Иран: март 2009 г. Военно-политическая ситуация

ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА

В марте была объявлена официальная дата начала президентской избирательной кампании в Иране. Она стартует 22 мая и продлится двадцать дней.

Регистрация кандидатов в президенты будет проходить четыре дня — с 5 по 8 мая. Затем Наблюдательный совет (НС) будет рассматривать кандидатуры и постановит, кого из претендентов на первый государственный пост следует допустить к участию в выборах. После одобрения кандидатов Наблюдательным советом список кандидатов будет официально утвержден Верховным духовным лидером. Имена зарегистрированных, одобренных НС и утвержденных лидером страны кандидатов в президенты Ирана будут опубликованы 20 мая.

Согласно закону, принятому в ноябре 2008 г., кандидат в президенты должен быть иранским гражданином, мусульманином-шиитом, в возрасте не младше 40 и не старше 75 лет, с образованием, эквивалентным второй академической степени (магистр). Хотя в законе не указано, что кандидатом должен быть мужчина, опыт прошлых лет показывает, что женщин не допускают к выборам в качестве претендентов на пост главы государства. На выборах в 2005 г. 89 женщин выдвигали свои кандидатуры, но все они были отвергнуты.

Выборы президента Ирана запланированы на 12 июня. В ходе выборов регистрация кандидатов, подсчет голосов на территории страны будут осуществляться посредством компьютера. По последним официальным статистическим данным (до 2005 г.), численность населения Ирана составляет около 70,4 млн человек. Правом голоса для участия в предстоящих президентских выборах обладают 46 млн 200 тыс. граждан.

Одновременно с президентскими выборами в шести регионах состоятся вторые туры парламентских выборов: в двух провинциях — выборы в меджлис (парламент ИРИ) и в двух городах — муниципальные выборы.

Справка. Наблюдательный совет (или Совет хранителей Конституции – «Шоурайе негяхбане кануне асаси») — важнейший орган в государственной структуре Ирана. Главная задача НС — толкование Конституции ИРИ и определение соответствия всех решений парламента законам шариата, учению пророка Мохаммада и Конституции ИРИ. Кроме того, на НС возложены задачи по наблюдению и контролю за выборами президента, парламента, Совета старейшин, за проведением общенациональных референдумов, а также за подлинностью их итогов. По закону кандидаты на выборные государственные должности должны получить «добро» от НС. Наблюдательный совет изучает послужной список кандидатов, устанавливает, соответствует ли их поведение требованиям Конституции и ислама. Причем если в Конституции все положения четко определены, то толкование норм ислама зависит от взглядов членов НС.

По состоянию на март реальными претендентами в кандидаты на пост президента ИРИ являются нынешний президент Махмуд Ахмадинежад (правда, он еще не дал официального согласия баллотироваться), мэр Тегерана Мохаммад Бакр Калибаф, бывший глава правительства премьер-министр Мир Хосейн Мусави и бывший спикер парламента Мехди Кярруби. Первые двое относятся (конечно, условно) к лагерю фундаменталистов-консерваторов, вторые — к реформаторам.

В марте бывшие президенты ИРИ Акбар Хашеми Рафсанджани и Мохаммад Хатами объявили, что не будут выставлять свои кандидатуры в качестве кандидатов на пост президента. Однако, вне всякого сомнения, они остаются на политической сцене и вместе с духовным лидером аятоллой Хаменеи будут играть определяющую роль в проведении и исходе выборной президентской кампании.

По мнению некоторых аналитиков, решение аятоллы Хатами, которого считают наиболее популярным из реформаторов, выйти из борьбы может серьезно ослабить их позиции и сыграть на руку действующему президенту Махмуду Ахмадинежаду. Основным кандидатом от реформаторов теперь становится экс-премьер Мир Хосейн Мусави. Вполне вероятно, что перед самыми выборами один из основных кандидатов-реформаторов (скорее всего Мехди Кярруби) может отозвать свою кандидатуру в пользу другого. В таком случае Мусави останется единственным кандидатом от реформаторов. Как отмечают эксперты, у него есть ряд сильных сторон. В частности, он хорошо зарекомендовал себя во время пребывания на посту главы правительства с 1981 по 1989 г., когда Иран вел тяжелую войну с соседним Ираком. По большому счету, Мусави тогда спас страну от экономического краха.

В лагере фундаменталистов-консерваторов также не все спокойно. Там существуют разногласия между Ахмадинежадом и его последователями, с одной стороны, и Али Лариджани, нынешним спикером иранского парламента, — с другой. Это вносит элемент нервозности и неопределенности в стан фундаменталистов.

Но несмотря на это действующий президент Ахмадинежад, по данным мартовского опроса жителей Тегерана, проведенного Центром исследования общественного мнения при Министерстве исламской ориентации, имеет самый высокий рейтинг среди вероятных кандидатов. Если бы выборы проходили в середине марта, то Махмуду Ахмадинежаду отдали бы голоса 36,8% избирателей. За бывшего премьер-министра Мир Хосейна Мусави проголосовали бы 11,8%, за экс-президента Мохаммада Хатами — 28,4% (опрос проводился еще до его официального самоотвода), за бывшего спикера парламента Мехди Кярруби — 2,3%. Все же в сумме за реформистов проголосовало 42,5%. Это обнадеживает их сторонников и дает основание быть оптимистами.

Иранские аналитики также не считают, что Ахмадинежад имеет абсолютное превосходство над своими конкурентами.

Главный лозунг реформистов — «изменения». Они должны коснуться всех сфер управления, как во внутренней, так и во внешней политике, которая, по мнению реформаторов, непосредственно влияет и на внутреннюю политику страны, и на ее экономическое положение. Вообще, если произойдут изменения в управлении страной, это будут всесторонние изменения.

Многие иранцы считают, что политический курс Ахмадинежада привел к санкциям, к изоляции Ирана в мире и экономическому кризису внутри страны. По данным журнала «Экономическая статистика», изданного Центральным банком Ирана в августе 2008 г., более 14 млн человек в Иране живут за чертой бедности. Показатель с 2005 до 2006 г. увеличился на 1% — с 18 до 19 процентов. В связи с ежегодным ростом инфляции количество людей, живущих за порогом бедности, увеличивается примерно на 1% в год.

Иранский политолог Ахмед Зейдабади полагает, что около 70% населения Ирана недовольны и экономической, и международной политикой, проводимой Ахмадинежадом, что значительно снижает вероятность его победы на выборах.

В свою очередь, фундаменталисты-консерваторы уповают на несколько моментов (кроме всего прочего). Во-первых, на активный, наступательный популизм Махмуда Ахмадинежада, который, несмотря на его явную пропагандистскую и реально неэффективную сущность, привлекает к себе миллионы малообразованных и обездоленных иранцев. Во-вторых, конфронтационная внешняя политика Ахмадинежада (ядерная проблема, поддержка экстремистских исламистских группировок, антиамериканизм, антиизраильтизм) поставила Иран, несмотря на относительную изоляцию, в центр мировой политики в качестве главной силы, борющейся с американским империализмом и сионизмом — двумя глобальными шайтанами. Это, несомненно, привлекает к себе ярых исламистских националистов и ортодоксальных хомейнистов. В-третьих, многие избиратели уверены, что Ахмадинежаду надо дать еще один президентский срок для осуществления его планов, ведь и Рафсанджани, и Хатами были президентами по восемь лет. В-четвертых, безусловно, административный ресурс, который так помог Ахмадинежаду четыре года назад, когда он пользовался им как бы опосредованно по указанию духовного лидера аятоллы Хаменеи. Теперь же этот ресурс напрямую находится в руках президента. И, в-пятых, надежда на поддержку именно Хаменеи, который уже неоднократно намекал на это.

Однако, анализируя нынешнее состояние политической борьбы за кресло президента ИРИ, трудно сказать, за кем будет победа. Ведь выборы в ИРИ традиционно крайне непредсказуемы.

Но даже приход к президентской власти реформаторов вряд ли приведет к коренному пересмотру всей политики ИРИ, ведь речь идет не о смене политической системы Исламской республики, а лишь об изменении внутри нее тактических приемов при сохранении стратегического направления. Вспомним, что кандидат от реформаторов Мир Хосейн Мусави возглавлял иранское правительство в 1981-1989 гг. и был известен антизападными взглядами, в частности, решительно выступал против сближения с Соединенными Штатами. Будучи премьер-министром, Мусави получал полную поддержку от аятоллы Хомейни — тогдашнего духовного лидера Ирана, который до сих пор является непререкаемым авторитетом и оказывает определяющее влияние на политику Ирана. Это, безусловно, вызывает доверие к его личности не только со стороны союзников, но и со стороны политических противников — сторонников фундаменталистов-консерваторов, которые провозглашают непоколебимую приверженность идеологии и политике, которую проводил покойный аятолла Хомейни. В силу этого кандидат Мусави может стать наиболее подходящим, «проходным» и успешным кандидатом из лагеря реформаторов.

Справка. В 1989 г. были внесены изменения в Конституцию ИРИ. В частности, была упразднена должность премьер-министра. Его функции перешли к президенту, что усилило его политическое и экономическое влияние.

В марте прошли выборы главы влиятельного Совета старейшин ИРИ. Им вновь стал Али Акбар Хашеми Рафсанджани, бывший президент, ныне — один из лидеров консерваторов- прагматиков и политический противник нынешнего президента Ахмадинежада. Аятолла Рафсанджани получил 51 голос из 79 голосов присутствующих членов совета. За его соперника, бывшего главу Высшего исламского суда аятоллу Мохаммада Язди проголосовали 26 членов совета.

Впервые Али Акбар Хашеми Рафсанджани был избран главой Совета старейшин два года назад после смерти прежнего руководителя этого органа — аятоллы Али Мешкини. Аятолла Рафсанджани одновременно является и главой не менее авторитетного Наблюдательного совета.

Справка. Совет старейшин (или Совет экспертов – «Шоурайе хобреган») — специальный орган, созданный для определения и назначения Высшего руководителя (духовного лидера) Исламской Республики Иран. Кроме того, Совет старейшин надзирает за деятельностью руководителя ИРИ. Это единственный орган, имеющий полномочия смещать духовного лидера в случае его недееспособности или несоответствия его требованиям ст. 109 Конституции Ирана.

Поименный и количественный состав Совета старейшин определился Наблюдательным советом и был утвержден аятоллой Хомейни в декабре 1982 г. Сейчас в состав Совета старейшин входят 86 муджтахидов (авторитетных клерикалов), избираемых населением на восьмилетний срок. Конституция Ирана не определяет четких требований к членам совета, оставляя это право самому совету. Тем не менее Наблюдательный совет имеет право наложить вето на любого кандидата в члены Совета старейшин. Заседания Совета старейшин носят закрытый характер, протоколы заседаний доступны лишь Высшему руководителю.

Высшие руководители Ирана: с февраля 1979 по 3 июня 1989 — великий аятолла Рухолла Мусави Хомейни; с 1989 по настоящее время — аятолла Али Хосейни Хаменеи.

В преддверии выборов ужесточается полицейский режим в стране. Как заявил министр информации (разведки) ИРИ Голлям Хосейн Мохсени Эжеи, возглавляемое им ведомство предотвратит любую попытку, направленную на нарушение стабильности во время выборов.

Вполне вероятно, что именно в рамках этой деятельности власти Ирана блокировали работу нескольких иранских интернет-сайтов, которые обвиняются в получении иностранной финансовой помощи. Кроме того, иранские полицейские арестовали ряд владельцев интернет-сайтов по обвинению в распространении антиисламских взглядов и порнографии. Личности арестованных не раскрываются.

В марте выяснилось, что более месяца назад в ИРИ была арестована американская журналистка Роксана Сабери, работавшая в стране на компании «Би-би-си» и «Эн-пи-ар». Причины ареста не совсем ясны: то ли купленная журналистской бутылка вина, то ли незаконная журналистская деятельность после аннулирования иранскими властями ее аккредитации. Сейчас ведется следствие.

Политические репрессии, осуществляемые в Иране против лиц, защищающих права человека и равенство мужчин и женщин, беспокоят Евросоюз. В специальной декларации ЕС содержится призыв к властям ИРИ освободить арестованных Алию Агдам-Дуст и Ронака Сафарзаде и снять обвинения с Нафисы Асад за участие в мирной кампании в пользу гендерного равенства. Евросоюз призывает также освободить двух специалистов по борьбе со СПИДом — Араша и Камиара Алаи, которые были осуждены на шесть и три года соответственно. Также ЕС призывает иранское правительство срочно вновь открыть закрытый властями Центр по защите прав человека и снять обвинения с десяти журналистов и блоггеров.

Три гражданина Ирана, которых суд признал виновными в подрыве мечети, приговорены к смертной казни. Напомним, 12 апреля 2008 г. в результате совершенного в религиозно-культурном центре в Ширазе взрыва погибли 14 человек, 200 получили ранения различной степени тяжести. Спецслужбы Ирана арестовали тогда 15 граждан страны, которые, по версии следствия, причастны к взрыву. Тегеран утверждает, что в своей преступной деятельности террористы контактировали с Великобританией и США.

В марте пришло сообщение, что в Исфагане было разрушено до основания суфийское святилище, принадлежавшее сорока дервишам (аскетам-суфиям) ордена Гонабади, который имеет наибольшее влияние в Иране. Разрушение святилища в Исфагане — уже третий случай уничтожения суфийских святынь за последние годы. Три года назад был разрушен храм в городе Кум (священном городе шиитов), при этом были задержаны 1200 суфиев.

В этой связи кандидат в президенты Ирана Мехди Кярруби жестко осудил разрушение суфийской святыни в Исфахане. Свое негодование Кярруби высказал в письме министру информации (разведки) Голляму Хосейну Мохсени Эжеи. Подчеркнув противоправность подобных действий, г-н Кярруби выразил сожаление, что различные мусульманские течения подвергаются притеснениям. Некоторые же, напротив, «по узости мышления» провоцируют религиозные конфликты.

Но убийство заместителя прокурора города Исфахан, которое произошло 16 марта, пожалуй, нельзя связать с межконфессиональными проблемами. Это месть за профессиональную деятельность юриста.

В марте отмечено не только усиление борьбы с инакомыслящими и террористами разных направлений, но и с наркобизнесом. За последние 11 месяцев в Иране была изъята 551 тонна наркотических веществ. Это на 25% больше, чем в прошлом году (по иранскому календарю). Из них 80% было изъято в восточных провинциях Ирана. В этой связи власти ИРИ планирует укрепление восточных границ с Афганистаном и Пакистаном, откуда идут основные контрабандные потоки наркотиков.

В марте пришло скорбное известие. На 94-м году жизни скончалась вдова основоположника Иранской Республики Иран и руководителя исламской революции имама Рухоллы Мусави Хомейни — Хадижа Сагафи. Ее называли «матерью исламской революции». У супругов Хомейни, проживших в браке без малого 60 лет, было пятеро детей: два сына — Ахмад и Мустафа и три дочери — Фариде, Захра и Садиге. Аятолла Хомейни, возглавивший иранскую исламскую революцию 1979 г., скончался 3 июня 1989 г. в возрасте 87 лет.

В Иране, особенно в городах, несмотря на запреты, все большее распространение получает спутниковое телевидение. Иранцы хотят смотреть иностранные программы. Для того чтобы отвлечь телезрителей от пагубного влияния иностранной пропаганды и разложения, государственное телевидение Ирана намерено взять инициативу в свои руки и показывать по национальным каналам некоторые наиболее известные в мире иностранные фильмы, в том числе голливудские. Так, во время 17-дневных каникул, приуроченных к празднику Ноуруз, было показано около 90 художественных фильмов, большинство из которых иностранного производства. В их числе были и новые, такие как «Темный рыцарь» и «Миллионер из трущоб».

Напомним, что фильм «Миллионер из трущоб» на прошедшей недавно церемонии вручения наград американской киноакадемии получил восемь премий «Оскар». Картина «Темный рыцарь» стала самой кассовой лентой 2008 г.

ОСНОВНЫЕ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ СОБЫТИЯ

В Организации Объединенных Наций Иран призвал к отмене права вето. Заместитель посла Ирана в ООН Эшаг Алихабиб заявил, что страны, обладающие правом вето, могут легко блокировать решения, которые уже получили поддержку большого количества членов ООН. «Это несправедливое преимущество, которое дано особенным членам ООН для того, чтобы они защищали свои интересы в ООН, — сказал Алихабиб. — Поэтому такие страны не позволяют исполнительным органам делать свою работу, которая заключается в расследовании дел, касающихся мира и безопасности. Напомним, правом вето в ООН обладают пять постоянных членов Совета Безопасности — Соединенные Штаты, Великобритания, Франция, Россия и Китай. Если какая-либо из этих пяти стран голосует против принятия решения, то оно отклоняется, даже если все остальные члены проголосовали «за».

В марте проблема взаимоотношений Ирана и Соединенных Штатов оставалась в центре внимания политиков, политологов и прессы. Ожидание американо-иранского диалога распространилось и на ООН. Там пока затишье — никто дополнительных санкций против Ирана не предлагает, и в Совете Безопасности на данном этапе новых обсуждений этого вопроса не планируется. Как сказал специальный представитель России при ООН Виталий Чуркин, главную роль в разрешении иранской ядерной проблемы играет МАГАТЭ, и с точки зрения России Совет Безопасности действует лишь в поддержку данной организации. МАГАТЭ должно разобраться с тем, что происходит в Иране, и убедиться в том, что ядерная программа в этой стране не ведет к созданию ядерного оружия. В России надеются, что американо-иранский диалог будет серьезным и ситуация будет урегулирована политическим путем.

Необходимо подчеркнуть, что, по данным многих СМИ, американо-иранский диалог уже начался. Дипломаты двух стран за последнее время провели по меньшей мере две тайные встречи в Ливане. Первая из них состоялась в посольстве США на севере Бейрута, вторая — в посольстве Ирана в южном пригороде ливанской столицы. В ходе консультаций обсуждалась проблема урегулирования двусторонних отношений.

Американо-иранские контакты были отмечены и в Москве 27 марта во время работы международной конференции по Афганистану. Этот форум позволил встретиться Патрику Муну, американскому дипломату, ответственному за Южную и Центральную Азию, и Мехди Ахундзаде, заместителю министра иностранных дел Ирана, а также британскому дипломату, выступавшему в роли посредника.

Чуть позже, 31 марта, в Гааге, также на конференции по Афганистану, специальный посланник президента США Барака Обамы по Афганистану Ричард Холбрук встретился с заместителем министра иностранных дел Ирана Мехди Ахундзаде, который возглавлял иранскую делегацию. Как отмечала пресса, незапланированная встреча продолжалась недолго, атмосфера на ней была дружественной. При этом подчеркивалось, что содержательного обмена мнениями не состоялось, но стороны договорились поддерживать контакты.

Иранская сторона поспешила оповестить весь мир, что Иран не проводил никаких переговоров с представителями США. Но все же и без переговоров американо-иранское «легкое» рандеву в Москве и Гааге прошло на самом высоком до сегодняшнего дня уровне, что уже было сенсацией. Как известно, в последнее время США и Иран, не имеющие официальных контактов с 1979 г., вели или тайные переговоры, или беседы не выше чем на уровне послов, и только в основном по иракской проблематике.

Глубочайшие политико-идеологические антагонистические противоречия между США и ИРИ, в частности, ядерная программа ИРИ, палестино-израильская проблема, вопрос поддержки Тегераном экстремистских движений на Ближнем и Среднем Востоке, Ирак и, конечно, Афганистан, делали невозможными более весомые контакты. Но, как говорится, лед тронулся.

Совершенно ясно, что «разрулить» даже только одну афганскую проблему, которая стала приоритетной в Вашингтоне, без Ирана американцам вряд ли удастся. Это прекрасно понимают в Белом доме, что и стало одной из основных причин выработки «новой иранской политики» президента Барака Обамы.

Действительно, Афганистан — это то звено, потянув за которое администрация Барака Обамы могла бы вытащить из небытия американо-иранские отношения и соответственно США из афганского болота. Недаром, президент США Обама предложил создать новую контактную группу по Афганистану, в которую, наравне с прочими странами, вошел бы Иран. По словам Обамы, в группу должны войти страны НАТО, их партнеры, Центрально-азиатские государства, страны Персидского залива, Иран, Россия, Индия и Китай.

Понимание необходимости содействовать нормализации ситуации в Афганистане присутствует и в Тегеране. Недаром в Гааге Мехди Ахундзаде положительно отозвался о новой стратегии президента США в войне против движения «Талибан» и заявил, что Иран готов помочь «странам, оказывающим содействие Афганистану,.. и готов принять участие в проектах, направленных на борьбу с наркотрафиком, и проектах по развитию и восстановлению Афганистана».

Причем нет сомнений, что Тегеран постарается использовать эту ситуацию на все 100%. По словам г-на Ахундзаде, присутствие иностранных войск не улучшило ситуацию в Афганистане, и отправка в страну подкреплений будет контрпродуктивной. Не секрет, что в отношении Афганистана и Ирака Иран в диалоге с США будет проводить политику на вывод всех иностранных войск с территории этих стран. Осуществление этих планов, безусловно, даст козыри в руки иранцев в большой игре за доминирование в этом стратегическом регионе мира. Хотя в ходе промежуточных, тактических решений иракских и афганских проблем между США и ИРИ вполне возможны договоренности.

Но как бы там ни было, начало в ирано-американском диалоге (даже, если пока на уровне приветствий и рукопожатий официальных лиц) положено. Такие шаги приветствуются и в России, и во всем мире. Они дают надежду, что силового решения по другим спорным проблемам между США и ИРИ можно будет избежать. 1 апреля в Лондоне после двусторонних переговоров в совместном коммюнике президенты РФ и США Дмитрий Медведев и Барак Обама заявили о своей приверженности добиваться всеобъемлющего дипломатического решения иранской проблемы, в том числе посредством прямой дипломатии и переговоров.

Большой резонанс получило видеообращение Барака Обамы к народу Ирана, распространенное 20 марта и приуроченное к празднику начала весны Ноуруз — первому дню иранского календаря. Поздравив всех иранцев с праздником, Обама отметил, что именно в этот день, символизирующий начало нового года, он хочет напрямую обратиться к властям и народу Ирана. «Я хочу открыто обратиться к лидерам Ирана. У нас есть серьезные разногласия, накапливавшиеся годами, — признал Обама. — Однако сейчас моя администрация намерена все существующие проблемы решать дипломатическим путем, налаживать конструктивные отношения между США, Ираном и мировым сообществом… Угрозы этому процессу не помогут, — подчеркнул президент США. — Он может опираться лишь на взаимное уважение и безоговорочное выполнение взятых на себя обязательств».

Соединенные Штаты, по словам Обамы, хотят, чтобы Исламская Республика Иран заняла подобающее место в мировом сообществе, «принадлежащее ей по праву». При этом президент США подчеркнул, что «оружие и террор не помогут достичь этой цели, к ней приведут только мирные инициативы, демонстрирующие истинное величие иранского народа и его цивилизации». «Истинное величие, — напомнил Обама, — выражается не в способности разрушать, а в способности созидать».

Правда, разрядка напряженности между двумя странами создает новую ситуацию для Израиля, который считает Иран главной угрозой своей безопасности. На сегодняшний день уже трудно себе представить какую-либо военную поддержку Израиля в случае принятия им силового решения иранской проблемы со стороны основного союзника — Соединенных Штатов. Должно пройти время и, конечно, президентские выборы в Иране, чтобы администрация Барака Обамы могла более четко сформулировать свою политику в отношении Ирана. Нет сомнений, что американо-иранские контакты будут способствовать этому. Но все же представляется, что миролюбивые жесты Барака Обамы могут оказаться тщетными, если Вашингтон не сможет убедить Тегеран заморозить ядерную программу и в полной мере сотрудничать с Советом Безопасности ООН и МАГАТЭ. Тогда у Израиля будут развязаны руки.

Конечно, сегодня пока не ясно, как, каким путем и с какой скоростью будут развиваться ирано-американские отношения. Ведь нет уверенности в том, что даже прямые переговоры побудят Тегеран отказаться от тех политико-идеологических принципов, в частности и по ядерной программе, которые так беспокоят Вашингтон. Но «мимолетные» встречи в Бейруте, Москве и Гааге вполне могут стать «первыми ласточками, которые смогут сделать весну» в ирано-американских отношениях.

Однако первые отклики из Тегерана не особенно воодушевляют сторонников американо-иранского детанта. Духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи назвал обещание президента США Барака Обамы способствовать «лучшим отношениям» с Ираном просто «лозунгом», но при этом заявил, что если США изменят свою «позицию», то и Иран поступит аналогично. «Они говорят, что протянули руку Ирану. Но что это за рука? Если эта рука в бархатной перчатке, скрывающей чугунную кисть, то это вовсе лишено хорошего смысла», — заявил верховный правитель Ирана. При этом Али Хаменеи напомнил решение Обамы, принятое в марте, о поддержании режима торговых санкций против Ирана, мотивированных опасениями Вашингтона по поводу все еще исходящей от Ирана угрозы национальной безопасности США. «Они протягивают руку Ирану по случаю нового года, и они поздравляют иранский народ, но в то же самое время обвиняют Иран в терроризме и производстве ядерного оружия. Мы спрашиваем, снимете ли вы несправедливые санкции с иранского народа и вернете ли активы, которые удерживаете? Откажетесь ли вы от пропаганды против Ирана?», — обратился с рядом вопросов к Обаме аятолла Хаменеи.

Для возвращения кредита доверия новая американская администрация, по мнению духовного правителя Ирана, должна изменить свою политику в отношении Ирана и всего региона, прекратить свое «самоуверенное наступление на другие нации». Вместе с тем аятолла Хаменеи, который наложил табу на переговоры с США в аналогичной ситуации три года назад, не исключил их и на сей раз. «У нас нет опыта отношений с новым президентом и администрацией США. Мы будем ждать. Если вы измените свою позицию, то мы изменим ее тоже. Если не сделаете этого, тогда наша нация продолжит исходить из своего опыта последних 30 лет».

На встрече с президентом Турции Абдуллой Гюлем духовный лидер Ирана Али Хаменеи конкретизировал свою мысль: «Правительство Соединенных Штатов продолжает следовать прежнему курсу, и нет никаких признаков того, что американцы хотят исправить свои предыдущие ошибки».

В марте Иран продолжил свое идеологическое, пропагандистское наступление на Израиль. На заседании Совета по правам человека ООН представитель Ирана Али Реза Моири потребовал направить иск в Международный суд против официальных лиц Израиля за нападение на сектор Газы. Г-н Моири сказал, что нападение Израиля на сектор Газы является нарушением международной конвенции, геноцидом и военным преступлением.

В начале месяца в Тегеране прошла IV конференция, посвященная Палестине, под лозунгом: «Палестина — пример сопротивления, Газа — жертва преступлений». На ее открытии президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, отметив, что миф о Холокосте является поводом для сионистских преступлений, сказал, что государство Израиль сформировано при помощи супердержав на основе лжи.

Духовный лидер ИРИ аятолла Али Хаменеи на конференции еще раз представил хорошо известный иранский план решения палестинской проблемы. Христиане, мусульмане и представители других религий в Палестине должны провести референдум по вопросу о самоопределении и сами решить свою будущую судьбу. По словам Хаменеи, неприятие Западом этого пути решения означает несоблюдение принципов демократии. «А разговоры о мире, которые они ведут, — ложь», — сказал он.

Аятолла Али Хаменеи обвинил президента США Барака Обаму в том, что тот «берет под защиту правительственный терроризм» Израиля. «Новый президент США, пришедший к власти под лозунгом перемен по отношению к политике бывшей администрации Буша, в то же время говорит о безусловной необходимости обеспечения безопасности Израиля», — сказал аятолла Али Хаменеи.

Духовный лидер Ирана настаивал, что единственный путь спасения для палестинцев состоит в сопротивлении Израилю. Аятолла Хаменеи добавил, что любые переговоры по урегулированию ближневосточного конфликта являются бесполезными, и обвинил Великобританию и США в том, что они поддерживают существование «раковой опухоли», то есть Израиля. По словам Хаменеи, помощь палестинцам — долг каждого мусульманина. Он призвал мусульман объединить усилия, положить конец «безнаказанности сионистского режима» и предать израильское руководство суду за военную операцию в секторе Газы, проведенную в начале января.

Иран борется против Израиля и на благотворительном поприще. Тегеран принял решение достроить израильский медицинский центр по борьбе с онкологическими заболеваниями в столице Мавритании Нуакшоте. В марте Мавританию посетил министр иностранных дел Ирана Манучехр Моттаки. В рамках визита Моттаки побывал в израильском медицинском центре, пустующем с тех пор, как Мавритания и Израиль разорвали дипломатические отношения. Мавритания была одной из трех арабских стран (включая Египет и Иорданию), которые имели полные дипломатические отношения с Израилем. Официальным предлогом для разрыва дипотношений стала операция «Литой свинец» в Газе.

Глава иранского МИДа заявил, что его страна заменит Израиль в этом проекте и предоставит Мавритании все требуемое медицинское оборудование. Иранский министр также пообещал развивать взаимовыгодные связи в области нефтедобычи, добычи полезных ископаемых, бизнеса и сельского хозяйства.

Накануне наступления Ноуруза (21 марта), когда в Иране празднуют приход персидского Нового года, президент Израиля Шимон Перес выступил со специальным обращением к иранскому народу. В частности, г-н Перес отметил: «Отношения между двумя нашими странами, к сожалению, достигли низкой точки, что произошло из-за идей, которые вынуждают ваших лидеров действовать всеми возможными способами против Государства Израиль и его народа. Но я убежден, что не далек тот день, когда два наших народа восстановят добрососедские отношения и плодотворное сотрудничество во всех областях… В начале нового года я от имени древнего еврейского народа призываю вас, благородный иранский народ, вернуть ваше ценное место среди наций просвещенного мира, внеся тем самым значительный вклад в мировую культуру».

Это поздравление президента Израиля несколько контрастировало с упомянутым выше поздравлением президента США. Барак Обама заявил о намерении своей администрации идти на компромисс с нынешним Тегераном, хотя и предупредил иранские власти о недопустимости различного рода угроз. В свою очередь, г-н Перес дал недвусмысленный «совет»: «Я думаю, иранский народ свергнет этих лидеров, ведь они не служат людям. В конце концов, это станет очевидным».

В русле возможного развития американо-иранских отношений политологи обращают внимание на влияние этого процесса на отношения России с этими двумя странами. Американский эксперт по Ирану, профессор института Джорджа Мэйсона Марк Кац полагает, что реакция президента Медведева на заявление президента Обамы об отсутствии необходимости установки системы ПРО в Европе при устранении ядерной угрозы со стороны Ирана неоднозначна. Она доказывает, что Россия до сих пор пытается избегать четкого выбора между Соединенными Штатами и Ираном и хочет и далее воздерживаться от такого выбора.

По мнению г-на Каца, заявление Обамы было вызвано желанием проверить, насколько серьезно желание Москвы решить ядерную проблему Ирана. «Россия ценит Иран за его антиамериканскую позицию, но она также и весьма разочарована иранцами, поскольку те не желают следовать за Москвой в некоторых вопросах», — отметил профессор Кац. По его словам, до сих пор не достигнута договоренность по статусу Каспия. Иран также отказался от обогащения урана под контролем России. «Если Иран и является союзником Москвы, то весьма неблагодарным», — подытожил г-н Кац.

В самом Иране эксперты считают, что отношения между Россией и Соединенными Штатами и отношения между Россией и Ираном не связаны между собой. Несмотря на то что Россия и США в своих отношениях друг с другом в последнее время используют «иранскую карту», улучшение отношений Тегерана с Вашингтоном не станет причиной ухудшения отношений между Москвой и Тегераном, считает иранский эксперт по вопросам России Хасан Бехиштипур. По мнению г-на Бехиштипура, и Соединенные Штаты, и Россия преследуют только свои интересы. «Если Россия сочтет, что хорошие отношения с Ираном служат ее интересам, то отношения улучшаться, а если сочтет, что нет, то они ухудшатся», — сказал Хасан Бехиштипур.

Никто не сомневается, что хорошие отношения России с любой страной мира (в том числе и исламской) служит интересам России. Долгое время на особую роль в отношениях России с исламским миром претендовала Турция. Однако в последнее время Иран активизирует свою деятельность в этом направлении. Проведенный в марте в Казани международный симпозиум «Исламоведческие исследования в современной России и СНГ: достижения, проблемы, перспективы» дал основания предположить, что Тегеран всерьез намерен потеснить Анкару в глазах российских мусульман.

Выступая на симпозиуме, консул ИРИ в Казани Саед Мохаммад Реза Зареи отметил, что «Татарстан — колыбель, форпост принятия ислама в России». Подчеркнув, что «имам Хомейни показал, что материалистическую власть можно заменить на религиозную», Саед Зареи призвал решать все проблемы сообща и заявил, что «Россия обладает достаточным опытом для превращения ее в очаг религиозной толерантности… Участники симпозиума должны дать ответ, соответствующий ожиданиям мусульманской общины России», — сказал консул ИРИ.

Охарактеризовав российскую умму так, как она видится из Тегерана, иранский дипломат отметил, что «многие переведенные исламские книги не соответствуют интересам мусульман России… Необходимы достойные и верные переводы исламских источников, воспитание исламских кадров и преподавателей посредством увеличения авторитета учебных заведений внутри страны и направления учащихся за границу». Среди других важных мер по развитию российского мусульманского сообщества Зареи назвал расширение преподавания арабского языка, увеличение числа исламоведов и доступности универсальных информационных баз по исламским источникам, гранты и стипендии исламским интеллектуалам.

Иран проводит активную работу и с бывшими среднеазиатскими республиками СССР — ныне государствами СНГ. В середине марта в Тегеране состоялся очередной раунд узбекско-иранских межмидовских консультаций на уровне заместителей министров иностранных дел. В ходе консультаций были рассмотрены перспективы двустороннего сотрудничества, а также актуальные вопросы международного и регионального характера. Стороны обсудили аспекты обеспечения региональной безопасности, в том числе перспективы урегулирования афганского кризиса, борьбы с терроризмом, экстремизмом и наркотрафиком, взаимодействия в рамках международных организаций. Важное место было отведено транспортно-коммуникационному сотрудничеству, в частности, вопросам создания благоприятного транзитного режима для узбекских грузов, перевозимых через транспортный коридор Ирана.

В марте в иранском городе Горган, находящемся в центре прикаспийской провинции Голестан, было открыто генеральное консульство Республики Казахстан. В Голестане проживают свыше 6 тыс. этнических казахов.

Посольством Казахстана и старейшинами казахской диаспоры учрежден совет аксакалов, который будет являться управляющим органом и координировать работу диаспоры по различным направлениям. В целях развития образовательного курса для детей и подростков в здании генконсульства посольство инициировало создание специальных классов по изучению казахского языка и литературы, компьютерной грамотности, фольклорного искусства.

Местными иранскими властями принято решение, что одна из главных улиц Горгана в будущем получит название в честь казахстанского города-побратима Актау.

Иран проводит активную политику и на Южном Кавказе. В марте министр иностранных дел ИРИ Манучехр Моттаки встречался с официальными лицами Армении, Грузии и Азербайджана. А президент Азербайджана Ильхам Алиев посетил Иран с официальным визитом, в ходе которого провел встречу с Верховным руководителем ИРИ аятоллой Али Хаменеи. Духовный лидер Ирана подчеркнул, что добрососедские и братские отношения его страны с Азербайджаном в различных областях, в том числе в политической и экономической сферах, успешно развиваются. Иран намерен расширять эти связи.

Одной из основных задач иранской дипломатии на Южном Кавказе в марте стало стремление присоединиться к инициированной Турцией Платформе стабильности и безопасности на Кавказе. Хотя платформа еще не сформирована. Турецкая сторона ожидает участия в ее инициативе России, Азербайджана, Грузии и Армении. Тегеран как бы выведен Анкарой из этой системы, что вызывает негативную реакцию иранской стороны. Премьер-министр Турции уже обсудил данный вопрос в Тбилиси, Москве и Баку. В целом, получена положительная оценка.

Ирак остается одним из приоритетов внешней политики ИРИ. В конце февраля – начале марта в Тегеране с визитом находился президент Ирака Джаляль Талабани, который провел переговоры с иранским коллегой Махмудом Ахмадинежадом. Президенты двух стран обсудили двусторонние отношения, а также международные и региональные вопросы, представляющие взаимный интерес. Джаляль Талабани отметил, что Ирак и Иран должны приложить максимальные усилия по укреплению сотрудничества в политической, экономической, военной и культурной областях, а также в сфере безопасности. В ходе визита иракский президент встретился с Верховным руководителем Ирана аятоллой Али Хаменеи, председателем Совета старейшин Али Акбаром Хашеми Рафсанджани и председателем парламента Али Лариджани. Как отмечали представители двух стран, на пути развития двусторонних отношений нет никаких препятствий.

Однако все же есть территориальные претензии, предъявленные официальными лицами Ирака к Ирану. Суть проблемы в том, что Багдад выражает сомнения в статусе пограничной реки Шатт-эль-Араб. Напомним, что границы между Ираном и Ираком, а также статус реки Шатт-эль-Араб определены по договору, заключенному между двумя государствами в 1975 г. при посредничестве правительства Алжира. После подписания договора шах Ирана прекратил поддержку курдов-сепаратистов в Ираке. Когда в 1980 г. Ирак выступил против Алжирской конвенции и президент Саддам Хусейн разорвал договор, между двумя странами началась восьмилетняя война, в результате которой погиб 1 млн человек. Год назад нынешний президент Ирака сказал в интервью газете «Аль Хайат», что Алжирская конвенция не имеет никакого значения, но после протеста Ирана взял свои слова обратно. Однако 9 марта сего года министр иностранных дел Ирака Хошияр Зибари вновь заявил, что между Ираком и Ираном по-прежнему существуют серьезные вопросы относительно границы, несмотря на улучшение отношений между ними.

Но все же после 2003 г., когда США начали войну в Ираке и свергли режим Саддама Хусейна, отношения между Ираном и Ираком становятся все более тесными, обмен визитами представителей двух стран на высоком уровне активизировался. В ноябре 2005 г. Джаляль Талабани нанес визит в Иран и стал первым главой Ирака, посетившим Иран за последние 40 лет. После этого он также побывал в Иране в ноябре 2006 г. и июне 2007 г.

Практически сразу после завершения визита в Иран Джаляля Талабани в начале марта Ирак посетила дипломатическая делегация ИРИ во главе с экс-президентом страны аятоллой Акбаром Хашеми Рафсанджани, как было сказано, исполненная стремлением предать забвению взаимную вражду, ставшую порождением войны 1980-1988 гг. между двумя соседями. Цель этой миссии — сохранить и усилить иранское влияние в Ираке в момент вывода США своих войск с иракской территории.

На совместной пресс-конференции с президентом Ирака Джалялом Талабани Рафсанджани призвал к выводу с территории страны иностранного военного контингента, отметив, что иракский народ способен построить «независимое государство без присутствия чужестранцев». Рафсанджани также встретился с премьером Ирака Нури аль-Малики, а вот вице-президент Тарик Хашими отменил намеченные на 4 марта консультации с иранской делегацией, продемонстрировав тем самым сохранение застарелых проблем в ирано-иракских отношениях.

Иранские политологи высоко оценили визит иранской делегации, в состав которой вошли авторитетнейший аятолла Рафсанджани и Мохсен Резаи, бывший в ходе ирано-иракской войны командиром Корпуса стражей исламской революции. В состав делегации также входят родственники покойного аятоллы Хомейни.

Этот визит символизировал также изменение иранской политики в Ираке. Ведь в течение нескольких лет до 2008 г. Иран вел на территории Ирака «оборону на передовых рубежах», поощряя беспорядки в стране, дабы не дать американским властям переключиться с задачи обеспечения стабильности в Багдаде на планы по смене режима в Тегеране. Учитывая значительную долю шиитского населения в Ираке, иранские лидеры имели в своем распоряжении различные механизмы осуществления поставленной перед собой задачи, в том числе две основные шиитские партии — «Даава» и Высший исламский совет Ирака, а также, самое главное, — вооруженные формирования «Армии Махди» Муктады Садра.

Все изменилось для Ирана весной 2008 г., когда иракские вооруженные силы были брошены на борьбу с формированиями Садра и нейтрализовали их способность сеять в стране смуту. Затем, в начале этого года, Высший исламский совет Ирака потерпел сокрушительное поражение на выборах в местные органы власти Ирака.

Иранское руководство тотчас подметило изменение настроений в Ираке и соответствующим образом скорректировало свою политику. Тегеран поставил перед собой задачу добиться согласия между противоборствующими шиитскими фракциями Ирака, пообещав премьеру Ирака Н. аль-Малики больше не поддерживать радикальные вооруженные формирования. Иран также предложил оказать стране внушительную экономическую помощь.

Иран стремится, чтобы шиитские группы сохранили влияние в стране в процессе вывода США своих войск. Чтобы добиться этой цели, необходимо не только укрепить единство шиитских политических сил в Ираке, но и развеять подозрения со стороны суннитов.

Наблюдалась активность иранской политики и на арабском направлении. В середине марта министр иностранных дел Ирана Манучехр Моттаки прибыл с неожиданным визитом в Эр-Рияд. Этот визит был призван смягчить остроту напряжения, возникшую в последнее время между Ираном и некоторыми арабскими государствами. Так, в марте Марокко разорвало дипломатические отношения с Ираном. Это было вызвано высказываниями иранского политика Али Акбара Натека-Нури, который недавно заявил, что Бахрейн являлся 14-й провинцией Ирана. Это заявление вызвало бурю возмущения во всем арабском мире, хотя наиболее решительно поступило Марокко. Не способствовало ирано-арабским отношениям и решение Ирана совместно с палестинской группировкой ХАМАС и шиитской экстремистской организацией «Хизбалла» поддержать президента Судана Омара аль-Башира после того как Международный уголовный суд в Гааге выдал ордер на его арест по обвинению в военных преступлениях и преступлениях против человечности в провинции Дарфур. Такие союзники и друзья Ирана не вызывают симпатии у большинства арабских государств.

Недавно на встрече глав внешнеполитических ведомств Лиги арабских государств в Каире министр иностранных дел Саудовской Аравии Сауд аль-Фейсал призвал к объединенной арабской стратегии в отношении ядерных амбиций и вызовов ИРИ. Глава МИДа королевства обвинил Иран во вмешательстве во внутренние дела таких арабских стран, как Ирак, Ливан и Палестина. Саудовский принц призвал к преодолению определенных проблем между арабами и подчеркнул, что необходимо совершенствовать взаимоотношения между арабскими странами, в том числе отношения между Саудовской Аравией и Сирией.

И надо сказать, эти отношения приняли более позитивный характер — наметилось небольшое политическое сближение Сирии и Саудовской Аравии. Президент Сирии Башар Асад принял в Дамаске министра иностранных дел Саудовской Аравии. Подробностей встречи нет, но, по всей вероятности, принц Фейсал передал сирийскому лидеру приглашение короля Абдаллы ибн Абдель Азиза посетить с визитом Эр-Рияд, чтобы положить конец разногласиям между двумя странами.

Напомним, что на протяжении многих лет три страны — Саудовская Аравия, Египет и Сирия — во многом определяли политическую обстановку в регионе. Однако затем ситуация изменилась. Сирия стала все больше сближаться со своим иранским партнером. В 2008 г. король Абдалла и президент Мубарак отказались присутствовать в сирийской столице на саммите Лиги арабских государств. В январе сего года после призыва саудовского короля снять все разногласия и восстановить былые отношения между арабами наметилась некоторая тенденция к возвращению традиционного партнерства.

Призыв саудитов к единству арабов перед лицом иранской экспансии, как считают некоторые аналитики, в последнее время зазвучал с бОльшей силой вследствие новой политики администрации президента США Барака Обамы нормализовать американо-иранские отношения. Арабские страны опасаются, что восстановление отношений США и Ирана может подвергнуть опасности их интересы в регионе. Недаром генеральный секретарь Лиги арабских государств Амр Муса потребовал, чтобы «никакая иностранная власть не вела переговоры с Ираном без арабов». Г-н Муса имел в виду обсуждение «большой шестеркой» ядерной программы Ирана.

Конечно, Тегерану необходимо было получить информацию из первых рук и по возможности повлиять на нерадостную для ИРИ тенденцию укрепления внутриарабской дружбы против Ирана. Поэтому в Эр-Риад поехал г-н Моттаки.

В марте иранская дипломатия не ограничивалась в своей активности евроазиатским ареалом. Иран все активнее расширяет свое влияние в Африке и Южной Америке. С 23 марта начались визиты главы МИДа Ирана в страны Африки и Латинской Америки. После посещения Мали и Мавритании министр иностранных дел ИРИ Моттаки направился в Бразилию, где встретился с главой МИДа Бразилии и президентом Лула да Сильвой. Затем г-н Моттаки совершил визит в столицу Венесуэлы Каракас. В рамках однодневного визита Моттаки провел встречи с президентом Уго Чавесом и министром иностранных дел Венесуэлы. На встречах обсуждались двустороннее сотрудничество и международные вопросы.

Ранее в марте заместитель министра энергетики Ирана Хамид Шитшиан встречался в Кито с президентом Эквадора Рафаэлем Корреа. Во время визита иранского сановника в Кито г-н Корреа сообщил, что у его страны нет никаких причин прекращать отношения с Ираном, заявив, что тот не делает «ничего плохого». Сам Корреа нанес визит в Иран в 2008 г. и подписал с ним договор об установлении дипломатических отношений.

ЯДЕРНАЯ ПРОБЛЕМА ИРАНА

3 марта на сессии Совета управляющих МАГАТЭ представители Китая, Франции, Германии, Великобритании, США и России выступили с совместным заявлением по поводу ядерной программы Ирана. В нем говорится:

• Мы благодарим генерального директора за его доклад «Осуществление Соглашения о гарантиях в связи с ДНЯО и соответствующих положений резолюций № 1737, 1747, 1803 и 1835 Совета Безопасности ООН в Исламской Республике Иран.

• Мы подтверждаем единство нашей цели и решительную поддержку агентства. Мы выражаем признательность секретариату за профессионализм и объективность, с которыми он выполнял контрольную деятельность, и подтверждаем, что МАГАТЭ играет ключевую роль в обеспечении уверенности в исключительно мирном характере ядерной программы Ирана.

• Мы призываем Иран без промедления выполнить требования Совета управляющих МАГАТЭ и осуществлять резолюции Совета Безопасности ООН.

• Мы отмечаем серьезную озабоченность, выраженную в докладе генерального директора и в его вступительном слове на нынешней сессии Совета управляющих, относительно того, что по-прежнему нет достаточного прогресса по остающимся вопросам, вызывающим озабоченность по поводу возможных военных составляющих ядерной программы Ирана. В этой связи мы призываем Иран в полной мере сотрудничать с МАГАТЭ, предоставив агентству доступ и информацию, которые ему требуются для решения этих вопросов.

• Мы также призываем Иран незамедлительно начать применять и ратифицировать Дополнительный протокол, осуществлять все меры, требуемые агентством для обеспечения уверенности в исключительно мирном характере ядерной программы Ирана.

• Мы остаемся твердо привержены всеобъемлющему дипломатическому урегулированию, в том числе путем прямого диалога, и настоятельно призываем Иран воспользоваться этой возможностью и взаимодействовать с нами, максимально расширяя таким образом возможности для продвижения по переговорному пути.

На мартовской сессии Совета управляющих МАГАТЭ его гендиректор Мохаммад эль-Барадеи от имени агентства выразил сожаление по поводу недостаточной кооперации со стороны Тегерана. В частности, он сказал: «Агентству, к сожалению, не удалось достичь прогресса по остающимся открытыми вопросам, которые могли бы снять озабоченность относительно возможной военной составляющей иранской ядерной программы по причине недостаточной кооперации со стороны Ирана… Для продвижения вперед необходимо, чтобы Иран предоставил существенную информацию и доступ к соответствующей документации, соответствующим местам и лицам». Глава агентства констатировал, что, несмотря на требования Совета управляющих МАГАТЭ и Совета Безопасности ООН, «Иран не прекратил деятельность по обогащению (урана) и работу над проектом реактора на тяжелой воде».

Мохаммад эль-Барадеи заявил: «До тех пор пока Иран не примет меры по транспарентности и не возобновит действие Дополнительного протокола (к соглашению о гарантиях), как это рекомендовал СБ ООН, агентство не будет иметь возможности обеспечить надежную уверенность в отсутствии в Иране незаявленного ядерного материала и деятельности… Свежий подход мирового сообщества к диалогу с Ираном даст новые импульсы усилиям по разрешению остающихся вопросов. Только таким образом могут быть обеспечены требуемые заверения в мирном характере иранской ядерной программы».

Справка. В февральском докладе Мохаммада эль-Барадеи заявлено, что на иранском предприятии по обогащению урана в Натанзе в добавок к 3,8 тыс. центрифуг, зафиксированных МАГАТЭ в ноябре 2008 г., установлен новый каскад из 164 центрифуг.

27 сентября 2008 г. Совет Безопасности ООН единогласно одобрил резолюцию № 1835 по Ирану, не содержащую новых санкций, подтверждающую прежние решения Совбеза и призывающую Тегеран выполнять его требования по ядерной программе. Проект резолюции был внесен по инициативе России странами «шестерки». Принятые ранее резолюции СБ № 1696, 1737, 1747 и 1803 требуют от Тегерана приостановить обогащение урана и реализацию ракетной программы. В резолюции № 1835 подтверждается необходимость комбинированного решения проблемы иранской ядерной программы, сочетающего продолжение переговоров с Тегераном и оказание на него дипломатического давления. Совбез ООН призвал Иран полностью и без промедления выполнять обязанности в соответствии с вышеуказанными резолюциями, а также требования Совета управляющих МАГАТЭ.

В Тегеране отвергли требования Совбеза и заявили, что действия «шестерки» (Россия, США, Китай, Великобритания, Германия и Франция), занимающейся урегулированием проблемы иранского ядерного досье, могут лишь навредить взаимодействию Ирана с международным сообществом по этому вопросу.

В марте по вопросу о ядерной проблеме Ирана сделали заявления представители руководства некоторых стран. Премьер-министр Великобритании Гордон Браун заявил, что его страна призывает Иран отказаться от непрозрачной ядерной программы и перейти к мирному освоению атома в гражданских целях под международным надзором. «Перед Ираном стоит, таким образом, ясный выбор: продолжать в нынешнем духе и столкнуться с новыми более жесткими санкциями или перейти к мирной программе атомной энергетики под надзором ООН, которая принесет огромную выгоду гражданам этой страны», — подчеркнул Гордон Браун.

Министр обороны США Роберт Гейтс высказал мнение, что Иран еще не скоро будет располагать ядерным оружием. Тегеран, в частности, не обладает в настоящее время техническими возможностями для обогащения урана в количестве, достаточном для производства ядерного боезаряда.

Министр обороны США в этом своем заявлении основывался на данных американской разведки. Так, ее руководители — директор национальной разведки Деннис Блэр и глава разведывательного управления Министерства обороны (РУМО) Майкл Мейплз заявили конгрессу США, что Иран не располагает высокообогащенным ураном, необходимым для создания ядерной боеголовки. Иранцы имеют только низкообогащенный уран.

По оценке американской разведки, ядерную бомбу Иран сможет создать не ранее 2010 г., а по мнению некоторых аналитиков — к 2015 г. По словам Мейплза, США и Израиль при наличии одних и тех же фактов приходят к разным выводам. Так, руководитель израильской военной разведки Амос Ядлин заявил, что Иран уже получил возможность создавать ядерное оружие.

Но даже внутри американской военной элиты нет единого мнения по поводу иранской программы. Глава Комитета начальников штабов ВС США адмирал Майкл Маллен заявил в марте, что Иран накопил достаточное количество расщепляющихся материалов для создания ядерной бомбы. В свою очередь, Россия не видит каких-либо признаков переключения иранской ядерной программы на военные цели. При этом Москва полностью солидарна с выводами, которые содержатся в последнем докладе генерального директора МАГАТЭ.

21 марта прошло одно мало замеченное, но все же важное региональное событие. В Центральной Азии вступил в силу Договор о зоне, свободной от ядерного оружия. Его участники — Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан — бывшие республики СССР. Создана первая безъядерная зона в регионе, где раньше существовало атомное оружие.

Если к пятерке безъядерных стран добавить Монголию, объявившую о своем статусе еще в 1992 г., то территориальный охват новой зоны получается огромным. Добавим, что отказ от разработки и размещения ядерного оружия отнюдь не означает запрещения развития мирной ядерной энергетики. Поэтому предполагается, что в течение ближайших 18 месяцев будут заключены соответствующие соглашения с МАГАТЭ о гарантиях пяти стран выполнять свои обязательства по Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний.

В своем заявлении по этому поводу генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун особо отметил, что пятистороннее соглашение — первая безъядерная зона, созданная в Северном полушарии, в регионе, который граничит с двумя ядерными государствами — Россией и Китаем. Аналогичные зоны существуют в Латинской Америке, Тихоокеанском регионе и Юго-Восточной Азии, они объединяют более ста стран.

Некоторые политологи считают, что было бы важным, чтобы бы договор пяти стран распространился и на Иран, чья программа по обогащению урана гипотетически может иметь двойное применение, что и вызывает беспокойство мирового сообщества. Именно для того чтобы успокоить своих оппонентов, Иран мог бы присоединиться к безъядерной оси. Это позволило бы Тегерану сосредоточиться на своих мирных программах и играть более активную роль в региональной политике. Кроме того, хоть и в малой степени (ведь, по большому счету, присоединение любой страны к подобным безъядерным зонам — не более чем политические декларации), но все же… все же… этот шаг повысил бы доверие к бесконечным заявлениям тегеранских руководителей об исключительно мирном характере их ядерной программы. Вот и в марте оппозиционный президенту Ахмадинежаду виднейший иранский политик, бывший президент ИРИ аятолла Акбар Хашеми Рафсанджани заявил, что «иранская ядерная программа не несет угрозы ни одной стране мира, поскольку Иран не разрабатывает оружие массового поражения».

Но как свидетельствует персидская пословица, сколько не говори «мед», во рту слаще не будет.

САНКЦИИ ПРОТИВ ИРАНА

Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад считает, что международные экономические санкции в отношении Тегерана, введенные в связи с иранской ядерной программой, являются большой ошибкой. Г-н Ахмадинежад заявил: «Безнравственное поведение» мировых держав, которые стремятся к экономической изоляции Ирана, сделало Исламскую Республику космической и ядерной державой… Если бы мировые державы не вели себя так безнравственно по отношению к Ирану и не пытались преградить нам путь, то сегодня иранская нация не присутствовала бы в космосе и не овладела бы ядерными технологиями».

Еще более проясняя ситуацию с санкциями, официальный представитель МИДа Ирана Хасан Кашкави отметил, что «санкции — это сабля, которая бряцает, но не рубит. И если они (мировые державы) хотят и дальше двигаться по этому провальному пути, то пусть знают, что санкции не окажут воздействия на мирную ядерную программу Ирана».

Значит, действительно, хотя, по словам Ахмадинежада, санкции — ошибка для вводящих их, эти санкции идут Ирану на пользу. Может быть, поэтому Совет Безопасности ООН в ближайшее время решил не рассматривать введение дополнительных санкций против Ирана из-за его ядерной программы. Об этом сказал постоянный представитель России в ООН Виталий Чуркин.

Однако, по всей вероятности, главный враг ИРИ — США — не знает о пользе для Тегерана финансово-экономических санкций против Ирана, и поэтому в марте американский президент Барак Обама заявил, что США продлевают действие санкций против этой страны еще на год. По его словам, решение по вопросу о продлении режима санкций против Ирана было принято в связи с существующей до сих пор «необычной и чрезвычайной опасностью», исходящей из этой страны, для национальной безопасности США. Как известно, американские санкции включают целый комплекс финансовых и торговых мер, включая запрет на деловые контакты с иранскими фирмами и на продажу Тегерану оружия. В 1995 г. их оформили в виде закона. Формальным основанием стали голословные обвинения США в том, что Иран поддерживает терроризм.

Более того, 3 марта администрация президента Обамы наложила санкции еще на 11 компаний, которые сотрудничают с крупнейшим иранским банком Bank Melli. В Белом доме подозревают, что через этот банк может вестись финансирование ядерной программы Ирана, чему США стараются активно противодействовать. Министерство финансов США запретило любые транзакции между американскими гражданами и 11 фирмами, а также заморозило активы этих фирм, находящиеся в американской юрисдикции. В числе фирм, подвергшихся санкциям, несколько иранских производственных и инвестиционных концернов, а также холдинги с офисами в Дубае и на Каймановых островах. Все они либо напрямую принадлежат Bank Melli, либо связаны с ним и его дочерними компаниями.

Еще более радикально ужесточить санкции предлагают несколько советников Барака Обамы в новом докладе по ядерной программе Тегерана, подготовленном Вашингтонским институтом по ближневосточной политике. Согласно этому докладу, Израиль, возможно, нанесет удар по Ирану в течение одного-двух лет. Подчеркивается, что сейчас израильское руководство убеждено в существовании военного варианта, но уже в ближайшем будущем вследствие темпов и рассредоточения иранской ядерной программы, а также поставок российских систем ПРО С-300 об этом говорить не придется.

Несмотря на то что авторы говорят о том, что подобный удар «может лишь остановить Иран на некоторое время» и что сами США могут заплатить «высокую цену» за такую акцию, тем не менее доклад предлагает наложение новых санкций на Тегеран и проведение кампании среди международных банков, промышленных и торговых компаний с призывом бойкотировать Исламскую Республику Иран.

Правительство США активно борется с нарушителями введенных санкций. Так, 14 марта в Сан-Франциско был арестован иранский бизнесмен Хосейн Али Хошневисрад. Предприниматель обвиняется в том, что, действуя через ирландскую посредническую фирму, организовал в 2007 г. поставки в Иран 17 вертолетных двигателей. При этом в Минюсте США настаивают на том, что в числе конечных получателей указанной продукции фигурирует некая иранская военная фирма, которая контролируется государственными структурами, причастными к разработке ядерных и ракетных программ.

Не знают о преимуществах для Ирана санкций и другие оппоненты ИРИ, в частности, Европейский союз. Британия, Германия и Франция разработали систему новых, гораздо более жестких санкций против иранской ядерной программы. В секретном документе, попавшем в руки корреспондентов Financial Times и итальянской газеты Il Riformista, приведен список 34 иранских компаний и десяти частных лиц, предположительно способствующих развитию Ираном ядерной программы. В отношении этих лиц и компаний европейские страны планировали принять более жесткие санкции. Кстати, положения этого документа, который может стать проектом новой резолюции Совбеза, обсуждались на встрече «шестерки» в Берлине в начале февраля.

Однако пока документ не будет вноситься в СБ ООН — европейцы ждут прямых переговоров президента Обамы с Ираном. Европейский дипломат в Вене заявил, что целью задержки введения новых санкций является возможность предоставить президенту Обаме еще один козырь в переговорах с Ираном. Европейцы намереваются ждать до того момента, когда Обама сформулирует свою доктрину в отношении Ирана, в которую могут быть включены прямые переговоры американцев с руководством этой страны.

Журналисты связывают жесткость этого документа Евросоюза с заявлениями главы иранской организации, занимающейся атомной энергией, Голамрезы Агазаде о том, что Соединенные Штаты должны смириться с ядерным Ираном.

Но с другой стороны, европейские страны объективно имеют отличные от Соединенных Штатов интересы в отношении Ирана, и применение более жестких экономических санкций, направленных на приостановку ядерной программы Тегерана, невыгодно ЕС, так как Европа является основным экономическим партнером Тегерана.

Европейский союз не исключает возможности использования иранского газа для заполнения газопровода «Набукко», а также осуществления других проектов. Кроме того, некоторые компании стран ЕС ведут активные переговоры с Тегераном, и если вопрос с ядерной программой будет решен, то возможно их сотрудничество с ИРИ в газовой сфере. Подобная политика ЕС будет служить экономическим интересам европейских стран, которые пытаются донести до Ирана, что их будущее экономическое сотрудничество будет зависеть от развития Тегераном ядерной программы.

Но, конечно, если говорить серьезно, финансово-экономические санкции, что бы ни заявляли в Тегеране, самым пагубным образом воздействуют на иранскую экономику. Особенно сейчас, когда в связи с мировым кризисом мировые цены на нефть, которая дает более 80% экспортных поступлений ИРИ, резко упали. Профессор международной политики Тегеранского университета Садек Зибакялам уверен, что применение санкций в отношении Ирана станет сильнейшим ударом по экономике страны.

Министр обороны США Роберт Гейтс также разделяет эту позицию. Он уверен, что скорее всего экономические санкции, а не дипломатия будут способствовать успеху в усилиях США по противостоянию ядерным амбициям Ирана. По словам Гейтса, если продолжать оказывать на Тегеран достаточно сильное экономическое давление, дипломатия может помочь «открыть дверь» для иранцев. Однако лишь с помощью экономических карательных мер можно заставить Иран сесть за стол переговоров.

НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

В марте в Департаменте информации и печати МИДа РФ заявили, что Россия в течение многих лет осуществляет военно-техническое сотрудничество с Ираном, но делает это в соответствии с международными обязательствами и действующими режимами нераспространения. При этом все поставки российских вооружений Ирану по категориям Регистра ООН транспарентны, и информация по ним передается на ежегодной основе.

Кроме того, в российском дипломатическом ведомстве опровергли сообщения о том, что РФ в настоящее время поставляет ракеты С-300 в регион Ближнего и Среднего Востока, включая Иран.

Как известно, два года назад Россия заключила контракт на поставку в Иран систем ПВО С-300, однако до настоящего времени ракеты в эту страну не поставлялись. При этом сам контракт постепенно выполняется. Однако подробности его выполнения неизвестны. Ранее ряд СМИ сообщили о том, что Россия поставляет Ирану комплектующие к ЗРС С-300ПМУ1 в рамках заключенного контракта. Общий размер сделки оценивается в более 800 млн долларов.

Как заявили в МИДе, «дальнейшее выполнение контракта во многом будет зависеть от складывающейся международной обстановки и решения руководства страны».

Неназванные, но высокопоставленные и осведомленные источники в Москве сообщили 10 марта, что поставки российских зенитно-ракетных комплексов С-300 Ирану могут быть отложены на неопределенный срок, поскольку поставки вооружений в Иран уже вышли за рамки торговой сферы и приобрели политическую окраску.

По мнению экспертов, улучшение в отношениях между Россией и США наметившееся с приходом в Белый дом президента Барака Обамы, способствует замораживанию контрактов с Ираном.

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров неоднократно говорил, что Москва продает Ирану только оборонительные вооружения и старается при этом учитывать обеспокоенность других стран, в первую очередь США и Израиля, наиболее активно возражавших против поставок российского оружия в ИРИ. Глава российского МИДа по этому поводу заметил: «Мы не нарушаем ничего, но в полной мере учитываем озабоченности партнеров из США и Израиля».

В настоящее время в Иран поставлено 29 автономных боевых машин ЗРС «Тор-М1» (в январе 2007 г.), которые развернуты для прикрытия от ударов средств воздушного нападения важнейших государственных и военных объектов, в первую очередь ядерных, в Исфагане, Бушере, Тегеране и на востоке страны. В их числе 12 новых буксируемых «Тор-М1Т» на автомобильном шасси (разработаны специально для Ирана) и 17 «Тор-М1» на гусеничном шасси (ранее предназначались для нереализованного полностью греческого контракта). В феврале 2007 г. завершена поставка в Иран 1,2 тыс. ракет 9М331 и ЗИП для этих комплексов. Российская ЗРС «Тор-М1» продемонстрировала в Иране высокую вероятность поражения воздушных целей, когда иранские расчеты, подготовленные в России, сбили все мишени.

ЗРС «Тор-М1» — современное высокоэффективное мобильное средство ПВО малой дальности, предназначенное для борьбы со всеми типами высокоскоростных маневрирующих пилотируемых и беспилотных воздушных целей, в том числе действующих на предельно малых, малых и средних высотах в любых условиях радиоэлектронной и метеорологической обстановки днем и ночью. ЗРС, с учетом требований заказчиков, может быть размещена на колесной базе и выполнена в самоходном, буксируемом или стационарном вариантах.

По результатам испытаний ЗРС «Тор-М1» обеспечивает обстрел двух самолетов, действующих со скоростью 300 (700) м/с в зоне 1,5-6 (до 5) км по дальности, 0,01 (0,05)-6 (до 4) км по высоте и до 6 (4) км по параметру. Вероятность поражения типовых целей одной ракетой 9М331 составляет: КР типа ALCM — 0,56-0,99, БЛА типа BGM — 0,93-0,97, самолетов типа F-15 — 0,45-0,80 и вертолетов типа «Хью Кобра» — 0,62-0,75. За счет сокращения времени реакции при стрельбе с подготовленной позиции (с 8,7 до 7,4 с) и с короткой остановки (с 10,7 до 9,7 с) зона поражения и боевая эффективность «Тор-М1» по двум целям остались практически теми же, что и у ЗРС «Тор» по одной цели.

ЗРС С-300ПМУ1 — современное мобильное средство ПВО дальнего действия, предназначенное для борьбы с массированно применяемыми современными самолетами, крылатыми и аэробаллистическими ракетами, ТБР, ОТБР днем и ночью в любых погодно-климатических и физико-географических условиях при интенсивном радиоэлектронном противодействии. С ракетой типа 48Н6Е ЗРС обеспечивает поражение самолетов (баллистических ракет) на дальности 5-150 (5-40) км, действующих в диапазоне высот 0,01-27 (2-25) км с курсовым параметром до 100 (20) км и максимальной скоростью до 2800 м/с. Вероятность поражения объекта составляет до 0,9 (до 0,8).

В марте иранский источник PressTV опубликовал обширный материал, посвященный анализу возможных последствий размещения российских зенитных систем С-300 на территории страны. Руководство Ирана намерено использовать С-300 для защиты объектов своей ядерной программы. Израиль и США полагают, что получение Ираном С-300, которые считаются одной из наиболее совершенных зенитных систем в мире, резко изменит баланс сил в регионе в пользу режима аятолл.

Вывод журналистов, которые ссылаются на исследования Вашингтонского института ближневосточной политики, неутешителен: известие о получении Ираном С-300 может резко усилить вероятность израильского воздушного удара по ядерным объектам Ирана до того, как система ПВО будет размещена, тестирована и отлажена.

Доклад, озаглавленный «Предотвращение каскада нестабильности», предсказывает, что только предоставление американцами Израилю еще более совершенных средств ведения воздушной войны может предотвратить немедленный удар по Ирану.

Одновременно иранские аналитики указывают на то, что Израиль пытается разработать сейчас эффективное средство противодействия С-300. Для подавления этих систем ПВО компания Israel Aerospace Industries работает над созданием планера-киллера Harop.

Harop является одноразовым оружием, способным выявить и подавить системы ПВО противника, подобные С-300, на дальности до 1000 км.

Однако вопрос о поставках в Иран ЗРС С-300 не так прост и не в полной мере зависит от решений Москвы. В марте пришло сообщение, что Китай впервые официально представил на внешнем рынке аналог знаменитой российской зенитно-ракетной системы С-300. Как говорят специалисты, зенитно-ракетный комплекс китайского производства — это точная копия поставлявшихся в начале 90-х Пекину комплексов С-300ПМУ. Появление на рынке вооружений китайского аналога осложняет ситуацию. По имеющимся данным, Китай намерен предложить С-300 своего производства Ирану, хотя именно Россия заключила контракт на поставки современных средств ПВО в эту страну.

19 марта иранские официальные лица сообщили, что миссия первого иранского спутника «Омид» завершилась успехом. Иранские специалисты заявили, что во время работы спутник не испытывал никаких технических трудностей. В общей сложности аппарат проработал на орбите больше месяца. По словам американских специалистов, устройство иранского спутника напоминает по сложности устройство первого советского спутника.

Тегеран разрабатывает свою космическую программу с 2003 г. Все это время многие иностранные государства обвиняют Иран в том, что под прикрытием этой программы он разрабатывает баллистические ракеты, однако Иран не устает заявлять о мирной направленности собственной программы. Совсем недавно появились сообщения, что Тегеран намерен до 2021 г. запустить в космос человека.

В конце марта поступила информация, что Иран помог Северной Корее осуществить запуск баллистической ракеты с телекоммуникационным спутником на борту. По сведениям японских СМИ, еще в начале марта сего года делегация из Тегерана в количестве 15 человек прибыла в Северную Корею для оказания содействия северокорейским специалистам в запуске ракеты. По данным японцев, в состав иранской делегации входят высокопоставленные сотрудники компании Shahid Hemmat Industrial Group — иранского производителя ракет и космических спутников.

Как известно, Северная Корея 4 апреля с.г. вывела на земную орбиту телекоммуникационный спутник «Кванменсон-2», однако представители Южной Кореи, США и Японии неоднократно заявляли, что Пхеньян провел испытания баллистической ракеты, способной нести ядерную боеголовку.

В настоящее время угроза нанесения США ударов по ядерным объектам Ирана существенно снижена, и американские военные продолжают сокращать группировку в регионе Персидского залива. Сегодня Пентагон не располагает в этом регионе необходимым составом сил и средств для проведения воздушной операции по уничтожению иранских ядерных объектов. Вероятность таких ударов сейчас практически равна нулю, считают специалисты.

Однако это не относится к Израилю. В Израиле недавно сформировано радикально правое правительство, придерживающееся бескомпромиссных взглядов в вопросах обеспечения безопасности страны. Израиль не раз намекал, что он может нанести самостоятельный превентивный удар по ядерным объектам Ирана, если эти объекты начнут представлять для еврейского государства серьезную угрозу. Особенно, как отмечалось выше, если в ИРИ будут поставлены ЗРС С-300.

Несколько коротких сообщений, поступивших в марте.

• В минувшем феврале американские ВВС сбили над территорией Ирака иранский беспилотный самолет. Летающий объект находился в воздушном пространстве Ирака примерно в 100 км от Багдада в течение 1 часа 10 минут. Между тем власти Ирана не давали никаких официальных комментариев об уничтожении «беспилотника».

• В марте Иран провел успешные испытания новой ракеты класса «воздух-вода», которая целиком и полностью разработана иранскими специалистами. Новый вид вооружения предназначен для установки на боевые самолеты. Ракеты разработаны для поражения морских целей. Их дальность составляет 110 км при массе чуть более 500 кг.

• Иран испытал новую ракету дальнего действия. Подробности не сообщаются. Однако 4 марта командующий Корпусом стражей исламской революции Мохаммад Али Джафари заявил, что иранские ракеты в состоянии поразить ядерные объекты Израиля. Он добавил, что Тегеран располагает ракетами с дальностью до 2 тыс. км. Однако Джафари не привел конкретное название и тип таких ракет. Раньше Иран объявил об успешном создании новой баллистической ракеты «Ашура» с дальностью полета 2000 км. Следует отметить, что практически все баллистические ракеты ИРИ являются различными модификациями ракет «Шехаб».

• Истребитель ВВС Ирана Су-24 разбился в международном аэропорту Тегерана Мехрабад. Катастрофа произошла 14 марта в 03:00 при попытке приземления. Командир и второй пилот катапультировались. Напомним, что серийное производство Су-24 началось в Советском Союзе в 1974 г. Иран закупил у России 23 подобные машины в начале 90-х годов. По данным немецкой разведки, все они уже давно находятся в аварийном состоянии, а взлететь могут только четыре истребителя данного типа.

• Иран постепенно налаживает военные контакты со странами Африканского континента, в частности с Суданом, Эритреей, Джибути, Сомали.

В Эритрее, на удаленном участке пустыни на границе с Джибути, недалеко от порта Асэб Иран построил военную базу и даже успел перебросить туда по морю необходимое оборудование, баллистические ракеты дальнего действия и солдат. Информация об этом была получена из источников в оппозиции Эритреи, а также в дипломатических кругах и гуманитарных организациях, работающих на Африканском континенте.

Порт Асэб расположен напротив Баб-эль-Мандебского пролива. Некоторые эксперты полагают, что Иран использует порт для контрабандных поставок оружия ХАМАСу и «Хизбалле». Кроме того, Иран может попытаться перекрыть пролив, отрезав таким образом Израиль от одного из основных морских торговых путей.

Существует и другая опасность: порт Асэб находится на расстоянии 2300 км от Израиля, т.е. на расстоянии полета баллистических ракет, которые сейчас разрабатывает Иран.

Таким образом, в марте Иран, используя создавшуюся в мире новую расстановку сил с большой для себя выгодой, продолжил успешно осуществлять свою политику по созданию основ для превращения страны в ракетно-ядерную супердержаву пока (!) региона.

40.34MB | MySQL:91 | 1,090sec