Насколько реален коллапс Пакистана как государства и возникновение «Талибанистана» в ближайшие полгода?

За последние дни в иностранных СМИ, прежде всего, в связи с возросшей интенсивностью террористической активности в Пакистане, появились мрачные прогнозы того, что Пакистан в ближайшие полгода ожидает коллапс как государства и возникновение «государства – изгоя» с ядерным оружием в руках «Аль-Каиды» — т.н. «Талибанистана». Причем приводятся мнения авторитетных американских политиков и экспертов, которые однозначно отводят существованию государства Исламская Республика Пакистан не более 12 месяцев. При этом в западных странах, и, прежде всего, в США, налицо алармистские настроения, перемежающиеся острой критикой в адрес предыдущей американской администрации президента Дж. Буша-младшего за его «неверный» выбор приоритетов во внешнеполитической линии США в регионе Большого Ближнего Востока, и призыв к нынешней администрации президента Барака Обамы уделить в первую очередь Пакистану ( а не Афганистану!) самое пристальное внимание, чтобы не возникло «Талибанистана». В этой связи автор считает, что представляется интересным и важным проанализировать утверждения иностранных политиков и экспертов и попытаться понять, насколько реален коллапс Пакистана и возникновение «Талибанистана» с ядерным оружием и радикальными исламистскими и террористическими лидерами во главе.

«Нам приходится сталкиваться с фактом того, что в случае коллапса Пакистана, он превзойдет все, что мы уже до сих пор видели в том, чтобы мы ни называли войной с террором сегодня», заявил Дэвид Килкаллен, бывший офицер австралийской армии, который был специальным советником администрации Дж. Буша и в настоящее время является консультантом Белого дома президента Б. Обамы. «Вы не можете сказать, что не будете беспокоиться по поводу того, что «Аль-Каида» возьмет контроль над Пакистаном и его ядерным оружием», — говорит он. Следует добавить к этому и то, что после того, как американские законодатели предупредили, что «Пакистан находится на грани того, чтобы стать «провальным» (failing) государством или «несостоявшимся» (failed) государством», говорится в докладе специальной группы Атлантического совета США, возглавляемой Чаком Хейгелем, бывшим сенатором от штата Небраска и сенатором Джоном Керри из штата Массачусетс. «Мы не можем достаточно подчеркнуть размах опасностей, или необходимость в более широких действиях в настоящее время. Пакистан сталкивается с ужасными экономическими угрозами и угрозами в области безопасности, которые угрожают как существованию Пакистана как демократического и стабильного государства, так и данному региону в целом».

Д. Килкаллен также отмечает, что «Мы в настоящее время подходим к той точке, где, в течение от одного месяца до шести месяцев, мы можем увидеть коллапс пакистанского государства». «В Пакистане 173 миллиона человек населения, 100 ядерных боеприпасов, армия по размеру больше, чем американская армия и штаб-квартира «Аль-Каиды» как раз находится там, на двух третях страны, которые пакистанское правительство не контролирует», — заявил он недавно в интервью газете «Вашингтон Пост». «Пакистанские военные, полиция и разведслужба не выполняют распоряжений гражданского правительства; они, в сущности, являются государством-изгоем в государстве [Пакистане]. Коллапс Пакистана, «Аль-Каида», получающая в свои руки ядерное оружие, захват власти экстремистами – [все эти возможности] будут превосходить все [мыслимое]…».

Отметим, что все эти предупреждения со стороны американских политиков и экспертов делались и делаются на фоне усиления операций террористов далеко за пределами своих убежищ на северо-западе страны (FATA, СЗПП), вплотную подбираясь к столице страны – Исламабаду. Так что же, действительно ли Пакистану остается существовать как независимому демократическому государству «от одного до шести месяцев»? На наш взгляд, все эти предупреждения выглядят своевременными, но несколько преувеличенными. На самом деле, несмотря на недоверие со стороны пакистанской армии слабому гражданскому правительству президента Зардари и премьер-министра Юсуфа Разы Гилани, несмотря на тот факт, что младший офицерский корпус ( и некоторые старшие офицеры тоже) пакистанской армии если не симпатизируют «Талибану», то видят в нем своих единоверцев-мусульман и гораздо более «зациклены» на Индии, несмотря на то, что пакистанская разведка ISI (Межведомственная разведка) продолжает поддерживать контакты с афганским и пакистанским движением «Талибан», несмотря на сохраняющиеся внутриполитические противоречия между правительством, возглавляемым ПНП и президентом Зардари и лидером оппозиции Навазом Шарифом, а также несмотря на другие внутренние факторы, способствующие «талибанизации» Пакистана, положение в стране не выглядит таким уж безнадежно плохим. Нам думается, что все же пакистанская армия – главная военная сила страны не пойдет за «Талибаном» и «Аль-Каидой», а в случае резкой дестабилизации внутренней обстановки в Пакистане, весьма вероятно, возьмет власть в свои руки и не допустит создания «Талибанистана» с ядерным оружием в руках террористов и исламорадикалов. Кстати, что касается пакистанского ядерного арсенала, то, совсем недавно, пакистанские власти официально уведомили МАГАТЭ на беспрецедентной встрече пакистанских экспертов и официальных лиц с чиновниками этой международной организации, призванной осуществлять контроль за ядерным оружием в мире со стороны ООН, о том, что они гарантируют надежность охраны пакистанских ядерных активов. Вторым моментом, на наш взгляд, является то, что все эти предупреждения имеют двоякую цель: внешнюю – оправдать прямое вмешательство со стороны Вашингтона во внутренние дела Пакистана и продолжение ракетных ударов американскими беспилотниками («дронами») по пакистанской территории в Зоне племен и даже глубже к центру страны, и внутреннюю – оправдать стремление нынешних пакистанских властей заполучить как можно большую финансовую помощь со стороны США и других стран- доноров. Между прочим, как недавно заявил пакистанский посол в Вашингтоне Хусейн Хаккани, его страна нуждается в программе помощи по типу «Плана Маршалла» стоимостью в 30 миллиардов долларов США, для того, чтобы «нанести решающее поражение «Аль-Каиде», ликвидировать антиамериканские настроения в Пакистане и обезопасить его от террористов».

Однако, было бы наивным не замечать этих предупреждений или относится к ним, как только к таким, которые имеют указанные выше цели. Положение в Пакистане действительно серьезное, налицо рост террористической активности и внутренней нестабильности, растет количество жертв среди гражданского населения в результате увеличения числа терактов со стороны экстремистов «Талибана» и «Аль-Каиды». Как считают индийские аналитики, в частности, из индийского Института по урегулированию конфликтов (Institute for Conflict Management), во внутренних конфликтах и беспорядках в Пакистане в прошлом (2008) году погибло 6 715 человек, и что «более, чем половина пакистанской территории «прошла вне рамок гражданского правления и в настоящее время, по существу, управляется посредством военной силы». Что касается усиления интенсивности терактов в стране, то, по мнению, Международной кризисной группы (International Crisis Group) в Брюсселе «радикальные суннитские группировки в сердце страны – провинции Пенджаб соединяются с мятежниками и боевиками из пакистанского «Тэхрике-Талибан» из населенных этническими пуштунами районов племен (FATA) и совместно они дестабилизируют всю страну». Кроме того, осмелев от неудач гражданского правительства страны, исламистские террористы , как уже было отмечено выше, усиливают свои атаки. Они используют для этих целей смертников-бомбистов (шахидов), минируют автомобили, используют новейшие взрывчатые устройства, целенаправленные убийства и рейды в стиле «коммандос», чтобы вклиниться в районы страны, которые, как уже отмечалось выше, находятся далеко от их традиционных убежищ в Зоне племен. «Эскадроны смертников» безжалостно нацеливаются на конвои и блок- посты пакистанской армии, подвергают нападению местные полицейские участки в глубинке, сжигают школы, убивают официальных представителей местных органов власти и взрывают отели, рестораны и шиитские мечети. Например, в Свате (СЗПП), где недавно провинциальное и федеральное правительства страны приняло в феврале с.г. предложение исламистов о «перемирии» и «прекращении огня» в обмен на обещание ввести законы шариата в районе Малаканд, за последние два года, более чем 1500 человек было убито и, по крайне мере, 100 000 человек были вынуждены покинуть свои дома. Критики этой сделки жалуются на то, как отмечают западные журналисты, что она отчетливо санкционирует захват «Талибаном» этого района и предлагает исламистам и их союзникам из «Аль-Каиды» убежище практически «на пороге столицы страны – Исламабада». На прошлой неделе, консервативный мусульманский клерикал, которые вел переговоры о прекращении огня в Свате, буквально убежал из «мирного лагеря» в бывшем туристическом районе, который известен как «Пакистанская Швейцария». Он обвинил власти в Исламабаде в отходе от мирной сделки и в том, что оно «сует свой нос в выполнение своей работы санкционированными государством шариатскими судами». Как полагает еще один аналитик, Рохан Гунаратна, эксперт по терроризму из Школы международных исследований им. С. Раджаратнама ( S.Rajaratnam School of International Studies) в Сингапуре, «Пакистанские западные районы, населенные [пуштунскими] племенами, которые являются естественным буфером обороны, подверглись эрозии». Только лишь в 2007 году Пакистан пережил, по крайней мере, 45 нападений смертников-бомбистов, что почти в два раза больше, чем в период между 2002 и 2006 гг., и смерть большого количества политических лидеров, включая Беназир Бхутто. После Ирака и Афганистана, Пакистан уже пережил больше смертей от терроризма смертников, чем любая другая страна. Как полагают сами пакистанские аналитики из Пакистанского иститута исследований проблем мира в Исламабаде (Pakistan’s Institute for Peace Studies), 679 человек погибло, и 915 было ранено в феврале 2009 г., как прямой результат террористических атак и столкновений между силами безопасности и мятежниками – экстремистами.

В силу того, что страна, как отмечают западные аналитики, глубоко разделена между сильными военными и слабым гражданским правительством, вместе с различными этническими водоразделами и между суннитами и шиитами, а также исламистами и секуляристами, существует растущая угроза того, что рост обстановки отсутствия безопасности продолжит распространяться из районов, населенных пуштунскими племенами, в самый центр страны.

Кроме того, как уже было отмечено выше, из-за растущего числа ракетных ударов с американских «дронов» против террористов на пакистанской территории, между США и Пакистаном остается серьезная напряженность во взаимоотношениях. Как утверждает Вашингтон, в результате этих ударов было убито 13 из 20 высших руководителей «Аль-Каиды» и «Талибана», но пакистанские власти говорят о том, что эти удары «нарушают суверенитет Пакистана».

Как видим, факты говорят сами за себя. Угроза исламистского терроризма в Пакистане нарастает с каждым днем, если не с часом, но как представляется, все же нет места для панических, алармистских настроений некоторых западных экспертов а и аналитиков в отношении того, что завтра на месте Пакистана будет «Талибанистан» с ядерным оружием. Нам думается, что речь должна идти не об одном-шести месяцах существования Пакистана как государства, а о трех-семи годах, при сохранении нынешних тенденций дальнейшего обострения внутренней обстановки в стране. Все-таки правительство президента Зардари хоть и считается слабым, но оно функционирует, пакистанская армия, несмотря на отдельные перемирия с «Талибаном» продолжает операции против исламистов, а полиция и полувоенные формирования проводят «зачистки» отдельных пакистанских городов. То есть внутренняя ситуация, можно сказать, все же остается более или менее под контролем.

Теперь о том, на что еще обращают внимание иностранные (прежде всего, западные) аналитики и эксперты. Все тот же д-р Дэвид Килкаллен, предупреждая администрацию президента Б. Обамы, против чрезмерной концентрации западных правительств на Афганистане за счет Пакистана, утверждает, что «хвост Кабула вилял до сих пор собакой». Сравнивая вызовы и проблемы, которые стоят перед этими двумя странами, он говорит о том, что Афганистан был кампанией в защиту программы реконструкции. «Это на самом деле не по поводу «Аль-Каиды». Афганистан не волнует меня так сильно, а волнует Пакистан». Но он колеблется в оценке того, какой уровень ресурсов необходим, и о вероятном влиянии нового захода Вашингтона с целью скопировать «резкое увеличение» войск в Афганистане по типу иракского, путем направления дополнительных 21 000 военнослужащих в Афганистан. «Мы можем не справиться с общей ситуацией в Афганистане, — говорит он. Это является проблематичным и трудным, но мы все же знаем, что нужно делать [там]. Что мы не знаем, так это то, что есть ли у нас время или можем ли мы позволить себе ту цену, за которую это должно быть сделано». И с опять –таки сравнивая Афганистан с Пакистаном, он говорит, что «В Афганистане, легко понять, трудно выполнить. Но в Пакистане, очень трудно понять и чрезвычайно трудно для нас создать какой-либо рычаг давления, потому что Пакистан не желает нашей помощи…. В каком –то смысле Пакистана не существует. – нет единого набора мнений. В Пакистане имеются военный и гражданский истеблишмент, который отказывается следовать указаниям его гражданского руководства (это мы уже указывали выше). У них существует традиция использования региональных экстремистских группировок в качестве неконвенциональных противовесов против регионального влияния Индии». И отмечая такое влияние Индии на процесс принятия решений в Пакистане, д-р Килкаллен отмечает далее, что «в отсутствие региональной дипломатической инициативы с цель создания экономических и торговых уверенностей перед тем, как обратиться к проблеме безопасности, на самом деле следствием этого является то, что одна лишь Индия не может дать Пакистану гарантий безопасности, которые так необходимы Исламабаду». И здесь представляется уместным привести мнение Килкаллена о специальном посланнике президента Б. Обамы по Афганистану и Пакистану Р. Холбруке. (Он был уполномочен новой американской администрацией заключить региональную договоренность между Россией, Китаем и Ираном): «Это именно то, в чем он хорош и это могло бы работать». Но: «Будет ли это работать? Требуется региональная архитектура для того, чтобы придать пакистанскому истеблишменту в области безопасности чувство безопасности, которое могло бы остановить их от поддержки «Талибана».

Нам представляется, что такие высказывания этого американского аналитика-эксперта гораздо более реально отражают то, что на самом деле необходимо сейчас Пакистану. Хотя, например, для США достичь договоренности между Индией, Россией, Китаем и Ираном по ситуации в Афганистане и особенно в Пакистане, очень непросто, при наличии разных внешнеполитических целей этих стран в Южной и Юго-Западной Азии. Но вот говорить о том, что Пакистану осталось жизни от одного до шест месяцев, а потом полный хаос и талибы с ядерным оружием в руках – это, мягко говоря, на наш взгляд преувеличение. Сам ход событий в Пакистане уже показал, показывает и покажет в будущем, что ждет эту страну в ближайшем будущем – новая военная диктатура или укрепление гражданского демократического правительства и усиление борьбы с экстремистами и терроризмом. От этого зависит будущее не только самого Пакистана, но и стран Центральной Азии и дальнейшая политика тех же Индии, России, Ирана и Китая в регионе Южная Азия.

49.47MB | MySQL:112 | 0,655sec