HCWW с помощью немецких коллег в 2008 г. разработали генеральный план, который предусматривает поэтапное совершенствование регулирования водного потока до 2037 г. К тому времени Египту понадобится уже около 32 млн кубометров в сутки. Основная задача, стоящая перед страной в настоящее время, — сокращение потерь воды. Водопотери составляют около 30% общего объема производства и происходят по двум причинам — в связи с утечкой в рамках существующих сетей или несанкционированного использования водных ресурсов.

Пилотный проект по обнаружению утечек в системе в настоящее время применяется в местности Шаркия, где достигнуто сокращение утечки с 45 до 15%. «До Японии, где подобные потери составляют не более 4%, далеко, но мы будем стремиться к этому», — комментирует ситуацию шеф технического сектора HCWW. Долгосрочные планы предусматривают расширение этих систем по всей сети. При этом очень важной задачей является соответствие между стоимостью качественной воды и возможностями оплаты ее населением. Это особенно важно, когда речь идет о продукции заводов по опреснению воды, большинство из которых находится на северном и восточном побережьях. Пять опреснительных заводов были пущены в прошлом году, каждый производительностью 500 кубометров в сутки в районах Матру Марса и Сиди Баррани. Монтируются две дополнительные установки по 5000 м3 в местностях Ариш и Рафах. В Шарм-аш-Шейхе, как и намечалось планом, ряд установок уже действует, причем некоторые из них производят 12000 кубометров в сутки. Стоимость 1 кубометра опресненной воды составляет до 10 египетских фунтов, что намного дороже по сравнению с ценой так называемой регулярной питьевой воды.

Особенность водопользования в Египте состоит в том, что вода доставляется каждому зданию в целом, соответственно, все здание — будь это предприятие или жилой дом — оплачивает счет, хотя понятно, что потребители по-разному используют водный ресурс.

«Совершенствовать водопотребление мы также надеемся с помощью немецких технологий», — говорит А. Моавад. Но к ним надо быть готовым. С этой целью в HCWW создан отдел, который отвечает за подготовку кадров и создание потенциала. Мы открыли несколько учебных центров по всей стране, чтобы все сотрудники достигли необходимого уровня подготовки. Немецкие партнеры в лице фирмы GTZ помогают в разработке программ по созданию потенциала во вспомогательных компаниях. Недавно были созданы первые технические школы в области водоснабжения и санитарии.

«До 2015 г. спрос в данной сфере будет расти примерно на 10% в год, — говорит ведущий специалист bfai Катрин Роде. — При этом мы не исключаем и большие колебания в спросе. Пока известно, что существует он в довольно большом объеме, прежде всего в сельской местности. Канализационные системы утилизации отходов есть только в 11% деревень. Гораздо лучше здесь положение со снабжением питьевой водой, которую получают 95% жителей.

Подходы к решению водохозяйственных проблем в странах Северной Африки, которое осуществляется при немецком партнерстве, базируются на ряде фундаментальных основ, приверженность к которым — неизменная линия Федерального правительства. Прежде всего, оно декларирует свободный доступ к безопасным для жизни и здоровья водным ресурсам и основным услугам по очистке воды. Этот доступ охватывает все аспекты: питание, образование, равенство полов, экономический рост. Несмотря на эти, казалось бы, очевидные постулаты, сегодня, по примерным оценкам, более 60% жителей Северной Африки испытывают сложности в доступе к безопасной питьевой воде. Как результат этого положения следует рассматривать распространение болезней, ограничение способностей детей в учебе, тяжелое положение женщин.

Вопросы состояния водных ресурсов не раз становятся предметом рассмотрения в немецком парламенте. «Речь идет об общей ответственности за это бесценное природное достояние», — подчеркивает Николь Маиш, депутат от «зеленых». Проблема в том, что годная для питья вода распределена на планете крайне неравномерно. Известно, что 900 млн человек не имеют доступа к чистой питьевой воде. Фракция бундестага Союз 90/Зеленые решительно выступает за политику, которая гарантирует водоснабжение как одно из неотъемлемых прав человека, где бы он ни жил. Точку зрения Н. Маиш разделяют сотни депутатов немецкого парламента.

Следовательно, безопасность воды становится одной из основных целей развития тысячелетия. Доступ к чистой питьевой воде решает целый комплекс проблем, в числе которых снижение бедности и устранение голода; освобождение женщин и детей от обязанностей по доставке воды в дом; снижение материнской и детской смертности; сокращение распространения СПИДа, малярии и других болезней (80% их появления — проблемы с водой); гарантия экологического равновесия.

В то же время практика показывает, что существующие на севере Африки кризисные моменты, связанные с нехваткой воды или ее низким качеством, вызваны не фактической физической нехваткой водных ресурсов, а несовершенной системой управления ими, несуществующими или неработающими законами, нерациональным использованием.

49.54MB | MySQL:112 | 0,912sec