Президентские выборы во Франции: перспективы для местной еврейской общины и Израиля

В предстоящее воскресенье во Франции пройдет первый тур президентских выборов. Если по его итогам не удастся определить однозначного победителя, то второй раунд борьбы за ключевой пост состоится через две недели – 24 апреля. Согласно последним данным опросов общественного мнения, проведенным на днях, пока предпочтение избиратели отдают действующему лидеру Э.Макрону, хотя его ближайшая преследовательница М. Ле Пен («Национальное объединение») за последнее время довольно стремительно набирает голоса. Так, по статистике, опубликованной в середине текущей недели, разрыв между кандидатами составляет порядка 5% голосов, в то время как еще в конце прошлого месяца он превышал 10%. При этом параллельно фиксируются две тенденции: потеря политических очков нынешним президентом и увеличение электоральной базы его соперницы.

Для Израиля исход этой борьбы имеет значение, как в силу стратегии Пятой республики на Большом Ближнем Востоке, так и в связи с собственными амбициями интенсифицировать диалог с Европой. Вместе с тем, как отмечает израильский эксперт Д.Шарбит из Открытого университета Израиля, общественность в целом не проявляет большого интереса к этому голосованию, поскольку Франция не воспринимается как государство-гарант безопасности, подобный США или Германии. Здесь следует, как кажется, добавить еще и то, что в сравнении с Вашингтоном или Берлином Париж более критичен в отношении мирного процесса, а лидеры страны последних лет не отличались тесными личными контактами с Израилем как Д.Трамп или А.Меркель.

Э.Макрон – знакомый для Израиля политик, с которым в целом сложился конструктивный диалог. Более того, есть мнение, что это общение способно развиться после ротации глав правительств ближневосточного государства, однако вероятность воплощения такого сценария на практике зависит от внутриполитической ситуации в самом Израиле, где коалиция вдруг лишилась большинства, что повышает вероятность новых досрочных выборов. Кроме того, имеется еще несколько потенциально негативных факторов, касающихся переизбрания нынешнего лидера. Первый из них заключается в том, что акцент региональной политики Парижа при Э.Макроне вновь не будет смещен на Израиль и его поддержку, а на переднем плане окажется весьма вероятно Северная Африка и Ливан. Надо полагать, что политик продолжит отказываться от выдвижения собственной мирной инициативы, как уже обещал это на старте теперь уже завершающейся каденции, хотя критику поселений, важных в том числе для нынешней коалиции в Израиле, это не снимет.

Вторая проблема – антисемитизм. Еще в 2019 г. Э.Макрон делал заявления, в которых анонсировал различные меры борьбы с этим опасным явлением, а также соглашался признавать формой его проявления антисионизм. Однако, согласно опросу, проведенному Французским институтом общественного мнения по заказу Американского еврейского комитета (AJC) и опубликованному в начале года, 82% французских евреев считают, что антисемитизм в стране распространен. При этом 68% респондентов сообщили, что пострадали от оскорблений, а 20% — физического насилия. Примечательно, что наиболее часто с нападками любого рода в свой адрес сталкивались представители младших поколений, в том числе школьники.

М.Ле Пен, на этом фоне явно пытается побороться за голоса данного сегмента избирателей, обещая принять действительно работающие меры для обеспечения безопасности «французов иудейской веры», как она определила общину в одном из интервью. Однако ее риторика не сулит каких-либо заметных позитивных трансформаций в отношении Израиля. В частности, кандидат не готова признавать столичный статус Иерусалима или переносить туда посольство Франции. Любопытно, что, судя по высказываниям, ей ближе не деление города на Западный и Восточный с частичным признанием претензий на него сторон конфликта, а, казалось бы уже забытый режим кондоминиума с международным контролем, что основано на религиозной важности города. Разумеется, при этом политик придерживается принципа «двух государств для двух народов», а в вопросах СВПД, согласна признавать израильские опасения, но не готова поддерживать отказ от «ядерной сделки».

Есть и еще одно важное обстоятельство, влияющее уже на общину, а именно М.Ле Пен выступает против ритуального забоя во Франции, аргументируя свою точку зрения правами животных. При этом она полагает, что существующие потребности можно будет покрыть за счет импорта. Понятное дело, что «французы иудейской веры» смотрят на такой план неоднозначно. Так, в 2012 г. схожая риторика премьер-министра Ф.Фийона о необходимости отказаться от «устаревших» традиций, прозвучавшая, кстате, на фоне президентской гонки, в которой М.Ле Пен противостояла Н.Саркози, привела к объединению лидеров религиозных общин иудеев и мусульман.

Любопытен в нынешней борьбе и еще один кандидат, пусть он и не претендует на лидерство. Речь идет о французском то ли Д.Трампе, то ли Б. Сендерсе  — Э.Земмуре (партия «Реконкиста»). Крайне правый политик, публицист, родившийся в семье евреев-выходцев из Алжира, выступает за ограничения в области миграции и критикует ЕС. При этом, несмотря на заметное сходство с предвыборной программой М.Ле Пен считается, что его призывы такого рода в силу происхождения  были бы восприняты обществом более лояльно, чем из уст конкурентки.

Несмотря на то, что заметного акцента на своем еврействе Э.Земмур не делает, к вопросам антисемитизма кандидат весьма внимателен. Главным примером здесь является деятельность его помощницы С.Кнафо, фактически и ведущей всю предвыборную программу. Она, подобно руководителю, представляет общину восточных евреев, мать девушки, будучи беременной ее братом, подверглась нападению, в результате которого ребенок родился с тяжелой инвалидностью и рано умер. С.Кнафо уделяет большое внимание работе со школами, что напрямую отвечает запросу общины, если принять во внимание приведенную выше статистику антисемитизма. Наконец, она обращает внимание на репатриацию французских евреев в Израиль, полагая, что причина ее заключается не в финансах  или боязни насилия, а в идентичности, то есть в том, что в реальности данный сегмент в общество недостаточно интегрирован или не чувствует себя таковым.

Исходя из сказанного, возникает вопрос, почему, в целом относительно успешная предвыборная программа не дает Э.Земмуру стать фаворитом. Причин здесь несколько, в том числе сильный правый политический уклон, который в сегодняшней Европе воспринимается опасным. Более того, возвращаясь к оценкам Д.Шарбита, данный кандидат считается с точки зрения Израиля неподходящим на том же основании, вероятнее всего, из-за аналогий с венгерским В.Орбаном, хотя различный между ними, как кажется больше. Вторая причина требует еще одно сравнения, а именно Э.Земмур – своего рода еще и французский А.Либерман, долгое время остававшийся заложником секторальной политики, которая в начале создавала для него основную электоральную базу.

В целом от всей предвыборной гонки, независимо от количества претендентов на ключевой пост, которых в общей сложности 12, Иерусалим рассчитывает получить лишь определенную стабильность и преемственность в двусторонних отношениях. Связано это, судя по всему, с характеристиками наиболее популярных кандидатов, которые предположительно пройдут во второй тур. С точки зрения национальных интересов ближневосточного государства, заметных трансформаций региональной стратегии Пятой республики в его пользу, они, скорее всего, не произведут. Вопрос антисемитизма, в свою очередь, опасная и комплексная проблема, решать которую необходимо будет президенту, кто бы им не стал, для чего необходимо поддерживать контакт с Израилем, независимо от конфигурации тамошнего правительства.

52.6MB | MySQL:103 | 0,495sec